Встретились как-то топ-менеджеры ПриватБанка, Visa и Monobank. Получились интервью

Встретились как-то топ-менеджеры ПриватБанка, Visa и Monobank. Получились интервью  - Фото
Олег Гороховский, Вера Платонова и Петр Крумханзл. Коллаж: Евгений Адаменков/LIGA.net
25.09.2019, 08:08

Вера Платонова, Петр Крумханзл и Олег Гороховский о рисках, карманных супермаркетах и диджитал-будущем финансового рынка


Прошлое и настоящее ПриватБанка неожиданно встретились на киевском Visa Cashless Forum. Встреча прошла в необычном формате: нынешний председатель правления Привата Петр Крумханзл и экс-топ-менеджер банка Олег Гороховский дали мини-интервью CEO украинского офиса Visa Вере Платоновой.

Крумханзл рассказывал, как государственный ПриватБанк смог заработать миллиард долларов в условиях негативного информационного фона и почему банк нужно называть "IT-компанией с банковской лицензией". Гороховский, который сейчас развивает проект monobank, сравнил работу гигантского финучреждения и небольшого стартапа и спрогнозировал превращение классических банков в "набор аутсорсинговых услуг".

LIGA.net записала самое интересное из каждого инртервью.

Платонова и Крумханзл: намеки на Коломойского и миллиард долларов прибыли

Чешский банкир Петр Крумханзл уже полтора года работает в Днепре, где базируется головной офис ПриватБанка. В Киев Крумханзл заезжает каждую неделю – здесь он общается с крупными клиентами и собственником – Министерством финансов.

Выступление банкира на Visa Cashless Forum совпало с суперважным для банка событием: в Хозсуде Киева рассматривалось дело о возвращении более половины акций ПриватБанка прежнему акционеру – Игорю Коломойскому. Новость о том, что в заседании объявлен перерыв и решения по сути сегодня не будет, Крумханзл узнал в кулуарах форума почти одновременно с присутствующими на форуме журналистами.

Свое интервью с главой Привата Вера Платонова начала с вопроса об информационном фоне, окружающем банк в последние месяцы.

Платонова: Мы слышим очень много месседжей разного характера – не только хороших, которые генерирует сам банк, но и не очень позитивных, которые происходят из внешних источников. Что сейчас происходит с банком?

Крумханзл: Сейчас моя главная задача – не отвлекаться от нашего главного приоритета - хорошего сервиса для миллионов клиентов, с которыми мы работаем. За первые восемь месяцев этого года ПриватБанк заработал миллиард долларов чистой прибыли, в прошлом году мы выплатили государству 11 млрд грн дивидендов. Этого бы не было, если бы мы поддавались волнению.

Платонова: Вы работали во многих других странах, например, Китае и Чехии. Что вы можете сказать об украинских условиях для банковского бизнеса, если сравнивать с вашим прежним опытом?

Крумханзл: Начну с того, что у ПриватБанкаа 22 млн клиентов, 10 млн регулярно пользуются сервисами Приват24. Международная практика показывает, что такие огромные организации, как правило, очень неповоротливы, но ПриватБанк – не такой. Это очень примечательное отличие. Банк конкурирует не только на украинском рынке, он представляет собой нечто большее – мы часть международного рынка. Например, консультировались с китайским гигантом AliBaba, а это бесценный опыт. Поэтому мы – не классический государственный банк, мы – IT-компания с банковской лицензией. Это довольно редкое сочетание, не только на нашем рынке, но и в мире.

Платонова: Технологии очень ускорили развитие рынка, поэтому многое зависит от выбора стратегии – куда идет ПриватБанк?

Крумханзл: Среднесрочный тренд, с которым нельзя спорить – развитие онлайн-каналов предоставления банковских услуг. В конкурентной борьбе победит тот, кто сможет обеспечить клиенту качественную альтернативу – возможность всегда выбирать между онлайн- и офлайн-доступом к своему банку. Мы видели, как несколько лет назад в мире было модно говорить об online-only моделях, некоторые игроки сделали на это ставку, но со временем поняли, что это не работает. Клиенту важно работать с банком в разных режимах. Поэтому наша стратегия – сохранять офлайн-обслуживание и при этом быть для потребителя "супермаркетом в кармане", чтобы он мог сделать, все что нужно с помощью мобильного телефона.

