Незаметная сенсация | Фонд гарантирования могут признать неконституционным. Дальше – хаос и новые суды за Приват

Фонд гарантирования могут признать неконституционным. Дальше – хаос и новые суды за Приват - Фото
Конституционный суд Украины (Фото: LIGA.net)
07.07.2020, 12:20

Завтра Конституционный суд может признать Фонд гарантирования нелегитимным. Хорошая новость для братьев Суркисов и Игоря Коломойского

8 июля 2020 года может войти в историю как день исчезновения украинской системы гарантирования банковских вкладов.

Историческое событие может произойти в стенах Конституционного суда Украины: с 2016 года он исследует, была ли легитимной деятельность Фонда гарантирования вкладов физлиц в течение последних 8 лет. Если нет, и она все же не соответствовала Конституции, от Фонда, а значит и всей системы гарантирования вкладов останется только юрлицо – недееспособное и уязвимое к тысячам судебных исков.

Возможная нелегитимность Фонда гарантирования способна перевернуть с ног на голову последствия большого украинского "банкопада" 2014-2016 годов. Особенно если тот же КСУ признает неконституционным другой принципиально важный закон – "антиколомойский". Слушания по нему уже начались, основное разбирательство стартует не раньше августа.

Оба процесса крайне важны для судов вокруг национализации ПриватБанка: именно Фонд был той самой структурой, которая четыре года назад приняла обанкротившийся частный банк у менеджеров Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова, продав его государству за 1 гривню.

"Конституционная" ревизия "банкопада" может привести к серьезным последствиям для украинского финансового рынка.

Что это значит и кто от этого выиграет?

Угроза нацбезопасности. Как Фонд гарантирования попал в Конституционный суд

22 июня в СМИ попало письмо директора-распорядителя Фонда гарантирования вкладов физлиц Светланы Рекрут. Она неожиданно попросила президента Владимира Зеленского срочно созвать Совет национальной безопасности и обороны.

Причины были: уже 30 июня Конституционный суд мог прекратить существование Фонда гарантирования вкладов как такового.

До этого момента мало кто знал, что в мае 2020 года после четырехлетней паузы КСУ возобновил дело о соответствии Конституции Закона о системе гарантирования вкладов.

Призрак банка Таврика. Почему Фонд гарантирования рискует стать нелегитимным

25 апреля 2016 года Верховный суд Украины решил, что не может поставить точку в споре между группой крупных вкладчиков обанкротившегося еще в конце 2012-го банка Таврика и Фондом гарантирования вкладов, передав дело в высшую судебную инстанцию Украины – Конституционный суд.

Почему? Спор касался очереди, по которой банк-банкрот погашает долги перед кредиторами. Согласно редакции Закона о системе гарантирования от 2012 года, Фонд в этом списке идет третьим, вкладчики банка – четвертыми (им возвращают не более 200 000 грн).

Клиенты Таврики хотели поменяться с Фондом местами. Причина – в не до конца понятном правовом статусе ФГВФЛ.

Вопросов действительно много. Фонд – это госструктура? Почему тогда она не подчиняется ни одной из ветвей власти, известной по Конституции? На каком правовом основании он принимает решения и распоряжается банками-банкротами? В какой юрисдикции нужно рассматривать споры с ее участием?

В центре внимания КСУ две ключевых статьи Закона о системе гарантирования вкладов – третья и шестая. В третьей статье указано, что Фонд – это юрлицо, которое выполняет специальные функции в сфере гарантирования вкладов физлиц, выводит неплатежеспособные банки с рынка и ликвидирует их. В шестой написано, что Фонд имеет право выпускать нормативно-правовые акты, которые "обязательны для банков, физлиц и юрлиц".

Проблема в том, что нигде не указано, что Фонд – это субъект властных полномочий и вообще как-либо связан с государством. Почему тогда его нормативно-правовые акты обязательны к выполнению?

