10.07.2015, 08:52

Банки судятся с РФ за потери в Крыму: есть ли шансы на успех

44074_image_large.jpg

ПриватБанк и Ощадбанк намерены стребовать с России компенсацию за утерянное в Крыму имущество. Юристы разъяснили, есть ли перспектива у этих исков

В среду, 8 июля, премьер-министр Украины Арсений Яценюк сообщил, что Ощадбанк подает на Россию в международный суд с требованием выплатить компенсацию за потерянные в оккупированном Крыму активы. Правда, несколько позже пресс-служба Ощадбанка поправила премьера, уточнив, что речь идет пока не об иске, а о предъявлении претензий в порядке досудебного урегулирования спора.

В тот же день ПриватБанк также уведомил о том, что намерен получить от РФ компенсацию за оставшееся на территории аннексированного полуострова имущество. В данном случае имеется в виду именно рассмотрение дела в международном арбитраже - в Гааге.

Иск Привата - первый случай, когда украинская компания пытается получить со страны-агрессора компенсацию за захват активов в Крыму.Остальные пока или готовят доказательную базу, или же внимательно наблюдают за инициативой Привата.ЛІГАБізнесІнформ поинтересовалась у юристов, какие перспективы исков ПриватБанка и Ощадбанка и когда можно ждать решения международных судов.

Читайте также: Кто поможет Коломойскому отсудить у России компенсацию 

Дмитрий Шемелин, юрист юридической фирмы Ильяшев и Партнеры

К сожалению, пресс-релизы украинских компаний в вопросах международного права часто страдают неточностями. Вот, к примеру, почти одновременные сообщения от Ощадбанка и ПриватБанка о якобы подаче исков против России в международные суды могут создать впечатление, что банки неожиданно выступили единым фронтом против агрессора. Скорее всего, ситуация другая.

Еще в 2014 году, после национализации его активов на территории Крыма, ПриватБанк обещал защищать свои права в международных судах. 8 июля этого года пресс-служба банка сообщила, что он совместно с малоизвестной компанией Финилон инициировал международный арбитраж по правилам ЮНСИТРАЛ против России в Гааге и арбитражный трибунал в нем уже сформирован. Так как на практике формирование трибунала в подобных делах обычно занимает пару месяцев, арбитражное дело, видимо, было инициировано весной, и ПриватБанк ждал удобного момента о нем сообщить. Речь идет об инвестиционном арбитраже по договору о взаимной защите инвестиций между Россией и Украиной.

Ощадбанк, по сути, находится на той же дороге в инвестиционный арбитраж против России, но в начале пути. Банк подал в адрес России официальное уведомление о нарушении своих прав как инвестора по международному договору о защите инвестиций. Такое уведомление - общепринятая "доарбитражная" стадия в инвестиционном арбитраже. Само по себе оно - далеко не "подача иска": многие уведомления ничем не заканчиваются. Либо стороны спора договорятся, либо истец взвесит шансы, посчитает расходы и просто откажется от начала процесса, либо подаст новое уведомление с уточненными требованиями, и так далее. Стоимость подачи уведомления для истца также минимальная, никакой ответственности за него не предусмотрено.

Если Ощадбанк все-таки инициирует арбитражное производство, спор будет рассматриваться либо по правилам Арбитражного института при ТПП в Стокгольме, либо по правилам ЮНСИТРАЛ в том месте, которое выберут стороны. В случае ЮКОСа и ПриватБанка это была Гаага.

Каковы перспективы этих исков? Россия всегда очень активно защищается в инвестиционном арбитраже, на международных юристов первого класса денег не жалеет. Соответственно, не стоит ожидать легкой победы. Уже сейчас можно предсказать, что одним из наиболее проблемных вопросов в этих и подобных "крымских" делах будет доказывание наличия "инвестиции", то есть имущества, которое Россия отобрала у украинских банков и которое подлежит защите по межправительственному соглашению.

Соглашение о защите инвестиций, по общему правилу, защищает имущество инвесторов из одной страны на территории другой. Понятно, что вопрос не в фактическом наличии имущества банков в Крыму - это оспаривать трудно. Вопрос в том, насколько имущество, которое банки приобретали на территории Украины, может считаться "инвестицией" на территории России, с учетом того, что, кроме самой России, никто Крым российской территорией не считает.

Другой, не менее сложный, вопрос - фактор "вклада в экономику". В международном праве идет активная дискуссия между сторонниками защиты всех иностранных активов инвесторов и сторонниками защиты только тех активов, которые соответствуют объективному пониманию "инвестиции" как вклада в экономику принимающего государства. В наших "крымских" делах будет трудно доказать, что активы банков в украинском Крыму были их целенаправленным вкладом в российскую экономику. 

