Разбор | Кафка от Вовка. ПриватБанк почти проиграл Суркисам $350 млн в Печерском суде. Что дальше?

Кафка от Вовка. ПриватБанк почти проиграл Суркисам $350 млн в Печерском суде. Что дальше? - Фото
Братья Суркисы коллаж лига
03.09.2020, 09:09

“Уроки абсурда” от Печерского райсуда или сокрушительная победа Суркисов над ПриватБанком? Детали дела на $350 млн

ПриватБанк. Братья Суркисы. Судья Вовк. Денис Малюська. Франц Кафка.

В обычной ситуации эти имена было бы невозможно употребить в одном ряду с именем чешского писателя. Но очередное разбирательство братьев Суркисов против ПриватБанка выходит за рамки обычного судебного процесса. Все – благодаря Печерскому районному суду Киева.

Это дело уже называют "историческим" и "абсурдным" (отсюда – сравнение с Кафкой). Причина – "экзотические" решения суда, который 2 сентября на промежуточной стадии процесса удовлетворил заявление шести британских компаний братьев Григория и Игоря Суркисов. Таким образом они почти добились списания с государственного ПриватБанка $350 млн, даже не выиграв всего разбирательства по сути.

Деньги могут взыскать в ближайшее время. Для этого братьям-бизнесменам осталось сделать два шага. Первый – еще одна промежуточная победа в Печерском суде (возможна уже 3 сентября, судья – тот же). Второй – дождаться решения Минюста. Именно исполнительная служба министерства должна воплотить решение суда в жизнь.

От Минюста во многом зависит судьба исторического события для украинской судебной системы. Произойдет ли оно?

VIP-клиенты или мошенники. Рецепт победы Суркисов (и тень Коломойского)

Ниже – краткая история суда в вопросах и ответах

Что это за фирмы и как они связаны с Суркисами?

В 2012 году у кипрского филиала ПриватБанка появилось несколько крупных вкладчиков-юрлиц из пригорода Лондона. К концу 2016 года шесть английских компаний (Camerin Investments, Sunnex Investments, Tamplemon Investments, Berlini Commercial, Lumil Investments, Sofinam Investments, все – созданы в один день, зарегистрированы по одному адресу и основаны другими юрлицами из Британских Виргинских островов), накопили на депозитах в Привате $250 млн.

За английской “пропиской” фирм стоят украинские бизнесмены – Григорий и Игорь Суркисы. По информации источника LIGA.net среди участников процесса Суркисов против ПриватБанка, один из конечных бенефициаров компаний – первая жена Григория Суркиса Полина Ковалик. Также все шесть юрлиц фигурируют в лондонском иске Игоря Суркиса к Петру Порошенко.

В конце июля 2020 года американское издание Chicago morning star опубликовало отрывок из расследования детективного агентства Kroll (по заказу НБУ проводило подробный аудит на предмет мошенничества в ПриватБанке при Коломойском-Боголюбове. В распоряжении LIGA.net есть аналогичный документ, но подтвердить его подлинность не удалось), посвященный депозитам Суркисов на Кипре.

В документе утверждается, что указанные $250 млн – это часть ряда кредитов на $360 млн, которые ПриватБанк выдал связанным компаниям в 2008-2010 годах. Деньги попали на кипрские счета Суркисов через сложную цепь транзакций. Похожая схема вывода денег из банка через Кипр в США описана и в иске американского Минюста к Коломойскому и его заокеанским партнерам.

Почему они судятся с Приватом?

В декабре 2016 года ПриватБанк национализировало государство. Суркисов признали связанными лицами с экс-владельцами банка Коломойским и Боголюбовым (они давние бизнес-партнеры). Все их личные деньги, а также средства со счетов компаний Суркисов были конвертированы в капитал Привата – в рамках компенсации более 150 млрд грн, которыми государство закрыло дыру в банке (так называемая процедура bail-in).

В список "на конфискацию" попали и $250 млн английских компаний Суркисов. В 2017 году они подали два одинаковых иска – на Кипре и в Украине (Окружной админсуд Киева), пытаясь обжаловать сам bail-in.

Но самым интересным был третий иск – в Печерском райсуде Киева, где офшоры заявили необычное для украинской практики требование: заставить ПриватБанк выполнять условия договоров в качестве обеспечения по основному иску (гарантия, что средства не пропадут). По логике истцов, это значит, что банк должен вернуть им деньги вместе с процентами. В 2017-м суд с этим согласился, но не уточнил, как выполнять это требование на практике.

Что происходит сейчас и как Суркисы победили?

С тех пор ни украинский, ни кипрский суды так и не решили, кто прав в споре между Суркисами и Приватом. До начала 2020 года в деле практически ничего не происходило, пока судья Печерского райсуда Киева Вячеслав Пидпалый по просьбе госисполнителя Аллы Кравчук (она действовала по заявлению одной из английских компаний) не выпустил разъяснение: Приват все же должен выполнять условия договоров.

Это по-прежнему создавало коллизию: банк считает, что выполнил обязательства в 2016-м, когда их конвертировали в капитал (законно ли это было – другой вопрос). Кравчук это не остановило: она несколько раз штрафовала банк, а потом передала дело в полицию. Невыполнение решения суда считается в Украине уголовным преступлением, весь менеджмент банка уже ходил на допросы к следователям.

Переломный момент случился 21 июля. Компании Суркисов снова пришли в Печерский райсуд, обратившись с заявлением, в котором просили уточнить промежуточное решение суда от 2017 года следующим образом: выполнение условий договоров означает физическое списание $350 млн (основная сумма плюс проценты) со счетов ПриватБанка.

2 сентября судья Сергей Вовк (однофамилец скандального Павла Вовка из Окружного админсуда) удовлетворил требования заявителей полностью.

Технология абсурда. Четыре вопроса к решению Печерского суда

В ПриватБанке прямо назвали решение Вовка неправомерным, премьер-министр Денис Шмыгаль заявил о нарушениях, а министр юстиции Денис Малюська охарактеризовал дело как "абсурдное".

Происходящее в Печерском райсуде действительно вызывает много вопросов.

Вопрос №1. Суд разрешил взыскать деньги. Так можно?

Нельзя.

"Не допускается принятие мер обеспечения иска, которые по содержанию тождественны удовлетворению заявленных исковых требований, если при этом спор не разрешается по существу".

Это – прямая цитата из статьи 150 Гражданского процессуального кодекса Украины, которая описывает виды обеспечения в гражданском процессе. Такая формулировка сама по себе делает требования компаний Суркисов противоречащими Кодексу.

Но даже если бы Печерский суд сейчас рассматривал дело по сути (а не находился на промежуточной стадии процесса), в Кодексе в принципе нет такого вида обеспечения, как "взыскание средств с ответчика". Допустим только арест счетов или имущества.

Вопрос №2. Почему именно Печерский райсуд?

Денежная форма требований Суркисов сама по себе ставит вопрос: если речь идет о взыскании конкретной суммы денег с одного юрлица в пользу другого, почему дело слушается в гражданском, а не хозяйственном суде?

У истцов и самого Печерского райсуда было два ответа.

Во-первых, изначально англичане (их представляет юрист Виктор Борух) пришли в "печерку" с неимущественным требованием "обязать банк выполнять условия договоров". Только когда суд уже принял заявление, текст был изменен, требование стало имущественным. Также истцы увеличили сумму претензии на $100 млн и сделали заявление коллективным: вместо одной компании, как было изначально, заявителями стали все шесть.

Во-вторых, был еще один повод оставить заявление в гражданском суде даже несмотря на смену требований. Среди участников процесса-юрлиц было одно физлицо – экс-предправления ПриватБанка времен национализации Александр Шлапак.