Это – ключевой вопрос разбирательства.

Зеленский официально не ответил на обращение Рекрут, утверждают собеседники LIGA.net в Фонде, но вместо СНБО был созван Совет финстабильности (входят представители главных финансовых госструктур: НБУ, Минфин, Фонд), который сформировал экстренную рабочую группу, рассказал LIGA.net один из участников встречи.

Читайте также: (Не)продажа Черноморца, долги Бахматюка и Жеваго. Интервью главы Фонда гарантирования

У главы Фонда гарантирования все равно есть основания для серьезных волнений: уже 8 июля она может стать руководителем несуществующей структуры.

Во-первых, прецедент уже есть. Не так давно КСУ уже признавал одну из госструктур неконституционной: в середине 2019 года суд нашел расхождения с Конституцией в Законе о Нацкомиссии по энергетике (НКРЭКП), ее деятельность оказалась нелегитимной. Тогда суд указал, что решение о неконституционности НКРЭКП вступает в силу только через полгода – этого времени должно было хватить на то, чтобы Верховная Рада привела закон о Комиссии в соответствие с Конституцией.

В случае с Фондом также возможен сценарий с отсрочкой.

Во-вторых, в Законе о системе гарантирования вкладов действительно есть уязвимости, заложенные вместе с изменениями 2012 года. До того момента Фонд существовал как "расчетная касса", которая только выплачивала возмещения вкладчикам. После – именно к ФГВФЛ перешла функция управления банками-банкротами. Раньше это делал НБУ.

"Закон 2012 года радикально изменил механизм системы гарантирования вкладов физических лиц: существенная часть функций, связанных с неплатежеспособными банками перешла от НБУ к ФГВФЛ, – говорит партнер юридического агентства Абсолют Ирина Земляная. – Попытка создать независимый и обособленный орган, привела к тому, что в условиях массового выведения банков с рынка в 2014-16 годах стали возникать многочисленные вопросы статуса и полномочий непосредственно Фонда".

Нынешний функционал Фонда действительно может быть расценен как властные и управленческие полномочия, соглашается партнер юрфирмы Ario Юлиан Хорунжий. "Это будет означать, что ФГВФЛ по своей сути – орган государственной власти", – говорит он. Учитывая, что при этом Фонд не является конституционным органом (в Основном законе о нем ничего не сказано, хотя в нем есть примеры Счетной палаты, Высшего совета правосудия и других специализированных органов), его полномочия больше подходили бы НБУ или другой структуре, подотчетной правительству, предполагает Хорунжий.

У юристов ФГВФЛ есть контраргументы, рассказал LIGA.net собеседник в финансовых госструктурах, знакомый с позицией Фонда.

Первое: ФГВФЛ – не госструктура, а "система членов"; его акты обязательны только для тех, кто в него входит, а не для всех, кто ведет деятельность в Украине – это ключевое отличие от субъекта властных полномочий. Второе: банками-банкротами Фонд управляет, как арбитражный управляющий. Третье: КСУ рассматривает жалобу на редакцию закона за 2012 года, хотя с тех пор он сильно изменился (последнее изменение – "актиколомойский закон", май 2020 года).

Третье опасение, КСУ очень серьезно взялся за это дело: слушания возобновились в конце мая, с тех пор суд заседал уже четырежды – необычайная частота для конституционных процессов. Кроме того, суд ушел в "закрытый режим" и больше не принимает позиции сторон. Это значит, что судьи вплотную приблизились к решению, говорит собеседник в госструктурах.

Хаос, суды и новый закон. Что будет, если Фонд признают неконституционным

Для того, чтобы вынести решение, КСУ нужно собрать 10 голосов из 15. Если Фонд все-таки проиграет, украинскую систему гарантирования вкладов ожидает хаос, говорят и юристы, и чиновники.