Наконец, третий вопрос, который касается прежде всего Ощадбанка - статус самого инвестора. В целом система международных договоров о защите инвестиций создавалась для защиты частных лиц против государств. В случае Ощадбанка его статус как формально частного лица под вопросом - достаточно сказать, что в дополнение к полному корпоративному контролю государство еще и гарантирует по закону оплату всех его обязательств перед вкладчиками.

Однако если все эти формальные барьеры удастся пройти, решение дела по сути в пользу истцов достаточно вероятно. В делах ЮКОСа основная дискуссия тоже разворачивалась скорее на стадии юрисдикции (приемлемости иска), чем сути дела.

Стоит ли ожидать новых исков к России? Сегодня возможность новых международных исков против РФ в рамках инвестиционного арбитража сдерживается в основном двумя факторами. Во-первых, удовольствие это недешевое, в то время как даже в случае выигрыша дела взыскание далеко не гарантировано. Здесь все внимательно следим за ЮКОСом и его успехами в делах по взысканию.

Во-вторых, крымская ситуация беспрецедентна в инвестиционном праве и мало кто хочет рисковать заметными деньгами, чтобы проверить, как арбитражные трибуналы решат упомянутые выше вопросы юрисдикции. Здесь Приват и Ошадбанк оказали всем потенциальным инвесторам крупную услугу. Хотя формально считается, что последующие инвестиционные трибуналы не связаны решениями своих предшественников, в таких чувствительных вопросах, как аннексия Крыма, все последующие арбитры хорошо задумаются, прежде чем отступать от существующей практики.

Когда все случится? Эффективность взысканий в рамках дела ЮКОСа станет ясной в этом или максимум следующем году. С учетом мощности юридической команды ЮКОСа и широты охвата по географии, если не получится у них, вряд ли стоит сильно рассчитывать на эффективное взыскание против российских активов в дальнейшем.

Иск ПриватБанка против РФ, наиболее вероятно, рассмотрят где-нибудь к концу 2017 года или даже позже, если трибунал примет решение рассматривать вопросы юрисдикции отдельно. Тут еще многое может измениться.

Читайте также: Что Украина может конфисковать у России за Крым 

Инна Рудник, юрист юридической фирмы Лавринович и Партнеры

В последнее время в прессе появляется все больше и больше сообщений о предстоящих судебных разбирательствах, так или иначе связанных с аннексией Крыма. Инициаторами выступают как органы государственной власти, так и частные структуры. При этом чаще всего споры "теряются" еще на этапе подачи иска в суд и намерения восстановить справедливость и защитить права пострадавшей стороны так и не воплощаются в жизнь.

Примечательно, что пострадавшие не спешат сообщать, на основании какого нормативно-правового акта у них появилось право обратиться в суд, какие именно права нарушены и почему есть основания полагать, что суд будет на их стороне.

Не стала исключением и появившаяся в прессе информация о предстоящих арбитражных разбирательствах по искам ПриватБанка и Ощадбанка о защите утраченных в оккупированном Крыму инвестиций.

Основанием для подачи иска Ощадбанка о компенсации против России является Соглашение о поощрении и взаимной защите инвестиций между правительством Российской Федерации и Кабинетом министров Украины от 27 ноября 1998 года. Однако, в соответствии с этим соглашением, инвестициями является имущество, вложенное инвестором одной стороны на территории другой.

Не секрет, что Украина, а следовательно и государственный банк, не признают аннексию Крыма и настаивают на том, что АРК является территорией Украины, временно оккупированной Российской Федерацией. В связи с этим нормы вышеуказанного соглашения защищают исключительно те инвестиции, которые размещены на территории России. О спорных территориях, а уж тем более об оккупированных, в соглашении речь не идет.

Требования Ощадбанка, а следом и ПриватБанка возместить ущерб от утраченных в Крыму инвестиций на основании соглашения 1998 года могут толковаться как признание ими Крыма частью РФ.

Перспективы данных судебных разбирательств зависят от доказательной базы. Банки пока не комментируют, чем именно подтверждается вина России в нанесенном им ущербе. Однако если позиция строится на нарушении РФ Соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций, то позитивный исход дела маловероятен.

Сложно прокомментировать такую слаженность банков в вопросе подачи схожих исков. Возможно, в ближайшем будущем к ним присоединятся и иные финансовые учреждения. Но логичнее было бы подождать развязки данных споров, проработать ошибки и, если будут видны перспективы, обращаться с аналогичными исками.

При условии что иски действительно поданы, примерно через полгода можно ожидать развязки данных процессов, или хотя бы одного из них.

Теги:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