26.06.2013, 18:24

LIBOR-скандал. Утратит ли Лондон статус финансовой столицы мира

34587_image_large.jpg

Бывший топ-менеджер Банка Англии Говард Дэвис об уроках крупнейшего скандала в истории лондонского Сити

Прошлогодний скандал с лондонской межбанковской ставкой предложения (LIBOR) стал шоком для политической системы в Лондоне. Несмотря на все, произошедшее до этого, общественность и ее представители были ошеломлены, узнав, что банкиры систематически подрывали основы данного глобального ориентира рынка (к тому же с Лондоном в названии) в целях личной выгоды. Министр финансов Великобритании Джордж Осборн был вынужден начать парламентское расследование. 19 июня, спустя год работы, парламентская комиссия по банковским стандартам наконец-то разродилась финальным отчетом.

Банкиры, безусловно, отнесутся к результатам работы комиссии как к тому, что в Англии называют "яйцом викария" (из анекдота о том, как молодой священник получил от епископа тухлое яйцо, а когда последний спросил, хорошо ли оно было на вкус, он ответил, что "оно было хорошо местами"). Они поперхнутся от рекомендации комиссии о необходимости введения ответственности за новое уголовное преступление – безответственное поведение, приведшее к необходимости оказания государственной финансовой помощи налогоплательщиками, а также от введения нового режима "старшего лица", согласно которому все банковские функции будут приписаны конкретному сотруднику, который будет нести личную ответственность, если все пойдет не так, как должно.

Банкиры поперхнутся от необходимости введения ответственности за новое уголовное преступление – безответственное поведение, приведшее к необходимости оказания государственной финансовой помощи налогоплательщикам

Комиссия утверждает, что "ведущие банкиры избежали ответственности за свои провалы, утверждая о незнании возможных проблем или прячась за коллективным принятием решений". Ее члены стремятся сделать это невозможным. Если у них это получится, безрассудное управление банковскими активами будет караться тюремным заключением, без возможности для финансовых хозяев мира использовать карточку "Выйти из тюрьмы бесплатно", как в игре "Монополия".

Я уже слышу, как адвокаты точат свои карандаши: преступление должно быть определено достаточно четко, чтобы его нельзя было оправдать посягательством на права человека. Но в случае его введения, предлагаемый комиссией режим, несомненно, будет жестче того, что сейчас предлагается в Нью-Йорке или в других банковских центрах. К тому же, члены британского парламента не желают ждать изменений глобального регулирования, происходящих, по их мнению, "черепашьим" шагом: они хотят конкретных действий немедленно.

Если Великобритания примет меры в подобном одностороннем порядке, каковы будут последствия для банковской сферы Лондона? Получит ли Нью-Йорк, Франкфурт или даже Париж конкурентное преимущество, когда международные банкиры покинут Сити, встревоженные перспективой оказаться за решеткой, в случае если их сделки с производными ценными бумагами прогорят?

Может так случиться, что безрассудное управление банковскими активами будет караться тюремным заключением, без возможности для финансовых хозяев мира использовать карточку "Выйти из тюрьмы бесплатно", как в игре "Монополия"

Члены комиссии предлагают два несколько противоречивых ответа на этот вопрос. Первый заключается в том, что, по правде говоря, им все равно. "Риск массового оттока банкиров не стоит учитывать", ‑ заявила комиссия, отметив, что преимущество Лондона как мирового финансового центра сопровождается серьезными рисками для британской экономики. В отличие от США, где доля финансового сектора в ВВП не столь велика, экономика Великобритании по-прежнему не восстановила объемы производства, утраченные во время "великого экономического спада" после 2008 г., по причине постоянных сокращений расходов банковского сектора.

В отличие от США, где доля финансового сектора в ВВП не столь велика, экономика Великобритании по-прежнему не восстановила объемы производства, утраченные во время "великого экономического спада" после 2008 года, по причине постоянных сокращений расходов банковского сектора

Но члены комиссии признают, что утрата Лондоном статуса мирового финансового центра будет дорого стоить в отношении рабочих мест и объемов производства, поэтому они разработали вторую линию аргументации. "Не существует ничего полностью оптимального", ‑ говорят они о равных условиях в сфере международных финансов. Попытки создать единый европейский финансовый рынок, по их мнению, вынудили страны реагировать на просчеты, выявленные кризисом 2008 года, со скоростью "самого медленного корабля в конвое".

Напротив, комиссия утверждает, что "Великобритания может получить большие преимущества как финансовый центр, демонстрируя, что она может установить и придерживаться стандартов, значительно превышающих международный минимум". Помимо нового жесткого режима личной ответственности, комиссия хочет дополнить базельские стандарты банковского капитала строгим лимитом соотношения собственных и заемных средств банков.

Британское правительство, озабоченное поиском путей стимулирования экономического роста по мере приближения следующих выборов, несомненно, хорошо подумает, прежде чем вводить любые изменения, которые могут привести к оттоку бизнеса из страны. Но правительство оказалось между молотом и наковальней, сдерживаемое парламентом, который, решительно поддерживаемый враждебной к банкам печатью и общественным мнением, стремится провести реформы, а также директивами ЕС по введению более жесткого режима.

Великобритания может получить большие преимущества как финансовый центр, демонстрируя, что она может установить и придерживаться стандартов, значительно превышающих международный минимум

Так права ли комиссия в том, что правительству нужно немедленно провести реформы, игнорируя последствия?

Свидетельства, которые можно найти в международных исследованиях, говорят о том, что введенные нормативные изменения пока что не привели к оттоку банкиров. Лондон и так уже применил подход, являющийся более жестким, чем подходы большинства других финансовых центров. Налоги, взимаемые с премий высшим руководителям, стоили дорого международным банкам. Регулирующие органы сейчас действуют заметно более жестко и назойливо, чем их коллеги в Нью-Йорке. Банкирам это не нравится, но они пока еще не переехали в более благоприятные места.

Какой бы политически привлекательной ни была идея посадить за решетку банкиров-злодеев, осуществить это на практике, скорее всего, будет очень сложно

Не заметно также, чтобы они собирались это сделать. Последний индекс Z-Yen по мировым финансовым центрам показывает, что Лондон сохраняет первое место, причем его преимущество над Нью-Йорком осталось неизменным. Азиатские центры постепенно догоняют, как и следовало ожидать, но едва ли они являются прямыми конкурентами для бизнеса, который ведется в Лондоне. Франкфурт и Париж – самые вероятные европейские конкуренты – далеко позади: на 10 и 26 местах, соответственно.

Рейтинговые агентства и акционеры нервничают, когда слышат, что более строгая нормативно-правовая база не обязательно является недостатком. Но режим, при котором личная ответственность сильно влияет на людей одной юрисдикции, заставит банкиров думать, прежде чем принимать решения, особенно в случае глобальных банков с комплексной матричной системой управления, позволяющей перемещать руководителей в другие места.

Британские законодатели должны быть удовлетворены тем, что любой новый режим захватывает нужных людей нужным образом. Какой бы политически привлекательной ни была идея посадить за решетку банкиров-злодеев, осуществить это на практике, скорее всего, будет очень сложно.

 

Говард Дэвис,
профессор Института политических исследований в Париже.
Экс-замуправляющего Банка Англии,
бывший ректор Лондонской школы экономики

© Project Syndicate, 2013

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