09.01.2019, 08:25

Как НБУ изменил систему валютных ограничений


Фото: iStock/Global Images Ukraine

С 7 февраля вступает в силу новый закон о валюте. Принесет ли он обещанную либерализацию?

НБУ определился с новым форматом валютных ограничений, который заменит жесткое регулирование антикризисного Декрета 1993 года.

С 7 февраля регулятор ослабит более двадцати валютных ограничений. Систему тотального контроля за операциями с валютой обещают заменить риск-ориентированным подходом по принципу "больше рисков – больше внимания".

Реклама

Рынок ожидал большего: несмотря на обещанную Нацбанком либерализацию, основные позиции, сильно ограничивающие операции с валютой как компаний, так и юрлиц, остаются в силе. Когда их отменят – неизвестно.

Ограничения по-новому

Новая регуляторная база состоит из 8 постановлений НБУ – они создавались специально под Закон о валюте и валютных операциях, принятый Верховной Радой в июне прошлого года. Закон вступает в силу 7 февраля.

Он описывает общие позиции валютного регулирования в Украине по принципу "разрешено все, что прямо не запрещено". Постановлениями регулятор устанавливает текущие правила работы валютного рынка.

Логика конструкции в том, что НБУ может оперативно реагировать на ситуацию в экономике, снимая или устанавливая ограничения на движение валюты. Пять из восьми постановлений Нацбанка действуют постоянно: они уточняют принципы работы рынка при абсолютной свободе движения капитала, а также перечисляют ограничения, которые регулятор может ввести в случае необходимости.

Остальные три постановления - временные. Их функция – установить текущий режим валютных ограничений (полный перечень – в постановлении №5), определить порядок банковского надзора и описать применение риск-ориентированного подхода при работе банков с валютными операциями.

НБУ пообещал постепенно отказаться от всех ограничений, но пока предпочитает не говорить об ориентирах для полной валютной либерализации. Прогресс будет зависеть не только от экономической ситуации, но и от того, насколько быстро парламент будет принимать нужные законы, отмечают в Нацбанке. В первую очередь речь о разделении Нацкомфинуслуг (СПЛИТ) и пакете законов BEPS, направленных против отмывания денег.

"Конечная цель – снятие всех имеющихся ограничений и переход к режиму свободного движения капитала, – отмечается в релизе НБУ. – Но этому будет предшествовать оценка регуляторов таких показателей, как темпы роста ВВП, динамика инфляции, состояние валютного рынка, финансовая стабильность, ситуация на внешних рынках и т.п.".

Какие ограничения снимут

С 7 февраля НБУ ослабляет ряд ограничений и для юрлиц, и для населения. В основном новшества связаны с расширением лимитов на валютные операции, а также устранением ряда запретов (преимущественно для юрлиц), которые автоматически уйдут вместе с отказом от Декрета 93 года.

Реклама

Ключевые изменения: из-под валютного надзора полностью выведут мелкие операции до 150 000 грн; лицензии на операции за границей заменят лимитами (2 млн евро – для юрлиц, 50 000 евро – для физлиц); граничный срок расчетов по внешнеэкономическим контрактам расширят со 180 до 365 дней; населению разрешат покупать валюту через интернет, а также в банкоматах и терминалах (зависит от технической готовности самих банков).

Всего НБУ заявил о более чем 20 ограничениях, которые будут ослаблены или отменены.

Для увеличения нажмите на фото

Основные барьеры для свободного движения валюты пока остаются в силе. Нацбанк сохранил наиболее болезненные требования об обязательной продаже валютной выручки украинских экспортеров в 50% и не стал смягчать правило Т+1, при котором банки должны за день до фактической покупки валюты подавать в НБУ информацию о клиентских заявках и резервировать гривню под такие операции.

Регулятор также решил не пересматривать лимиты на репатриацию дивидендов для украинских "дочек" иностранных компаний (до $7 млн в месяц). Сохранен и "потолок" покупки валюты населением – эквивалент 150 000 грн в день.

Первые в очереди на отмену, по плану НБУ, – обязательная продажа валютной выручки, правило Т+1 и ограничение на репатриацию дивидендов. Расширение лимита на продажу валюты физлицам не входит в число приоритетов Нацбанка. Дорожную карту отмены ограничений регулятор разрабатывал совместно с МВФ.

Для увеличения нажмите на фото

Ожидания VS реальность

Банкиры и финансисты не скрывают своего разочарования форматом нового валютного регулирования.

"Обещанная валютная свобода становится тем самым ядом, который существовал в течение 25 лет, только в красивой обертке, – считает исполнительный директор Центра экономической стратегии Глеб Вышлинский. – Несколько мелких упрощений вроде отмены контроля валютных операций до 150 000 грн для большинства компаний ничего не изменят".

Учитывая опасения нового глобального кризиса, а также фактор двойных выборов в 2019 году, рынку не стоит рассчитывать на скорую отмену ограничений, которые перекочевали из Декрета 1993 года, поэтому гривня и дальше будет оставаться в "карцере", прогнозирует СЕО инвестгруппы Универ Тарас Козак.

Для банкиров консервативная позиция НБУ по поводу валютной либерализации не стала сюрпризом из-за высокого уровня теневой экономики и коррупции в стране, поясняет исполнительный директор Независимой ассоциации банков Украины Елена Коробкова.

"В таких обстоятельствах регулятор небезосновательно опасается полностью открывать рынок для легального бизнеса и инвесторов, – говорит Коробкова. – Наверняка найдутся те, кто использует эти возможности не по назначению".

Наиболее противоречивое нововведение – риск-ориентированный подход, согласно которому НБУ окончательно перекладывает функцию контроля за каждой валютной операцией на подразделения финмониторинга банков.

"Все что до 150 000 грн виглядит упрощенно и понятно – здесь прогресс, - отмечает предправления Райффайзен Банка Аваль Владимир Лавренчук. – В остальном хозяйственные операции сохранили суть тщательного контроля, но его форма получила меньшую определенность, потому рамки ответственности банка расширились".

Регулятор специально не устанавливал конкретных критериев надзора, поскольку хотел отойти от практики строгого прописывания процедур на все случаи жизни, уточняет руководитель проектов и программ департамента открытых рынков НБУ Эмал Бахтари. Банки должны самостоятельно наработать оптимальные практики.

"К имеющимся целям финмониторинга (финансирование терроризма, коррупционные деньги, отмывание и т.п.) добавляется надзор за соблюдением оставшихся валютных ограничений", – поясняет Бахтари.

Банкиры опасаются, что требования к клиентам и их документации в разных банках будут сильно отличаться, отмечает Коробкова. "Это плохо тем, что банки с либеральным подходом при проверках НБУ будут сталкиваться с претензиями инспекторов, основанными на практике ранее проверенных банков, которые из-за отсутствия достаточной экспертизы или опасения штрафов подходят к обслуживанию клиентов излишне строго", – поясняет она.

НБУ советует клиентам не стесняясь обращаться к регулятору с жалобами на излишне строгие банки, говорит Бахтари. Конфликтов между банками и клиентами действительно станет еще больше, поскольку многие банкиры предпочтут не рисковать, предполагает Вышлинский. "Пачку справок клиенту готовить вроде и не нужно, но всегда в банк может прийти проверка от регулятора и постфактум запросить документацию по каждому контракту", – говорит он.

Еще одна проблема – регулятор не только сам разрабатывает нормативную базу, но и оставляет за собой право штрафовать банки. Все это усиливает коррупционные возможности в самом НБУ, добавляет Вышлинский.

Сергей Шевчук

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.