16.05.2018, 12:10

Первая четверть. Откуда у банков рекордная прибыль


Фото: НБУ

Банки могут закончить год в плюсе после четырех лет убытков

Банковская система получила 8,7 млрд грн прибыли в первом квартале, это рекордный показатель в истории. Прошлый год банки закончили с убытком в 26,5 млрд грн, львиная доля тогда пришлась на ПриватБанк – 23,9 млрд грн. По итогам квартала Приват – самый прибыльный банк страны.

После четырех лет убытков у банковской системы есть все шансы получить итоговую прибыль в 2018-м, говорят опрошенные LIGA.net аналитики. Что может этому помешать? 

Прибыль не для всех

ПриватБанк возглавил топ прибыльных банков с результатом 3,7 млрд грн. Дальше по списку с большим отрывом идут «иностранцы» - Райффайзен Банк Аваль, ОТП и Укрсиббанк. Замыкает первую пятерку ПУМБ Рината Ахметова.

"Финстабильность и слабый рост экономики создали благоприятные условия для банков, – считает член исполкома Украинского общества финаналитиков Виталий Шапран. – Что касается ПриватБанка, то он преодолел зону дискомфорта и уже может задумываться о расширении кредитования».



Наиболее высокие показатели доходности работающих активов (14-16%) продемонстрировали небольшие финучреждения, отмечает банковский аналитик YouControl Роман Корнилюк. У топ-5 крупнейших - цифры ниже, в среднем 11,5%, добавляет он.

В НБУ отмечают, что главным фактором прибыльности системы стало сокращение затрат на резервы под проблемные кредиты до 1,1 млрд грн по сравнению с 8,1 млрд в первом квартале 2017-го. Это дает основания рассчитывать на общую прибыль системы по итогам года, говорит Корнилюк.

Читайте также: Почему суд отстранил замглавы НБУ Рожкову

Количество убыточных банков в первом квартале сократилось до 14-ти, в конце 2017-го таких финуреждений было 18. В их числе и крупные банки – Проминвестбанк, Укрсоцбанк и Кредит Днепр.

В первом квартале операционная прибыль до формирования резервов в системе снизилась на 13,3% до 10,8 млрд грн, отмечается в майском «Обзоре банковского сектора» НБУ. Причина сокращения – в увеличении расходов банков, в том числе на оплату труда, отмечает глава аналитического департамента Adamant Capital Константин Фастовец.

«Расходы на зарплату по всей стране выросли на 26% год к году, – поясняет Фастовец. – Это одна из причин сокращения операционной прибыли, которая равна разнице между всеми доходами банка и его операционными расходами».

Читайте также: Скрытая деноминация. Зачем гривню переводят в металл

Рост затрат на персонал банки компенсируют сокращением других расходов. Особенно это касается финучреждений с госкапиталом, которые активно ужимают филиальную сеть и избавляются от крупных затрат на судебные процессы с заемщиками, начатые в первые годы кризиса, рассказывает старший аналитик ICU Михаил Демкив.

Спор за резервы

Несмотря на общий тренд на расформирование резервов, 42 банкам из 82 работающих пришлось увеличить отчисления под проблемные кредиты. В НБУ это объясняют переходом на новые принципы учета МСФО 9 и считают его влияние единоразовым.

«С начала года доля неработающих кредитов выросла на 1.8 п.п. до 56.4%, – говорится в отчете регулятора. – Часть начисленных, но не уплаченных процентных доходов перенесена в счет резервов».

Читайте также: Чья свобода важнее. НБУ и рынок спорят о валютном законе

Новый стандарт заставляет банки более жестко оценивать кредитные риски, что заметно по росту объема кредитов 10 класса заемщиков, но реальный объем плохой задолженности в первом квартале действительно радикально не увеличился, отмечает Фастовец. «Фактически чистый NPL-портфель вырос незначительно, но за счет резервирования начисленных процентов и измнениея обменного курса увеличился валовый объем неработающих кредитов в долларовом эквиваленте – на 12% за квартал», – поясняет он.



ПОЛЕЗНЫЕ ДАННЫЕ. Финансовый класс заемщика – метод оценки платежеспособности должника банка, основанный на положениях 351 Постановления НБУ от 30 июня 2016 года. Дефолту конкретного кредита соответствует 10 класс заемщика для юрлиц и 5 – для физлиц.