Последствия для ФГВФЛ можно разделить на несколько направлений:

Тысячи новых судов. Впоследствии банкопада Фонд гарантирования стал участником примерно 15 000 судебных процессов, касающихся банков-банкротов. Закон не имеет обратной силы, поэтому никакие решения ФГВФЛ, принятые за период с 2012 не будут отменены автоматически, в случае поражения Фонда в КСУ. Но неконституционность ФГВФЛ может считаться исключительным обстоятельством.

Согласно нормам украинского судопроизводства, это повод для пересмотра всех разбирательств, где участвует неконституционная структура/юрлицо. Это означает, что Фонду светит потенциальное поражение даже в тех судах, которые он уже выиграл.

Второй риск: неконституционность может создать почву для оспаривания сделок по продаже активов, которые уже успел заключить Фонд (самые знаковые: ТРЦ Республика, стадион Черноморец, долги крупных бизнесменов, таких как Дмитрий Фирташ и Тариэл Васадзе).

Новые выплаты вкладчикам остановятся, а старые ждет юридический казус. Возможная неконституционность Фонда вскрывает и проблему выплат вкладчикам обанкротившихся банков: с 2014 года было выплачено компенсаций 2 млн человек на 100 млрд грн.

"Если это решение будет иметь ретроспективную действие, все взносы, которые выплачивали коммерческие банки за время существования Фонда, нужно будет вернуть, – допустила во время одного из брифингов и.о. главы НБУ Катерина Рожкова. – Соответственно 2 млн вкладчиков, которые получили от фонда почти 100 млрд грн, тоже вынуждены будут вернуть эти средства в ФГВФЛ".

Дальше по цепочке – Минфин, который в разгар кризиса кредитовал Фонд для выплат пострадавшим клиентам банков. Общий долг ФГВФЛ сейчас составляет 45 млрд грн, еще 60 млрд – проценты.

В случае негативного решения, Фонд не сможет принимать никаких решений: ни о погашении долга Минфину, ни о выплатах вкладчикам, ни о продаже новых активов. Взыскивать деньги с экс-владельцев банков-банкротов, идти в суды, в том числе, иностранные, Фонд тоже не сможет.

"Фонд превратится в простое юрлицо без каких-либо полномочий", – говорит один из собеседников LIGA.net в госструктурах.

Крупные вкладчики проиграют. Те с кого все началось – крупные клиенты банка Таврика тоже вряд ли могут рассчитывать на решение своих проблем, если Фонд признают неконституционным. Кто тогда будет управлять банком? У кого требовать погашения кредиторских требований? Вопросов в таком случае возникнет гораздо больше, чем ответов.

Новые банкротства невозможны. Неконституционный ФГВФЛ не будет иметь права принимать новые обанкротившиеся банки. Это значит, что НБУ потеряет свою самую серьезную меру влияния на банки-нарушители – неплатежеспособность: в ней не будет смысла, поскольку вводить временную администрацию просто некому, говорит высокопоставленный собеседник LIGA.net в финансовых госструктурах.

Платить взносы банки тоже не будут. Система гарантирования банковских депозитов в Украине фактически прекратит существование.

Новый закон появится не сразу. Все описанные последствия относятся к сценарию, при котором КСУ не даст Фонду и Верховной Раде времени на то, чтобы переделать закон, как было с НКРЭКП.

Но даже, если отсрочка все же будет, сейчас – далеко не самый удачный момент для активной работы над новой редакцией. 17 июля – последний день весенне-летней сессии Рады, после чего парламент уходит на каникулы до осени.  

След ПриватБанка. Коломойский и Суркисы в выигрыше

Отдельный большой пункт среди возможных последствий поражения Фонда в КСУ – ревизия национализации ПриватБанка.

В 2016-м году для того, чтобы государство могло национализировать банк, его сначала признали неплатежеспособным - Приват на несколько дней перешел под управление Фонда гарантирования вкладов. От имени Фонда принимались практически все главные решения для последующей национализации.

