06.08.2018, 08:17

Почему не проданы залоги Фирташа, Лагуна, Бахматюка: версия НБУ


Фото: LIGA.net/Андрей Гудзенко

Директор Департамента управления рисками НБУ Игорь Будник - о продаже залогов НБУ, судах с заемщиками-инсайдерами и неудачах Фонда гарантирования

Нацбанк подготовил к продаже большую часть залоговых активов банков-банкротов, которые регулятор получил в качестве обеспечения кредитов рефинансирования, в том числе, во времена банковского кризиса 2014-2016 годов.

В залог Нацбанк принимал кредитные портфели. Среди обеспечения по ним – коммерческая недвижимость, имущественные комплексы заводов, оборудование. Общая задолженность по кредитам из «пула НБУ» - 130 млрд грн.

До сих пор НБУ и Фонд гарантирования, который непосредственно занимается продажей активов Нацбанка, не особо преуспевали в этом: с момента массовой продажи активов банкротов в системе Prozorro в 2017 году продано меньше 3% кредитов Нацбанка.

В Фонде неоднократно заявляли о том, что регулятор тормозит продажу своих активов. В Нацбанке это направление курирует директор Департамента управления рисками Игорь Будник.

В интервью LIGA.net Будник рассказал о ситуации с залогами Нацбанка, ролях НБУ и Фонда в процессе их продажи, а также о новом проекте реализации активов регулятора через американские площадки.

Фото: LIGA.net/Андрей Гудзенко
О продаже залогов НБУ

- Сколько имущественных прав по кредитам банков-банкротов находится в залоге у НБУ?

По состоянию на конец мая общая сумма задолженности по имущественным правам по кредитам, заложенным НБУ, составляла 130 млрд грн.

- Сколько согласовано на продажу?

- 93 млрд грн – на конец мая. Еще по 24 млрд грн Кредитный комитет Нацбанка рекомендовал Фонду гарантирования принять решения о выставлении этих кредитов на продажу. На тот момент решений Фонда еще не было.

- То есть эти все активы – 93 плюс 24 млрд грн уже могут быть проданы?

- Не все. Из согласованных 93 млрд грн торги еще не были назначены по активам где-то на 33 млрд грн.

- Сколько Нацбанк уже продал таких залогов?

- Нацбанк не занимается продажей активов неплатежеспособных банков, это делает Фонд. С начала 2017 года продано имущественных прав по кредитам, заложенным НБУ, на 3,6 млрд.

ПОЛЕЗНЫЕ ДАННЫЕ. В Пул залогов Нацбанка входит обеспечение по кредитам рефинанса, выданного, начиная с 2008 года. Только за три кризисных года с 2014 по 2016 гг НБУ выдавал кредиты рефинансирования 77 банкам на сумму 136,9 млрд грн. Большая часть была выдана в 2014-м – 115,6 млрд грн.

41 банк из числа заемщиков Нацбанка спасти не удалось – все они обанкротились и ушли в Фонд гарантирования вкладов. По данным НБУ, крупнейшие должники регулятора по кредитам рефинансирования – банки Надра (9,8 млрд грн, бенефициар – Дмитрий Фирташ), Дельта (8 млрд грн, Николай Лагун), Финансовая инициатива (7,2 млрд, Олег Бахматюк), Финансы и Кредит (6,3 млрд, Константин Жеваго), Имэксбанк (3,4 млрд, Леонид Климов), VAB (3 млрд, Бахматюк).

Рефинансирование они получали для поддержки ликвидности во время острейших периодов банковского кризиса. Основной вид обеспечения – кредитные портфели с ликвидными залогами. Примеры крупнейших залогов: недостроенный ТРЦ Республика (кредит банка Надра), Белоцерковская ТЭЦ (Финансы и Кредит), Птицефабрика «Киевская» (Финансовая инициатива).

- Активы, которые вы согласовали на данный момент, должны продаваться исключительно Фондом на Prozorro.Sale или у НБУ есть право использовать другие варианты?

- Как и Фонд, мы работаем двумя способами: через Prozorro или через аккредитованных советников. Других вариантов не предусмотрено.

- 24 млрд, переданные Нацбанком в Фонд гарантирования на согласование – что с ними будет дальше, Фонд сразу сможет выставить их на продажу?

- Дирекция Фонда согласует эти активы у себя. Потом окончательное решение о продаже должно принять правление НБУ. То есть это кредиты, по которым Нацбанк рекомендовал Фонду принять решение о продаже. Активы на 93 млрд грн, о которых я говорил, уже можно продавать.

- В чем тогда проблема, почему эти залоги до сих пор не продаются?

- Это вопрос к Фонду. Но, как видите, заявления, что НБУ медлит и что-то задерживает, не соответствуют действительности. Скорее, ситуация обратная.

- Что с оставшимися залогами на 13 млрд грн? Вы их не согласовали и не передали на утверждение Фонду – почему?

- По этим активам еще нет решения дирекции Фонда. Повторюсь: сначала ФГВФЛ утверждает решение о продаже активов, потому НБУ его согласовывает. Не наоборот.

- Цену и формат продажи определяет тоже Фонд?

- Да, но мы должны согласиться с этим.

- Когда, по вашим оценкам, весь пул залогов НБУ выйдет на рынок?

- Большая часть этого массива уже на рынке. Касаемо всего остального, мы надеемся, что каждый актив хотя бы раз будет выставлен на торги до конца этого года.

- Есть какие-то ожидания/планы по объемам продаж?

- Мы не продаем кредиты, это делает Фонд, поэтому планы могут быть только у них. НБУ только согласовывает активы на продажу, повлиять на то, в какие сроки они будут выставлены на торги и проданы, мы не можем.

О работе через американские площадки

- Глава одной из американских площадок, занимавшейся продажей ваших залогов, рассказывал, что в ближайшее время компания снова выставит на продажу часть активов НБУ, которые не удалось продать прошлой осенью. Можете раскрыть детали проекта?

- У НБУ и Фонда будет отдельный пресс-релиз. До этого момента я не могу говорить о деталях.

- Какие выводы вы для себя сделали после осенней неудачи?

- Тогда Фонд, по непонятным для нас причинам, настаивал на том, чтобы торги проходили по принципу английского аукциона со стартовой ценой, равной оценочной стоимости этих кредитов, по которой они были включены в ликвидационную массу банков-банкротов. Какого-либо экономического обоснования такая позиция не имела – Фонд, согласно закону о системе гарантирования вкладов, имеет практически полную свободу в плане организации торгов. Кроме того, процедуры Фонда не позволяли достаточно быстро снизить цену выставленных лотов до рыночного уровня.

ПОЛЕЗНЫЕ ДАННЫЕ. Осенью 2017 года на американских торговых площадках First Financial Network и DebtX состоялись первые торги пулами залоговых кредитов НБУ на сумму 810 и 600 млн грн соответственно. Оба аукциона не состоялись из-за отсутствия покупателей. В Фонде гарантирования объясняли такой результат слишком высокой стартовой ценой торгов. Участники рынка отмечали, что потенциальные предложения инвесторов были в несколько раз ниже минимальной цены каждого из лотов.

- О каких процедурах идет речь?

- На тот момент действовали процедуры, которые предусматривали снижение цен на 10% на каждом последующем аукционе. Следующий аукцион должен был состояться через 3 недели после предыдущего. То есть, приведение стартовой цены к рыночной заняло бы очень много времени.

- Какие еще могли быть варианты, на какой позиции настаивал НБУ?

- Вариантов много: голландский аукцион, аукцион с закрытыми ставками, с минимальной ценой, без минимальной цены.  Обычно проблемные кредиты продаются не на аукционах на повышение с минимальной ценой, а на торгах с закрытыми ставками. Побеждает покупатель, который сделал самую высокую ставку – это позволяет быстро и без проблем найти рыночную цену.

- То есть ваш глобальный вывод с осенних торгов в этом – нужно продавать на аукционе с закрытыми ставками?

- Закрытые ставки – это не просто процедура, по которой давно торгуют во всем цивилизованном мире. Так свои проблемные портфели успешно продавали и работающие украинские банки, в первую очередь, дочки международных банков. Фонд гарантирования несколько лет находится в поиске оптимального метода аукциона вместо того, чтобы воспользоваться стандартной отраслевой практикой. В то же время, я считаю, что так называемый голландский аукцион будет более эффективен, чем использовавшиеся ранее методы.

