17.05.2018, 07:40

Экономика или коррупция. Опасен ли закон о номинальном держателе


Фото: Pixabay

Рада расширила доступ иностранцев к ценным бумагам в Украине. Есть ли здесь скрытые риски?

Верховная Рада одобрила создание института номинального держателя – иностранного посредника, который облегчит нерезидентам покупку акций и облигаций в Украине. Закон №6141 принят во втором чтении 15 мая.

Итоговая версия документа вызвала опасения общественников. Юристы ГО Центр противодействия коррупции (ЦПК) заявили, что он допускает анонимную покупку гособлигаций и акций украинских предприятий. Этим могут воспользоваться коррумпированные украинские чиновники и представители российского бизнеса, считает глава ЦПК Виталий Шабунин.

Опрошенные LIGA.net чиновники и участники рынка не разделяют мнение Центра. В Нацбанке отметили, что риски действительно есть, но регуляторы смогут устранить их, усовершенствовав свою нормативную базу.

Зачем нужен закон и действительно ли в нем есть лазейка для коррупционеров?

Что изменили депутаты

Номинальный держатель – это финучреждение, которое имеет право открывать по поручению компаний и физлиц счета в ценных бумагах и инвестировать от их имени в финансовые активы в других странах, говорится в концепции, разработанной Национальным депозитарием (НДУ).

Суть изменений в том, что нерезиденты смогут покупать активы в Украине через свои счета в ЦБ в иностранных банках, написал в своем Facebook министр финансов Александр Данилюк. Как правило, такие услуги предоставляют глобальные кастодианы – крупные банки и финкомпании, работающие на мировых рынках, рассказывает руководитель отдела брокерского обслуживания ICU Евгения Грищенко.

По данным Ассоциации глобальных кастодианов, таких компаний в мире всего 12: банки BNP Paribas, Citibank, Deutsche Bank, J.P. Morgan, Standard Chartered, SEB, Royal Bank of Canada, HSBC, инвесткомпании State Street Bank and Trust Company, BNY Mellon, Brown Brothers Harriman и Northern Trust.

Институт номинального держателя убирает бюрократические барьеры, препятствующие притоку иностранных инвестиций в экономику, поясняет глава набсовета НДУ Игорь Митюков. Чтобы купить активы в Украине нерезиденту до сих пор нужно было либо зарегистрировать здесь юрлицо, либо открыть счет в ЦБ в украинском депозитарии. Весь процесс занимал более 90 дней, уточняют в пресс-службе Нацдепозитария.

«Нерезидентам приходилось приезжать в Украину, проходить полную верификацию в местном банке, затем заводить сюда доллар и конвертировать его в гривню, – рассказывает Грищенко. – Менее сложный, но не такой доходный вариант – кредитные ноты CLN с привязкой к ОВГЗ, которые выпускал, например, лондонский Citibank».

В НДУ обещают, что теперь покупка украинского актива - акций или облигаций - займет у иностранцев не более 7 дней. Основную работу делает кастодиан-номинальный держатель, который заключает договор с депозитарным учреждением в Украине, говорит Грищенко. Хранителем ценных бумаг выступает украинская компания-депозитарий, функция НДУ – регистрация сделок и перехода права собственности, допускает она, уточняя, что точную структуру системы определят регуляторы.

После принятия закона украинский рынок может рассчитывать на дополнительные 100 млрд грн инвестиций от нерезидентов, речь идет преимущественно об ОВГЗ, отмечают в Нацдепозитарии. Сейчас портфель ОВГЗ в собственности нерезидентов оценивается в 11 млрд грн при общем объеме бумаг в 750 млрд, уточняет замглавы НБУ Олег Чурий.

Скрытый бенефициар

Чиновники и участники рынка в целом довольны законом. «Это альтернативна кредитам, механизм, который позволит привлечь деньги в экономику», – написал в Facebook премьер Владимир Гройсман.

Общественные организации указывают на коррупционные риски: закон не стимулирует украинских депозитариев добиваться полной идентификации конечного покупателя ценных бумаг, говорит юрист ЦПК Татьяна Шевчук.

«Иностранное финучреждение обязано передать украинскому банку данные о клиенте и конечном выгодополучателе, но в законе ничего нет об ответственности за подачу неполной или недостоверной информации», – поясняет Шевчук.

По информации главы ЦПК Виталия Шабунина, устранить эту норму мог один из инициаторов законопроекта депутат Павел Ризаненко, но его предложение «с голоса» не набрало голосов из-за позиции фракции Радикальной партии Олега Ляшко и Оппозиционного блока.