Во-первых, речь о конвертации части денег клиентов банка в капитал (так называемая процедура bail-in) на 29 млрд грн. Этих вкладчиков НБУ признал связанными с Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым – bail-in применялся на этом основании.

Во-вторых, именно Фонд юридически был продавцом 100% акций ПриватБанка Министерству финансов за символическую 1 гривню. До Фонда Приват был еще частным, после – стал государственным.

Первое обстоятельство открывает большие возможности для тех, кто пострадал от операции bail-in. Прежде всего речь о семье Суркисов, которая несколько недель назад проиграла государству в Большой палате Верховного суда дело о списании депозитов на 1 млрд грн.

Это был ключевой процесс, от которого зависели и другие суды ПриватБанка (детали – здесь). Суркисы проиграли благодаря "антиколомойскому закону". Теперь же КСУ может дать семье крупных вкладчиков Привата шанс на пересмотр спора, причем в той же юрисдикции (административной).

Второй и еще более важный момент: сама национализация. В сентябре прошлого года Хозсуд Киева вплотную приблизился к рассмотрению иска экс-владельцев Привата Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова о признании незаконной продажи акций банка Минфину. Партнеры требовали вернуть им их доли в Привате.

Читайте также: Как НБУ чистил рынок и зачем национализировали ПриватБанк. Первый перевод книги Гонтаревой

Суд остановился на стадии дебатов сторон – обычно после этого принимается решение. Процесс остановили до окончания другого скандального процесса: Коломойский оспаривает выводы НБУ, на которых принималось решение о национализации, дело уже на стадии апелляции. Этот процесс также заморозили до завершения дела Суркисов в Верховном суде.

Вместе с рассмотрением в Конституционном суде "антиколомойского закона", возможная неконституционность Фонда – это "прямая дорога" к отмене национализации, полагает высокопоставленный собеседник LIGA.net в финансовых госструктурах.

С одной стороны, при национализации ФГВФЛ действовал, выполняя решение Кабмина о переходе Привата в госсобственность, указывает Земляная из юрагентства Абсолют. С другой – это не решает проблему статуса самого Фонда.

Сложность в том, что конвертируя вклады Суркисов в капитал и продавая Приват Минфину, он руководствовался не законами Украины напрямую, а Положением о выведении неплатежеспособных банков с рынка. Этот документ был разработан дирекцией ФГВФЛ еще в 2012 году на основании разных законов и кодексов. От КСУ зависит, имел ли Фонд право выпускать такие нормативные акты и легитимно ли использовал их работая с банкротами, в том числе Приватом.

"Если Закон о системе гарантирования вкладов будет признан неконституционным хотя бы частично, это действительно может стать поводом для пересмотра решений по Привату в судах, но я бы не стал ставить все свои деньги на победу экс-владельцев банка", - говорит Хорунжий из Ario.

"Антиколомойский закон" (проект №2571) в этом смысле мог бы дать Фонду определенную защиту: ФГВФЛ прямо указан в нем, как одна из структур, чьи решения относительно банков-банкротов нельзя отменять. Сейчас этот закон тоже проходит ревизию в Конституционном суде. "Мы предупреждали наших международных партнеров, что это может произойти", – говорил в интервью LIGA.net глава финкомитета Рады Даниил Гетманцев.

Читайте также: "Антиколомойский" закон: Зеленский и Порошенко – за, Коломойский и Тимошенко – против

По информации высокопоставленного руководителя одной из финансовых госструктур, КСУ запросил позиции сторон спора до 1 августа. Это значит, что рассмотрение дела по сути начнется не раньше этой даты.

Возможно, Фонд гарантирования не доживет до того момента. Если КСУ признает Фонд неконституционным, одна из ключевых опор в большой банковской чистке, вершиной которой стала национализация ПриватБанка, может исчезнуть уже завтра.

Сергей Шевчук
Сергей Шевчук
корреспондент отдела "Финансы"
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости