05.12.2017, 19:03

Закон на 100 миллиардов. Как "продать" наш фондовый рынок Западу

Андрей Порада
Андрей Порада
член правления Национального депозитария Украины

Что мешает западным инвесторам покупать украинские ценные бумаги

Говорить об украинском рынке ценных бумаг принято с траурным выражением лица. Нам хорошо известно, что объем торгов ценными бумагами несоразмерен с масштабами страны. И в то же время мы видим, что ситуация может измениться достаточно быстро, если удастся привлечь зарубежных инвесторов.

Почему они еще не здесь? Ведь украинские облигации внутреннего государственного займа (ОВГЗ) – это вложения с доходностью 14-15%, которую трудно получить на многих других рынках мира, при этом выплаты гарантированы государством.

Как показывает опыт развития фондовых рынков соседних стран, интерес к инвестициям в государственные ценные бумаги открывает возможности для дальнейшего прямого инвестирования в корпоративные инструменты (корпоративные облигации, акции) компаний, работающих в Украине.

Разумеется, крупные институциональные инвесторы это понимают, они внимательно следят за украинским рынком ценных бумаг. Перейти к активным действиям им не дает главное препятствие – несоответствие инфраструктуры рынка ценных бумаг европейским стандартам. Наиболее отчётливо это проявляется в случае с концепцией номинального держателя. В Украине она попросту отсутствует. Между тем, по оценкам Национального депозитария Украины, внедрение этого института может дать украинской экономике инвестиций на 100 млрд в гривневом эквиваленте.

Читайте также: CEO балтийского Luminor Bank: Удивлюсь, если Приват не разделят

Для того, чтобы ввести в законодательство правовые категории "номинальный держатель" и "счёт в ценных бумагах номинального держателя" парламенту нужно принять законопроект №6141 "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно содействия привлечению иностранных инвестиций". Документ прошел все инстанции, включая Комитет по вопросам финансовой политики и банковской деятельности и Комитет по вопросам предотвращения и противодействия коррупции. Однако в Верховной Раде он до сих пор не был даже поставлен на голосование.

Что такое номинальный держатель? В соответствии с законопроектом, это иностранное депозитарное учреждение, которое зарегистрировано в стране, входящей в состав ЕС или являющейся членом FATF или MONEYVAL – межправительственных организаций, которые борются с отмыванием преступных доходов и финансированием терроризма. В качестве номинальных держателей (кастодианов), как правило, выступают крупные банки, среди них – JP Morgan, Deutsche Bank, HSBC Securities Services, BNP Paribas, входящие в состав Ассоциации глобальных кастодианов (AGC).

После того, как закон о номинальном держателе будет принят, в дело вступит Национальная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР), задача которой будет состоять в разработке нормативной базы, связанной с функционированием счета номинального держателя в системе депозитарного учета (отчетность, финансовый мониторинг). Дальше необходимо установить требования к иностранным финансовым учреждениям, которые могут открыть счет номинального держателя в Украине.

Читайте также: Операция "легализация". Каков статус криптовалют в Украине

Приехать в Украину и напрямую купить активы нерезидент может и сегодня. Но вход в украинскую юрисдикцию для иностранного инвестора зачастую не оправдан, как с точки зрения операционных затрат, так и относительно критериев риск-менеджмента. Наше законодательство позволяет открывать только прямые счета. Для этого необходимо собрать большое количество документов, пройти сложную процедуру идентификации. К этому добавляются риски, связанные с противоправными действиями и прочие реалии украинского рынка.

Внедрение концепции номинального держателя уберет эти риски и упростит нерезидентам доступ к украинским ценным бумагам. Объемы документооборота будут сведены к минимуму. Механизм покупки актива в таком случае заключается в том, что сначала нужно завести в страну финансовый ресурс, а затем дать распоряжение посреднику (кастодиану) на приобретение интересующего актива.

Важно отметить, что работа через кастодиана нужна только нерезидентам. Теоретически можно, конечно, предположить, что какой-нибудь украинский инвестор попробует войти на местный рынок через посредника. Но, во-первых, большинство украинских компаний не соответствуют критериям, в соответствии с которыми члены AGC отбирают клиентов (им просто не откроют счета). Во-вторых, не существует разумных причин для того, чтобы резидент нес дополнительные расходы на оплату посредника.

Читайте также: Украина в Стране чудес: почему Минфин ведет нас к дефолту

Периодически озвучиваются опасения, что номинальные держатели вольно или невольно могут послужить сокрытию доходов. Но на самом деле, и при нынешнем законодательстве мы не знаем многих реальных владельцев ценных бумаг. Законопроект №6141 напротив обязывает кастодианов раскрывать информацию о конечных собственниках активов.

Сейчас инвестиции в ОВГЗ выглядят так: треть выкупают частные инвесторы; оставшаяся доля, то есть две трети, принадлежит Национальному банку Украины. По оценкам Нацдепозитария, которую мы провели вместе с крупными украинскими брокерами, зарубежные инвесторы с помощью кастодианов могут взять на себя приблизительно 30% ОВГЗ. Все это – часть "доли" НБУ, который вынужден покупать эти бумаги для поддержания бюджетного процесса.

Это около 100 млрд грн. Цифра внушительная, но дело не только в ней. Финансовые вливания в валюте, которые принесут с собой нерезиденты, помогут стабилизировать курс гривни и ускорят либерализацию валютного регулирования. Получаемые в гривне дивиденды, можно снова вложить в украинскую экономику – это стимулирует банки к разработке новых финансовых инструментов, которые можно предложить иностранным инвесторам, что оживит рынок ценных бумаг. А это шанс уже сегодня начать сокращение государственного долга.

Андрей Порада,
член правления Национального депозитария Украины

Теги:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.