Платонова и Гороховский: из топ-менеджера в стартаперы и "смерть" классического банкинга

До декабря 2016 года Олег Гороховский возглавлял в ПриватБанке розничный бизнес, после национализации вместе с другими экс-топ-менеджерами банка Дмитрием Дубилетом и Михаилом Рогальским создал компанию Fintech Band (среди учредителей – другие бывшие топы банка во главе с экс-предправления Александром Дубилетом), которая в сотрудничестве с Универсал Банком Сергея Тигипко запустила проект monobank. Создатели позицонируют его как первый в Украине банковский продукт с полностью дистанционным обслуживанием. В мае этого года количество клиентов monobank превысило миллион человек.

Перестроиться с работы в банке-гиганте в режим IT-стартапера несложно, главное понимать "зачем". 

Платонова: В чем отличие между топ-менеджерской позицией и компанией, которую вы сами создаете практически с нуля?

Гороховский: Важно понимать, что любой бизнес должен начинаться с трех простых вопросов: "Что мы делаем, как мы это продаем и зачем – кому это нужно?". И принципиально важно правильно определить последовательность этих вопросов. Нужно начинать с "зачем", тогда как у нас – и часто это касается банков – начинают с "что", то есть делают продукт, а потом только начинают думать, кому его продавать.

Платонова: Но вы же наверняка руководствовались этим принципом и в ПриватБанке. В чем все-таки разница между ним и Fintech Band?

Гороховский: В банке главный источник энергии – это система. Если ее правильно выстроить, она начинаеть сама драйвить все процессы. В стартапе энергию дают сами создатели. И получается как с рестораном – это хорошее заведение, если собственник тоже ходит в него поесть. У нас все ходят в наш "ресторан". Думаю, наши коллеги из других банков далеко не всегда активно посещают свои "заведения".

Платонова: А если говорить о прицнипах управления – как изменился этот аспект?

Гороховский: Agile, о котором сейчас много все говорят. Мы использовали этот принцип еще в ПриватБанке, но сейчас без этого просто невозможно жить. У меня нет подчиненных, надо мной нет начальства, у нас вообще отсутствует как таковая иерархия. Всеми проектами, которые мы делаем, занимается специально сформированная под них группа людей. Я не отдаю никому приказов, мы находим решение совместно. Это кардинально повышает ответственность и энтузиазм людей.

Платонова: Вы уже добились впечатляющих результатов, но что дальше – какая стратегия у Monobank сейчас, на какие сегменты рынка смотрите?

Гороховский: Я могу успокоить наших коллег из других банков: мы не будем заниматься корпоративным кредитованием. На что смотрим – VIP-сегмент. Еще – СПД (субъекты предпринимательской деятельности, - ред.) и дети. "Дети" будут у нас очень скоро.

Платонова: Что будет с классическим банкингом в будущем, смогут ли банки пережить атаку конкурентов с приставкой "нео"?

Гороховский: Классическим банкам повезло: благодаря американцам у них есть серьезная защита в виде сложных международных процедур и требований, стартапы пока не знают, как к ним подступиться. Но я не верю, что современные банки способны дать продукт, который приятно "щупать". Скорее всего, в будущем банки будут предоставлять клиентам набор аутсорсинговых услуг, которые они будут собирать у посторонних, но более компетентных компаний.

Платонова: Какие законодательные ограничения мешают нашему рынку, на ваш взгляд?

Гороховский: Огромная часть нашего бизнеса – это дистрибуция. Количество точек, в которых можно получить карты monobank сопоставимо с сетью Привата. Это большие затраты. Поэтому важно, чтобы у банков была возможность открывать счета дистанционно. Это очень упростит жизнь и нам, и нашим клиентам.


Последние новости