Нацбанк не берется оценивать степень влияния МСФО 9 на показатели банков, отмечая, что переход будет длиться до конца года, поэтому результаты первого квартала можно считать предварительными. По словам Демкива, отдельные банки уже показали эффект от нового стандарта: в частности, Сбербанк зафиксировал 1,2 млрд грн потерь.

Читайте также: Дело техники. Как банки пострадали от перехода на евростандарт

«МСФО 9 – это очень спорный стандарт, поскольку понятие цены по тем же кредитам на нашем рынке так размыто, что по номиналу мы обычно платим 0% годовых, в то время как эффективная ставка со всеми комиссиями начинается от 50%, – говорит Шапран. – Поэтому всегда есть вероятность, что часть оценок будут заниженными, другая часть – завышенными».

По его оценке, для полной адаптации к МСФО 9 банкам понадобится 3-4 года.

Вечная история

Еще одно решение Нацбанка, который в первом квартале резко увеличил учетную ставку с 14,5 до 17%, заметно повлияло на показатели крупнейших госбанков. Ощадбанк и Укрэксимбанк сработали в первом квартале с прибылью, но сократили ее по сравнению с январем – мартом 2017-го. Укрэксимбанк также увеличил отчисления в резервы на 33%.

«Результаты госбанков ухудшились из-за больших портфелей ОВГЗ, – поясняет Фастовец. – В связи с повышением учетной ставки НБУ справедливая стоимость финансовых инструментов в гривне сократилась, что привело к убыткам. Например, Ощадбанк потерял от такой переоценки 2,5 млрд грн».



Несмотря на крупнейший портфель ОВГЗ, ПриватБанку удалось компенсировать эффект переоценки за счет серьезного роста процентного (в два раза по сравнению с 4 кварталом 2017-го) и комиссионного дохода. Еще одна причина – курсовые разницы по долларовым активам, валютным депозитам, допускает Фастовец.

Другие факторы которые будут сдерживать прибыльность Ощада и Укрэксима в будущем – традиционно низкая эффективность доходности и управления расходами, отмечает Корнилюк.

«Общая чистая процентная маржа (Net Interest Margin, - Ред.) госбанков без учета Привата – 2,9%, это самый низкий показатель на рынке, – говорит Корнилюк. – У европейских банков в 1 квартале Net Interest Margin была на уровне 9,7%, у частных украинских – 7, 7%, у  дочек российских госбанков – 7%. У Привата – 3,9% в годовом выражении».

Читайте также: Государство хочет уйти. Кому поможет новая стратегия госбанков

Еще один показатель – процентный доход на 100 грн активов, говорит Демкив. Среди госбанков только Укргазбанк зарабатывает больше 10 грн с каждой сотни, рассказывает он. У Укрэксима показатель составляет 7,89 грн, у Ощадбанка – 8,85 грн, у Привата – 9,65. Среди крупнейших банков ниже цифры только у ВТБ, Укрсоцбанка, Проминвестбанка – 3,77, 6,17 и 7,8 грн соответственно.

«Для меня это один из самых примечательных показателей, он показывает качество кредитного портфеля, – говорит Демкив. – У ВТБ оно очень низкое, процентного дохода крайне мало. У Альфы, например, показатель высокий – 13,21 грн, что связано с высокой долей розничных кредитов».

Также у госбанков медленно снижается соотношение процентных расходов к процентным доходам (Interest Cost to Income Ratio) - 70,5%. В то время как у европейских - 31,8%, у российских – 40,4%, у частных украинских – 42,8%, добавляет Корнилюк.

Читайте также: Счет за покрышки. Зачем Жеваго ликвидирует Росаву

Показатели Ощада и Укрэксима и дальше будут зависеть от монетарной политики НБУ, отмечает Фастовец. Усугубляет ситуацию их возможная докапитализация. Объем признанного кредитного риска и соответствующих отчислений в резервы, от чего зависит потребность в допкапитале, часто является больше политическим решением топ-менеджеров, чем не отражением реального финансового состояния банков, говорит Корнилюк.

«Риски докапитализации Привата после судебных решений минимальны – они почти полностью покрыты ОВГЗ, – считает Шапран. – Результат Укрэксима и Ощада не показателен: много раз они показывали прибыль в несколько десятков миллионов, а затем обрывали все это новостями о докапитализации на миллиарды. Это уже превратилось в вечную печальную историю».

Сергей Шевчук

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.