- Какие у вас есть основания полагать, что с таким подходом торги по вашим активам пройдут более эффективно, чем в прошлый раз?

- Я стараюсь не делать прогнозы. Все будет зависеть от интереса инвесторов.

- Но вы же не просто так хотите повторить проект с американцами.

- Те процедуры, которые сейчас использует Фонд гарантирования, так называемый голландский аукцион, основаны на идеях нобелевского лауреата по экономике Роджера Маерсона, который специально был приглашен в Украину для помощи с продажей проблемных активов. То, что у Фонда называется «голландский аукцион», собственно, и использует механизм закрытых ставок, просто он содержит предварительный голландский этап. Закрытые ставки – это более эффективно, чем английский аукцион, поэтому, конечно, мы рассчитываем, что, как минимум, рыночную цену продаваемых активов удастся найти быстрее.

- Работой американских советников вы довольны?

- Абсолютно. Все прошло на самом высоком уровне, они сделали очень качественный продукт: провели due diligence активов, подготовили хорошие маркетинговые материалы, создали виртуальную базу данных, организовали встречи с целым рядом инвесторов за пределами Украины.

- Как Нацбанк финансово участвует в этих проектах?

По закону, Фонд имеет право на компенсацию затрат со стороны обеспеченных кредиторов, связанных с продажей заложенных им активов. Это касается абсолютно всех активов НБУ, вне зависимости от того, где и как они продаются – будь то Prozorro или советники.

- О каком порядке сумм идет речь?

Согласно нормативным документам Фонда, находящимся в публичном доступе, обеспеченные кредиторы компенсируют Фонду определённый процент от продаж.

О судах с заемщиками

- Из ваших слов создается впечатление, что НБУ в ситуации с продажей ваших залогов мало на что влияет и остается заложником ситуации.

- Согласно закону «О системе гарантирования вкладов», продажей активов ликвидируемых банков занимается Фонд гарантирования. Единственное, что может сделать Нацбанк, как обеспеченный кредитор – согласно закону «О залоге» согласовывать порядок и начальную цену продаж. Не более того.

- Но были же случаи, когда НБУ отказывал в продаже конкретных активов несмотря на обращения Фонда и потенциальных покупателей. Есть пример залога Дельта Банка – Крымской девелоперской компании, по которой ФГВФЛ дважды инициировал продажу, вам также писала компания-покупатель. Вы при этом рекомендовали ей обратиться в Фонд, хотя у НБУ на руках была просьба последнего о согласовании продажи и все зависело только от регулятора. Объясните логику действий Нацбанка на этом примере.

- Такие письма мы пишем абсолютно всем покупателям, которые к нам обращаются. Причина простая – информация о выставлении на торги конкретного актива раскрывается Фондом и Prozorro только после того, как его продажа будет полностью согласована. Эту информацию одновременно видит весь рынок. Мы не можем избирательно раскрывать инсайдерскую информацию о том, как проходит согласование, отдельным потенциальным покупателям. Если Фонд это делает, то на свой страх и риск.

- На свой страх и риск? Что тогда будет?

- Возможны риски нарушения законодательства с их стороны.

- Как распределяются ваши с Фондом роли в судебных разбирательствах, где речь идет о попытках выведения активов из-под ваших залогов?

- Все судебные разбирательства с заемщиками ведет Фонд, точнее ликвидируемые банки, которые являются кредиторами.

- В качестве кого тогда выступает НБУ, в ситуациях, когда есть явный риск потери ценного залога/сокращения его стоимости? Как Нацбанк участвует в таких спорах, что предпринимаете?

- В таких ситуациях Нацбанк может выступать как третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований.

- Как много таких процессов, какие из них самые резонансные?

- Около 500, о сути каждого из них я не могу сейчас говорить в деталях.

- В Фонде недавно говорили, что отдельные собственники банков-банкротов проявляют конструктивную позицию и не отказываются платить по своим обязательствам, пытаясь договориться. С вами контактировали представители таких “топ-должников”, возможно кто-то инициировал переговоры?

- Я не понимаю, в чем заключается конструктивная позиция людей, которые после захода в банк временной администрации перестают обслуживать собственные кредиты. Если кредит обслуживается – это конструктив. Но на данный момент по инсайдерским кредитам должники не платят ничего.

Сергей Шевчук

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.