USD:  26.91  27.16   EUR:  31.74  32.24

Гривня девальвирует. Но не сейчас

Владимир Золоторев, публицист
16.09.2013 16:45
В условиях финансового кризиса ущерб налогоплательщиков прямо пропорционален активности властей

В медиа недавно горячо обсуждался анализ перспектив гривни, выданный российским Сбербанком. Попутно обсуждалась возможность некой диверсии со стороны России, направленной на финансовую дестабилизацию Украины и даже на "обвал гривни", что бы ни означало это словосочетание.

Возможно ли такое? Если да - то каковы последствия? И можно ли противодействовать такой политике?

Деньги на доверии

Для того, чтобы немного порассуждать на эту тему, нам необходимо сказать несколько слов о современной финансовой системе и ее основе - так называемом "частичном резервировании".

Мы привыкли жить в мире, в котором финансовый сектор всегда очень уязвим к любой информации по поводу своего состояния. Финансисты  переживают, когда начинают циркулировать  "нездоровые слухи", и все они крайне высоко ценят "доверие к банковской системе и финансовому сектору в целом", повторяя это, как заклинание. Откуда такое внимание к доверию и с чем это связано? Почему "слухи" и их последствия в виде "паники" способны в мгновение ока устроить парочку-другую банкротств, а то и  целый кризис?

Дело в том, что наши бумажные валюты - это продукт банковской системы с частичным резервированием. Это означает, что деньги на вкладах до востребования "резервированы частично", то есть используются банками в своих целях, как правило, для кредитования третьих лиц. То есть, если вы положили 100 гривен в банк на счет до востребования, то при норме резерва 10% реально у вас 10 гривен, а остальные пошли гулять по рынку. В гипотетической ситуации "если все придут за своими деньгами", банк окажется не в состоянии выполнить свои обязательства. Именно с этим обстоятельством и его бесчисленными производными связано трепетное отношение к доверию и разным нехорошим слухам.

Неподготовленные (да и подготовленные) читатели часто начинают в этом месте рассуждать о "банковских ячейках" и тому подобном. Речь идет не о физической сохранности ваших банкнот, а о сделке, в которой вы с помощью банка управляете своими средствами. Самый простой пример здесь - расчетные счета предприятий. Вы получаете удобство управления, банк получает плату за то, что проводит операции - вот в чем суть сделки, о которой идет речь.

Разумеется, банки не воруют непосредственно ваши банкноты, они поступают по другому - при резерве 10% они сохраняют на вашем счету ваши 100 гривен и на основании того, что они лежат на счету, дорисовывают еще 90 ранее не существовавших гривен, как правило, в виде кредита. Вот эти 90 гривен называются "фидуциарными деньгами", то есть деньгами, существующими "на доверии", ибо они будут приниматься к расчету до тех пор, пока их владельцы верят в то, что банк в состоянии выполнить свои обязательства. На самом деле, банковская система произведет куда больше денег из воздуха, ибо 90 гривен станут депозитом в другом банке, который на основании этого счета при той же норме резерва произведет 81 гривну и так далее.

Тому, что не меняем спички на соль в подворотне, мы обязаны исключительно неэффективному государству и отсутствию национального лидера

Проще всего механику такого резервирования пояснить на примере золотых денег. Когда вы положили в банк 100 гривен золотом, он выдал вам расписку на предъявителя (банкноту). Кроме того, на основании вашего вклада, следуя своему правилу держать в запасе 10% депозитов для удовлетворения текущих потребностей вкладчиков, банк выдал расписками в кредит еще 90 гривен (и даже больше, в зависимости от того, сколько его расписок попало к нему же на счета в качестве депозитов). Итого, имеем минимум 190 гривен обязательств на золото против 100 гривен золотом. То есть, если требования на погашение расписок в какой-то момент превысят 100 гривен, банк обанкротится. В такой системе слухи, домыслы и прочее имеет огромное значение.

Для банка с полным резервированием слухи, домыслы и набеги на банки не страшны. Даже если все владельцы счетов до востребования заберут свои деньги, у такого банка останется прибыль от финансового посредничества, то есть от операций с деньгами, выданными ему в кредит (то, что сегодня называется "срочным вкладом"). Классика жанра в этом смысле - банк Амстердама, благополучно переживший два больших набега, связанных с перспективами французской оккупации.

С 19 века, когда правительства раскусили прелести частичного резервирования, они стали спокойней относиться к этой практике (которая до этого времени, в основном, справедливо, считалась незаконной). Собственно, идея государственного (позже - центрального) банка вызвана пониманием того, что государство может легко удовлетворять свои постоянно растущие потребности за счет простого "печатания банкнот".

В общем, тот порядок существования бумажных валют, который мы привыкли считать само собой разумеющимся, есть результат длинной цепочки политических решений, принятых в разных странах с начала 19 века и призванных как-то смягчить последствия частичного резервирования в виде экономических кризисов, не отказываясь, в то же время, от такой привлекательной практики. И МВФ со своими правилами, и "привязка" гривни, и механизм определения ее курса - все идет оттуда.

Независимость от мнения потребителя

Таким образом, и банковская система, и финансовая система в целом, и государственная денежная единица зависят от доверия. Однако, частичное резервирование - это основа системы, и когда мы сегодня говорим о доверии, то речь идет обо всем, что "наросло" на этой практике за 200 лет.

В 19 веке человек, которому банк отказался выдать золото в обмен на расписку, мог устроить такому банку банкротство, сообщив об этом факте другим владельцам расписок. 200 лет государства учились избегать таких неприятностей. За это время было сделано все возможное для того, чтобы денежная сфера в максимальной степени не зависела от мнения потребителей и, прежде всего, были национализированы деньги, устранено золото и серебро, а финансовая отрасль фактически превратилась в анклав плановой экономики со своим госпланом - центробанком. Современный "простой человек" фактически лишен возможности прямой реакции на качество денежного продукта. Разве что при гиперинфляции его мнение (массовый отказ от денежной единицы) еще влияет на положение дел.

Гривня, как и любая другая бумажная валюта, в перспективе обречена. Весь вопрос - в цене, которую мы уплатим за ее крах

Это совсем не означает, что государства защитились от последствий своей денежной политики. Скорее наоборот, так как ошибки, которые рынок мог бы устранить сразу, накапливаются и обваливаются потом, как снежный ком. Именно поведение обычных граждан, которые ведут себя совсем не так, как хочется строителям макроэкономических моделей, оказывается, в итоге, решающим. Но это долгий процесс. Поэтому, если некто желает подорвать доверие к финансовой системе некой страны с помощью информационных вбросов, то в сегодняшнем мире мишенью должны быть "большие игроки", а не обычные граждане.

Теперь зададим простой вопрос: что из того, что было опубликовано о гривне, не было известно ранее не только "большим игрокам", но и обычным гражданам? Никаких новостей прогнозы Сбербанка не содержали. Правда, хотелось бы увидеть методику расчета вероятности обвала гривни. Все, кому не лень, уже много лет твердят о том, что гривня обвалится. Добавим сюда тот факт, что порог чувствительности современного человека к экономической информации очень высок, а способность делать выводы - крайне низка. Этому много причин, но факт остается фактом. Вот, например, госдолг США оценивается цифрами от 17 до 50 триллионов долларов. Все об этом знают. Что нижняя, что верхняя границы - невообразимые цифры. Понять, что "государственный" долг на самом деле является долгом налогоплательщика тоже не очень трудно. И что? И ничего. Для больших игроков долг - это не проблема, а источник дохода. А реакция маленьких игроков даст результат годы спустя. 

Хуже проигранного сражения только выигранное сражение

В истории с информационными войнами на валютные темы интересна еще одна деталь. Не совсем понятна цель таких действий. Допустим,  "дочки" российских банков на самом деле не коммерческие предприятия, а просто филиалы ФСБ. Допустим, что им удалось путем регулярного давления на украинский межбанк (оставим в стороне цену таких усилий) "обвалить" гривню. Что это означает? Это означает, что гривня станет дешевле относительно доллара, скажем, 12 гривень за доллар. Не тот ли это результат, к которому призывают многие наши экономисты? Понятно, что методы немного не те, но вот цели - вполне. Если говорить о торговле с Россией, то следует помнить, что значительная часть украинских товаров - готовая продукция, в то время как Россия продает нам преимущественно сырье. Кто в таком случае выигрывает от удешевления гривни?

Даже если целью подобных вбросов является не валютный обвал как таковой, а, скажем, дискредитация власти, то вероятные авторы должны быть совершенно незнакомы с украинской реальностью. Накануне евроинтеграционных движений такой вброс только на руку властям, ибо привлекает на их сторону традиционных оппонентов-сторонников евроинтеграции.