Сам Ризаненко уточнил в комментарии LIGA.net, что свою правку он внес с подачи ЦПК, но в законе она глобально ничего не меняла. «Ответственность за нарушение правил идентификации есть: в таком случае украинский депозитарий блокирует все операции по конкретному счету в ЦБ, – говорит Ризаненко. – В Центре, вероятно, спутали понятия «номинального держателя» и «номинального собственника», мы уже пригласили его представителей в парламент для разъяснения норм закона».

Украинский депозитарий действительно имеет право отказаться от сделки в случае, если не удастся идентифицировать клиента, соглашается Шевчук. Но закон не учитывает особенностей договорных отношений между иностранным кастодианом и его клиентом: возможна ситуация, когда банк-нерезидент верифицирует клиента для себя, но раскрывать информацию о нем третьим лицам не будет, возражает она.

«Банк должен проверять клиента и проводить так называемый customer due dilligence, – отмечает Шевчук. – Но, если за этот процесс отвечает иностранная структура, у нашего депозитария появляется возможность закрывать глаза на подобные нарушения».

По данным ЦПК, в первоначальной редакции закона клиенты иностранных номинальных держателей вообще освобождались от процедуры идентификации. Поправку, вокруг которой возник спор, принял финансовый комитет Рады при подготовке документа ко второму чтению.

Надежда на Запад

В НДУ и Нацбанке с трактовкой юристов Центра не согласны. Нормы законопроекта не отменяют идентификацию конечных собственников ценных бумаг, а лишь уточняют некоторые нормы ее проведения, говорит член правления Нацдепозитария Алексей Тарасенко.

НБУ настаивает на том, что идентификация клиента и происхождения его капитала должна происходить отдельно в каждом банке, обслуживающем инвестицию, добавляет замглавы регулятора Катерина Рожкова.

«Номинальным держателем может быть только юридическое лицо, зарегистрированное в ЕС и/или стране, которая является членом FATF, – уточняет Тарасенко. – Согласно Европейским директивам, открытие финучреждением анонимных счетов недопустимо».

Крупные западные банки строго следуют процедуре know your client («Знай своего клиента», - Ред.), причем в европейской практике номинальный держатель обычно в обязательном порядке раскрывает данные о своем клиенте по запросу контрагента, рассказали LIGA.net в пресс-службе ОТП Банка.

На Западе действуют гораздо более строгие правила идентификации, чем в Украине, считает Грищенко из ICU. «Человек не может просто так прийти в европейский банк с мешком наличных и открыть там счет, – говорит Грищенко. – Тем более это трудно сделать юрлицам из «подозрительных» юрисдикций».

Европа постепенно отказывается от соблюдения анонимности собственников банковских счетов, отмечает директор ЮК Софоклеус и Партнеры Консалтинг Алексия Овдиенко. Западные банки вряд ли откажутся от раскрытия информации о клиенте ценой нарушения рекомендаций FATF и правил внутреннего комплаенса ради такой операции, как покупка ценных бумаг в Украине, добавляет партнер ЮК Волхв Виктор Дубовик.

«Несмотря на то, что требования НБУ и НКЦБФР о финмониторинге вполне соотносятся с подходами FATF, идентификация западным номинальным держателем может быть даже более эффективной, чем если бы этим занимался украинский банк», – считает Овдиенко.

Регуляторы рынка должны дополнить принятый Радой закон нормативными документами, которые уточнят процедуру работы номинальных держателей в Украине, отмечает Грищенко. НБУ и НКЦБФР могут установить дополнительные требования к иностранным кастодианам, говорит специалист отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital Сергей Фурса.

«Сразу после вступления закона в силу ничего не произойдет, за дело возьмутся лишь бюрократы, которые будут выписывать процедуры, – поясняет Фурса. – Например, они могут обязать украинские подразделения требовать от номинальных держателей за границей указывать «национальность» денег, чтобы не допустить в Украину тот же российский капитал».

В ОТП Банке отмечают, что для устранения юридических коллизий нужны также изменения в закон «О предотвращении и противодействии легализации доходов, полученных преступным путем», которые детально опишут процедуры идентификации номинального держателя и его клиентов.

В Нацдепозитарии ожидают, что первые контакты с потенциальными инвесторами удастся наладить не раньше осени, отмечает глава НДУ Миндаугас Бакас. В Нацбанке пока не могут уточнить сроки разработки дополнительной нормативной базы, говорит Рожкова.

«Мы пока консультируемся с нашими иностранными коллегами – процедуры идентификации типичны, нам не нужно ничего придумывать, – поясняет Рожкова. – В целом я не думаю, что этот процесс займет у нас много времени».

Сергей Шевчук

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.