22.06.2018, 09:00

Валюта вышла из декрета. Пять мнений о новом законе


Фото: НБУ

Закон "О валюте" сменит Декрет Кабмина, который действовал с 1993 года. Что это значит для рынка?

Верховная Рада одобрила закон "О валюте и валютных операциях" – за президентский законопроект проголосовало 228 депутатов. Чтобы пройти все стадии рассмотрения в парламенте документу, который Петр Порошенко подал в Раду с пометкой «неотложный», понадобилось три месяца.

Закон поддержало большинство депутатов от фракций БПП, Народный фронт и Радикальной Партии. Представители объединения Самопоміч и фракции Батькивщина преимущественно воздержались от голосования. Против проголосовали четыре внефракционщика, восемь депутатов от Оппозиционного блока и один депутат от фракции Самопоміч.

В НБУ, который участвовал в подготовке документа, приветствовали решение депутатов. Сторонники принятия закона отмечают, что он отменяет действие устаревших Декрета Кабмина о валютном регулировании от 1993 года, а также закона "О порядке осуществления расчетов в иностранной валюте" от 1994 года, что открывает возможности для полноценной либерализации валютного рынка.

Вместе со старыми законодательством уйдет и ряд давних ограничений. Среди них – индивидуальные лицензии для физлиц на операции с валютой, валютный контроль для сделок на сумму ниже 150 000 грн, обязательная регистрация кредитов от нерезидентов, право налоговых органов полностью останавливать внешнеэкономическую деятельность компаний за нарушение сроков возврата валютной выручки (эту санкцию заменили пеней).

Графика: НБУ

Основной посыл авторов документа – разрешено все, что прямо не запрещено. Но когда этот принцип заработает на практике – зависит от желания самого регулятора. Суть нового валютного законодательства в том, что именно НБУ своими подзаконными актами будет управлять свободой рынка. 

Нацбанк и раньше мог вводить/снимать ограничения своими постановлениями. Но часть из регуляций была ему неподвластна, поскольку они закреплялись на уровне законов. Теперь НБУ может на свое усмотрение предпринимать "меры защиты" валютного рынка на срок до шести месяцев без ограничений в пролонгации. Сам 13-страничный закон описывает только общие положения валютного регулирования. 

Это ключевая претензия его критиков. Главное их опасение - рынок получит "либерализацию на бумаге", поскольку НБУ не намерен отменять большую часть действующих сейчас валютных ограничений. Такая позиция противоречит общему либеральному духу закона, считает замдиректора Центра экономической стратегии Мария Репко.

Согласно принятому закону, НБУ формально должен учитывать мнение Совета финансовой стабильности (консультативный орган, существующий с 2015 года, в него входят: глава и замглавы НБУ, министр и замминистра финансов, главы НКЦБФР, Нацкомфинуслуг и ФГВФЛ) о том, оправданы ли определенные ограничения в конкретных экономических условиях. Но последнее слово остается именно за Нацбанком.

В ответ на критику в Нацбанке отмечают, что регулятору важно быстро реагировать на валютные потрясения, но предвидеть какие меры могут понадобиться для этого в будущем - невозможно, рассказывал в интервью LIGA.net замглавы НБУ Олег Чурий.

Что для Украины означает закон, обещающий валютную либерализацию? LIGA.net собрала пять мнений о новом документе.

 

Яков Смолий, глава НБУ                          

Закон "О валюте и валютных операциях" создаст прозрачные и безопасные условия для ведения бизнеса в Украине и откроет двери иностранным инвесторам. Украинцы получат право инвестировать в ценные бумаги на глобальных рынках и размещать средства на счетах любых банков мира.

Действительно, это не произойдет за один день – мы будем убирать ограничения постепенно и осторожно, чтобы не навредить финансовой стабильности. Но принятие закона дает "зеленый свет" к отмене наиболее болезненных ограничений сразу после вступления в силу.

Вместе с тем, большая свобода в проведении валютных операций означает большую уязвимость экономики к различным шокам, предусмотреть которые невозможно. Для этого у НБУ есть возможность своевременно и эффективно реагировать, предотвращать кризисы независимо от их природы.

Мария Репко, замдиректора Центра экономической стратегии

Нацбанк смог отстоять ключевые позиции, за которые он ратовал. Я изначально говорила, что это будет не самый лучший исход для рынка, – к сожалению, так и получилось. Нужно еще дождаться итогового текста документа, но судя по предварительным параметрам закона, либерализация будет зависеть не от норм законодательства, а от воли НБУ. Если он захочет, рынок станет действительно свободным, если нет – мы и дальше будем вечно бояться оттока капитала и плескаться в своем «постсоветском бассейне».

Безусловно, есть и позитив: НБУ получил возможность быстро реагировать на кризисы, оперативно влиять на ситуацию на валютном рынке. Но здесь скрыта и обратная сторона медали: как показывает практика, Нацбанк очень медленно отказывается от ограничений, заставляя рынок адаптироваться к ним в постоянном страхе, что завтра условия снова могут ужесточиться.

Хотя, конечно, сам дух закона дает нам все возможности для того, чтобы стать полноправным участником глобального финансового рынка.

Гжегож Шатковски, предправления Кредобанка

Банки долго ждали валютной либерализации – для нас это важно, особенно в части ограничения внешних операций. Здорово, что закон о валюте основан на позиции, что "можно все, что прямо не запрещено" – посмотрим, как Нацбанк на практике будет следовать этому принципу.

Я согласен, что у регулятора должен быть определенный инструментарий – решения, которые он не обязан с кем-либо согласовывать. Но сферу влияния НБУ желательно было прописать в законе, чтобы регулятор не мог заниматься несвойственной ему работой, а ограничивался только банковским регулированием. Но в целом, направление движения похвальное.

Сергей Фурса, специалист отдела продажи ценных бумаг Dragon Capital

Закон о валюте станет вторым после закона о номинальном держателе важным шагом на пути интеграции Украины в мировые рынки капитала. Это будет непростой путь, он будет полон ошибок, потому что это новый путь для страны. Но это не значит, что либерализация – это плохо. А лишь значит, что мы должны были пройти все это гораздо раньше. 

Здравый смысл побеждает и в украинском парламенте. 25 лет украинские чиновники говорили, что мы слишком инфантильны и нам нельзя давать либеральный рынок. Не стоит переживать, что после либерализации рынка деньги из Украины побегут в оффшоры – они и так всегда находили пути для того, чтобы выйти из страны.

Тарас Кириченко, предправления Правэкс-Банка

Демонтаж Декрета о валютном регулировании, который в 93-м году принимался на полгода, а в итоге просуществовал 25 лет – это однозначная победа. Что касается полномочий Нацбанка, я считаю, что он должен иметь право реагировать на кризисы быстро. И если надо - жестко. Идеи в стиле «извещать об ограничениях за несколько дней до их введения» – это, мягко говоря, не то, что нужно нашему склонному к панике рынку.

Другое дело, что нам не хотелось бы, чтобы НБУ злоупотреблял с пролонгацией ограничений. Пока непонятно, как это будет работать, но уже хорошо, что такие решения регулятор должен обосновывать хотя бы перед Советом финансовой стабильности и вообще принимать по поводу ограничений коллегиальное решение. Для рынка это важный момент. Потому что, если у вас кровотечение и вы накладываете жгут на 20 минут, причем делаете это быстро, вы спасаете жизнь. Но если вы живете со жгутом на руке 20 лет, это, скорее всего, закончится ее отмиранием.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.