Информационные вбросы, имевшие место в начале сентября, никак не влияют на и без того низкое доверие "широких народных масс" к украинским финансам и государству в целом

Ну и, наконец, дефолт как цель. Как мы знаем, никаких процедур, вроде описи имущества и продажи его с аукциона в отношении "суверенных дефолтеров" не существует. Дефолт имеет только политические последствия, при этом для Украины, которая возглавляет большинство экономических рейтингов снизу, такие последствия будут минимальны. Более того, для экономики в целом они будут позитивны. Например, будет еще меньше желающих дать в долг правительству. Если цель состоит в том, чтобы с помощью дефолта сорвать "евроинтеграцию", то, опять же, очевиден противоположный результат. Любые катаклизмы, из которых торчат российские уши, вызывают симпатии на Западе и негодование в Украине. В общем, когда размышляешь над целями возможных диверсантов, то, как говорила Алиса, становится все страньше и страньше.

Откуда исходит действительный вред

В заключение давайте представим, что каким-то чудом неким врагам удалось дестабилизировать финансовую ситуацию в Украине, и начались события, которые денежные власти воспринимают как критические. Что делать в такой ситуации?

Здесь мы сталкиваемся с проблемой, описанной экономистом Людвигом фон Мизесом как "невозможность экономического расчета при социализме". Напомню еще раз: современный центральный банк и денежные власти в целом - это денежный госплан. И, вопреки расхожему мнению, централизация информации и принятия решений означает для системы в целом потерю способности принимать адекватные решения. По той простой причине, что участники системы - не роботы, а живые люди с их собственными планами. Денежные власти просто не понимают, что происходит. И как раз в кризисные моменты это становится наиболее очевидно. Чтобы не занимать много времени и места, просто приведу цитату из книги американского экономиста Тома Вудса о событиях 2008 года. "После того, как законопроект о финансовой помощи (речь идет о самых первых 700 миллиардах - авт.) прошел, министр финансов Генри Полсон повел себя не так, как ведет себя тот, кто контролирует происходящее. Вначале нам говорили, что деньги, выделенные для финансовой помощи, пойдут на выкуп плохих активов у банков и восстановят межбанковские платежи, которые значительно сократились из-за неуверенности одних банков в платежеспособности других. Но когда этот план прошел, они передумали. Стратегия выкупа плохих активов была изменена на выкуп правительством долей банков, даже если банки не хотели продавать. Затем и эта стратегия была оставлена. Стратегия, как было сказано, жизненно важная для экономики, без которой произойдет катастрофа, была быстро и просто забыта". Это текст 2008-го. В дальнейшем случилось много аналогичных событий, включая замечательные количественные смягчения (QE), которых накопилось уже четыре. Если читателю не лень, он может найти их описания в сети и, как правило, он столкнется с идеей "and now - something completely different!" Еще более впечатляющим окажется знакомство с историей Великой депрессии, когда усилиями Рузвельта из одной депрессии сделали две. Иначе как "хаос" эта деятельность обозначена быть не может.

Для нас с вами худшим вариантом является активная и решительная борьба денежных властей с кризисом. Именно отсутствие согласованности и вообще какого-то бы то ни было серьезного желания украинского государства влезать в кризис спасло нас в 2008-м. Конечно, Нацбанк успел навредить в 2008-м, но не так сильно, как мог бы. Тому, что не меняем спички на соль в подворотне, мы обязаны исключительно неэффективному государству, отсутствию национального лидера и прочих вещей, которые так любит прогрессивная общественность.  

Выводы

1.   Современные финансы зависят от доверия в силу свойств самой системы и потому чувствительны к недружественной информации.

2.   Информационные вбросы, имевшие место в начале сентября, никак не влияют на и без того низкое доверие "широких народных масс" к украинским финансам и государству в целом. Эти вбросы также не содержат ничего нового и не способны повлиять на доверие "больших игроков". Это не означает, что кто-то не планирует и не осуществляет неких недружественных в отношении гривни акций. Но автор на месте заказчика таких акций попросил бы этих людей вернуть гонорар.

3.   Средний срок жизни бумажной валюты - 27 лет (доллар в таком качестве существует 40 лет). Гривня, как и любая другая бумажная валюта, в дальней перспективе обречена. Весь вопрос в цене, которую мы уплатим за ее крах.  

4.   Нужно помнить, что за все действия властей всегда платит налогоплательщик. В условиях кризиса ущерб налогоплательщиков находится в прямой зависимости от степени активности властей. Чем она выше, тем больший ущерб понесут граждане.

ЛIГАБiзнесIнформ
Информационное агентство
www.liga.net
Теги: Сбербанк России, Гривня, Золоторев Владимир
Печать
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Материалы, публикуемые в разделе Мнения, отражают исключительно точку зрения их авторов и могут не совпадать с позицией редакции портала ЛІГА.net и Информационного агентства "ЛІГАБізнесІнформ"

Новости партнеров