Впрочем, на процесс его не позвали: несмотря на то, что это прямое нарушение, суд решил, что уведомлять Шлапака о его участии в этом деле необязательно, рассказывают собеседники LIGA.net среди участников процесса.

Вопрос №3. Дело случайно попало именно к Вовку?

Отдельная история – как именно заявление английских компаний попало к судье Сергею Вовку. ПриватБанк утверждает, что истцы использовали так называемый "веер", известную схему обхода автоматической системы распределения дел среди судей.

Компании Суркисов одновременно подали три почти идентичных заявления, после чего отозвали два из них – кроме того, что попало в руки Вовка. Во время заседания Большой Палаты Верховного суда по делу семьи Суркисов против ПриватБанка, выяснилось, что их юристы действовали похожим образом и в 2017-м, когда подавали иски от имени семьи и от принадлежащего ей А-Банка.

Вопрос №4. Почему Приват не смог добиться замены судьи?

Из-за возможных нарушений и даже злоупотреблений со стороны судьи ПриватБанк обратился в Национальное антикорбюро, которое передало дело в Госбюро расследований.

Этому предшествовало несколько безрезультатных попыток отвода Вовка. Последнее ходатайство об отводе юристы Привата подали на решающем заседании, мотивировав это тем, что у судьи есть конфликт интересов, поскольку одна из сторон инициировала против него антикоррупционное расследование.

По информации LIGA.net от участников процесса, в этот день Вовк оставил абсолютно все ходатайства ответчиков без рассмотрения.

Что будет дальше. Кафка от Малюськи, большая дилемма для Минюста

“Это первый случай в истории нашей судебной системы, когда судья смог без Верховной Рады поменять нормы законов и кодексов, – заявил после заседания юрсоветник ПриватБанка Андрей Пожидаев. – С таким же успехом он мог решить, что солнце встает на Западе, а Земля плоская и Илону Маску некуда больше летать”.

ПриватБанк и Кабмин, как его собственник, заявили, что будут готовить апелляцию на решение Вовка. Несмотря на это, компании Суркисов могут списать средства с Привата не дожидаясь апелляционного суда, уточнил Пожидаев.

Для этого нужно две вещи. Первое чтобы Печерский суд возобновил закрытое ранее исполнительное производство. Этот вопрос может решиться днем, 3 сентября. Судья – Сергей Вовк.

Второе – в Министерстве юстиции должен найтись исполнитель, который подпишет требование к НБУ (тот уже будет обязан взыскать деньги с корсчета ПриватБанка на счета английских компаний).

Это может стать непростой задачей: из-за количества возможных нарушений во время процесса, исполнителю придется брать на себя ответственность с подписанием заведомо неправомерного решения суда, отмечает один из собеседников LIGA.net среди участников процесса.

“Конституция Украины говорит, что никто не обязан выполнять незаконные решения или указания, – говорит он. – С другой стороны, тогда Минюсту нужно принимать ответственность за невыполнение решения суда”.

Что об этом думает Минюст? Глава министерства Денис Малюська лично присутствовал на последнем слушании, но ушел из суда, когда Вовк находился в совещательной комнате.

“Очень необычный процесс, иногда абсурдный, много экзотических решений судьи, некоторые требования истцов выходят за рамки здравого смысла, само рассмотрение напоминает произведения Кафки”, – сказал Малюська.

По его словам, Минюст поддерживает желание Привата оспорить решение. Тем временем предправления банка Петр Крумханзл заявил, что деньги на выплату Суркисам у Привата есть.

"В результате таких судебных решений наш вклад в развитие страны – наши дивиденды в госбюджет – могут значительно сократиться, – сказал Крумханзл. – В любом случае мы продолжим добиваться справедливости как в Украине, так и в зарубежных юрисдикциях, где верховенство закона превыше всего".

Сергей Шевчук
Сергей Шевчук
корреспондент отдела "Финансы"
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости