30.10.2018, 09:30

Фонд гарантирования: НБУ иногда мотивирует должников не платить


Светлана Рекрут. Фото: пресс-служба ФГВФЛ

Замглавы Фонда гарантирования вкладов физлиц Светлана Рекрут о распродаже залогов банков на 130 млрд гривень

Спустя четыре года с начала банковского кризиса Фонд гарантирования готов выставить на продажу почти все активы, оставшиеся от банков-банкротов. Самые ценные из них находятся в залоге у Нацбанка, который до последнего времени не соглашался выпускать на рынок большую часть своих активов.

Речь о кредитных портфелях, под залог которых НБУ выдавал банкам кредиты рефинансирования. Все они давно не обслуживаются, но главная их ценность – в обеспечении, где есть и крупные объекты: недостроенный ТРЦ Республика и гостиница Салют в Киеве, Белоцерковская ТЭЦ и другие.

Реклама

Общая номинальная стоимость залогов из пула Нацбанка – 130 млрд грн.

Пока выручить удалось немного – 2,8 млрд грн. Несмотря на более высокое качество, по сравнению с другими активами в управлении ФГВФЛ, рынок считает минимальную цену продажи залогов НБУ в 20% от номинала слишком высокой, сетует замглавы Фонда гарантирования Светлана Рекрут. 

В интервью LIGA.net она рассказала, что Фонд намерен делать с активами НБУ, почему госструктуры судятся между собой из-за их продажи и какие надежды они возлагают на вторую попытку американских советников продать "плохие" активы в Украине.

О ДЛИТЕЛЬНОМ СОГЛАСОВАНИИ НАЦБАНКА

- Фонд нередко критиковал НБУ за медленное согласование к продаже его залогового имущества, сейчас в Нацбанке говорят, что согласовали около 80% портфеля. То есть проблема уже неактуальна?

- Ситуация начала меняться только в этом году благодаря рамочному решению, когда Нацбанк одним документом согласовал на продажу большой массив активов. Но, конечно, раньше нас не устраивала скорость с которой НБУ проводил согласование: в 2017 году мы подали предложений по продаже активов на 115 млрд грн, получили согласование только на 42 млрд. Рамочное решение в марте этого года сразу добавило активов еще на 30 млрд грн. То есть объемы согласования фактически удвоились. Потом были еще точечные согласования.

- Что не вошло в рамочное решение?

- Ипотека физлиц Дельта Банка, потому что там есть нюансы с оформлением залогов, активы, которые выставляются на американских площадках, другие специфические объекты.

- Итого – сколько активов НБУ вы уже можете продать?

Реклама

- За первое полугодие 2018 года они согласовали 77 млрд грн. Плюс 42 млрд, согласованного в прошлом году. Вместе выходит около 75-80% портфеля – этими активами мы уже можем торговать индивидуально. Но в то же время мы сталкиваемся с проблемой совершенно другого уровня: большая часть банков проходит уже четвертый год ликвидации, но у нас до сих пор нет понимания, что делать с активами, которые не продадутся на индивидуальных торгах. Нацбанк нам пока не объяснял, как он это видит. У Фонда гарантирования есть подход к формированию пулов непроданных активов, мы где-то месяц назад направили в НБУ предложение применить его и к залогам Нацбанка. Ответа пока нет.

- Вы предлагаете НБУ полностью скопировать общий подход Фонда или возможны отличия?

- Полностью скопировать. Мы уже отработали механизм – на торги выставлено 40 пулов, балансовой стоимостью в 68 млрд грн. Они формируются в размере от 1 до 1,5 млрд грн, но так, чтобы один актив не занимал больше половины стоимости всего пула. Торги начинаются с 20% от номинала  (уровень, на котором останавливаются индивидуальные торги, если актив никто не купил) и цена снижается до 4% от номинала. Если не было покупателей и у пула, укрупняем до 8 – 10 млрд грн и дальше торгуем их на голландском аукционе вплоть до 0,8% от номинальной стоимости.

- Сколько активов НБУ вы уже проторговали индивидуально?

- Точную цифру сказать сложно – это динамический процесс. По предварительным подсчетам речь идет об активах на 75 млрд грн.   

- Нацбанк хочет, чтобы все его активы из числа согласованных прошли индивидуальный этап до конца года. Это реально?

- Конечно.

- Вы согласны с мнением НБУ, что рано или поздно все его активы будут проданы? Вопрос в достаточно низкой цене?

- Да, не существует актива, который невозможно продать. Разве что там есть какие-то серьезные юридические риски. В остальном все зависит только от цены, которую рынок готов за него предложить.

- А что делать с банками, у которых заканчивается срок ликвидации? С ними тоже успеете продать все?

- У нас уже есть такой опыт, когда продавали по принципу один банк-один пул без ограничения минимальной цены.

- Это банки Таврика и Эрде? Продали абсолютно все?

- Да, абсолютно все, но стоимость там иногда была на уровне меньше 0,1% номинала.

- Считается, что в залогах у НБУ находятся самые привлекательные активы – они хорошо продаются?

- Большая часть из того, что проторговано, к сожалению, не продалась.

- На какую сумму вы продали активов Нацбанка?

- 2,8 млрд грн – на начало августа. 

- Это реально вырученные деньги?

- Да. Конверсия по залогам НБУ у нас где-то 23%, номинальная стоимость проданного 11-12 млрд грн.

- В чем проблема, если это "самые качественные активы"?

- Значит цена, которую мы хотим получить не соответствует ожиданиям покупателей. И не надо забывать, что активы, с которыми мы имеем дело, очень чувствительны ко времени – чем дольше мы ждем, тем, во-первых, меньше цена этого актива, и, во-вторых, ниже интерес потенциальных инвесторов.

- Имеете в виду суды с заемщиками?

- Не только: во-первых, постоянно растет балансовая стоимость кредита, потому что на него начисляются проценты. Из почти 440 млрд грн кредитного портфеля, которым управляет Фонд гарантирования, около 136 млрд грн – это проценты, насчитанные в период временной администрации и ликвидации, то есть пузырь, фактически. Проценты существенно уменьшают коэффициент покрытия актива. Во-вторых, да – с каждым днем усложняется ситуация с исково-претензионной работой – залоги выводятся, заемщики уходят в банкротство. В итоге покупатель рассматривает покупку конкретного актива с учетом не только затрат на работу с залогом, но и судебных рисков.

О ПРОЕКТАХ С ИНОСТРАННЫМИ ПЛОЩАДКАМИ

- Американские площадки возобновляют проект по продаже залогов НБУ. Но со времени предыдущей попытки прошел год – почему так долго?

- Когда в каком-либо проекте замешаны две госструктуры, это всегда занимает много времени. Чтобы выставить эти активы повторно, нужно было пройти несколько сложных этапов. Первый – утвердить голландский аукцион, поскольку в прошлый раз торги шли по английской модели – только на повышение. Второе – все активы были проторгованы индивидуально, кое-что даже удалось продать по цене выше 20% от номинала. Третье – и самое сложное – разработать и подписать дополнительные соглашения между американскими площадками, НБУ и Фондом. Важно было сохранить основные положения первого договора и внедрить в него новые положения.

- Что, например?

- Исчезло понятие "резервной цены" – это планка, ниже которой мы по умолчанию не можем продавать. Появился "голландец" – площадки должны были доработать свои IT-платформы, потому что в Украине есть особый регламент – голландский аукцион с падением цены в рамках одного дня и этапом закрытых предложений на повышение. Нам было важно получить именно такой продукт, потому что рынок к нему уже привык. Плюс налоговые нюансы и прочие мелочи.

- НБУ критиковал прошлые торги за английскую модель, которая, по их мнению, была заведомо неэффективной. И что это была идея Фонда.

- Очень удобно критиковать чужие действия, к тому же постфактум. А тогда голландского аукциона у нас не существовало в принципе: торги с американцами были в сентябре, а голландец появился под Новый год. В сентябре мы только обсуждали эту идею и Нацбанк ее тогда тоже довольно критично оценивал.

- В новом проекте участвуют те же активы, что и в прошлый раз, за исключением кредитов банка Киевская Русь. Почему?

- Это еще один предмет нашей дискуссии с Нацбанком. Они не допускают к продаже активы Киевской Руси из-за судебных процессов по оспариванию введения в банк временной администрации и последующей ликвидации. Мы с такой позицией НБУ категорически не согласны, потому что таким образом, наши оппоненты получают время на то, чтобы выводить из банка активы. Мы много раз обращали внимание, что скорость проведения банкротств недобросовестных заемщиков банка после отказа НБУ продавать его активы заметно ускорилась. В непрозрачных процедурах банкротства ценные залоги теряются. Поэтому пока Нацбанк будет ждать окончания судов, продавать там будет уже нечего.  

- В целом вы разделяете оптимизм НБУ по поводу американского проекта?

- Да, мы ожидаем, что это будет успешный проект.

- Вы видите, что как-то поменялся спрос на такие активы?

- Поменялся сам рынок NPL в Украине. Профессиональных участников стало больше, появляются так называемые сервисеры – компании, которые целенаправленно работают с проблемной задолженностью. Я знаю, что к выходу на наш рынок готовятся несколько крупных иностранных сервисеров, которые работают в Европе. Интерес на Западе к нашим NPL большой. Но посмотрим, как это отобразится на реальных цифрах продаж.

ОБ АКТИВАХ ФОНДА

- Фонд тоже будет продавать свои активы на иностранных площадках – первым проектом занимается Cohen. Какие дальнейшие планы?

- У нас уже запланирован второй проект – продажа одесского стадиона "Черноморец" и сопутствующих кредитов. Сюда мы хотим привлечь именно иностранного инвестора. Что дальше – посмотрим, но мы видим очень большой потенциал в сотрудничестве с иностранными советниками по продаже активов на сумму свыше 10 млрд грн, потому что емкости внутреннего рынка, на такие объемы, к сожалению, пока не хватает. По нашим подсчетам, таких пулов у нас будет около 15.

- Cohen будет продавать пул на несколько сотен кредитов – почему так много?

- Мы не выбирали туда активы специально – это среднестатистический срез по тому, что у нас вообще есть. Таким образом мы хотели показать "профайл" наших активов, чтобы, в том числе, иностранцы понимали, с чем здесь можно работать. Да, качество намного хуже, чем у НБУ, но это то, что мы имеем. И мы пока не понимаем, как правильно продавать такие активы, поэтому параллельно запустили два процесса: продажа пулов на 1–1,5 млрд через ProZorro.Продажи и крупный пул на 8 млрд грн на западной площадке. Надеемся к концу года сравнить результаты и сделать выводы – какая стратегия эффективнее.

- Вы уже выставили на продажу больше 40 небольших пулов – что-то из них купили?

- Пока, к сожалению, мы не продали ничего. Проторговалось не все – примерно половина – 25 из 40 пулов , но мы уже понимаем, что цена в 4% от номинала – это по-прежнему слишком высоко для качества наших активов.

- Возможно, проблема в слишком большом размере одного лота?

- Нет, если брать средний размер пула в 1,5 млрд грн и минимальную стоимость продажи в 4% от номинала – это 40 млн грн или $1,5 млн. Для профессиональных участников это небольшие деньги. А иностранные инвесторы даже не смотрят на такой маленький для них объем.

- Вы уже определились с площадкой для продажи "Черноморца"?

- Мы пока заслушали стратегии компаний-претендентов, каждый предоставил свое видение, причем варианты были разные. Дальше будет второй тур – скорее всего, к нему будут допущены все три участника. Там они уже будут конкурировать по цене своих услуг.

- Как они видят продажу такого необычного объекта?

- Да, все отмечают, что это довольно нишевый объект. Среди покупателей видят либо инвестора, который целенаправленно будет покупать стадион, чтобы дальше развивать его именно в таком русле, либо, инвестиционщиков, которые вложат в объект деньги, чтобы потом перепродать, либо крупный инвестфонд, для которого это будет небольшой частью портфеля.

- "Черноморец" тоже будет продан в пуле?

- Мы еще не решили – есть разные варианты, предложенные советниками, но стратегию продажи этого актива Фонд пока не утвердил.

- ТРЦ Республика пока не входит в планы иностранных площадок?

- Мы считаем, что это оптимальное решение для такого объекта, потому что там нужен дополнительный капитал – вероятно, это задача не для нашего рынка. Но в любом случае по "Республике" нужно принимать максимально быстрое решение – мы входим в очередной зимний сезон, что только ухудшит качество объекта. Кроме того, есть фактор конкуренции со стороны других застройщиков – если рядом с "Республикой" построят другой ТРЦ, ее цена упадет многократно.

- То есть это уже реальная угроза – там что-то собираются строить?

- Насколько известно из СМИ, землю недалеко от "Республики" собирался купить под строительство ТРЦ Вагиф Алиев.

- Вы хотите запустить "Республику" в торги на Prozorro?

- Мы хотим выпустить ее на рынок, не важно, как это будет выглядеть.

- Конкретный спрос на этот объект есть?

- Сложно сказать. Но думаю, что есть.

О СУДАХ С НБУ

- Деньги, которые Фонд выручает с продажи залогов НБУ в полном объеме получает Нацбанк?

- За исключением возмещения затрат Фонда на содержание и продажу залогового имущества.

- Это та комиссия, которую НБУ сейчас оспаривает в суде?

- Да, и первую инстанцию мы выиграли.

- В чем суть спора? В одном из интервью представитель Нацбанка говорил, что Фонд повысил комиссионные до 7%, но не обосновал это повышение.

- Согласно части второй статьи 52 Закона о системе гарантирования вкладов в случае продажи Фондом залогового имущества, средства, полученные от его реализации, направляются на погашение требований залогодержателя после возмещения Фонду затрат на содержание и продажу залогового имущества. Во исполнение Закона исполнительная дирекция Фонда своим решением утвердила Порядок осуществления и расчета затрат Фонда на содержание и реализацию залогового имущества. Это делается для того, чтобы расходы, связанные с содержанием и продажей залогового имущества, не перекладывались на других кредиторов.  В любом случае у залогового кредитора всегда есть альтернатива: он может самостоятельно обращать взыскание на залоговое имущество и нести при этом соответствующие расходы.

- Но почему именно 7%?

- Это расчетная величина, которая согласно Порядка, о котором говорилось выше, ежегодно пересматривается в зависимости от фактически понесенных расходов. Чем дольше активы находятся в управлении Фонда, тем выше эти расходы. Например, здания нужно отапливать, охранять и т.д. И не вина Фонда, если залогодержатель длительное время не согласовывает условия реализации такого актива. То есть мы взяли затраты банка за предыдущий период и кумулятивным методом посчитали, во сколько в среднем банку обходится содержание актива до момента его продажи. Это четкая формула, чистая математика.

- НБУ должен был, по-хорошему, взять эти залоги на баланс?

- Получается, да. И мы всегда об этом говорим: если вам не нравится, как мы управляем вашими залогами, вы всегда можете взять их на баланс и распоряжаться ими самостоятельно. Тогда и претензий, что кто-то или берет слишком высокую комиссию не будет.

- НБУ также жаловался, что ликвидаторы банков-банкротов не перечисляют деньги, полученные от погашения ипотечных кредитов из его залогов – это правда?

- Уполномоченные лица Фонда руководствуются условиями договоров, подписанных между НБУ и банком. По ипотечному портфелю Надра Банка залоговому кредитору уходит вся сумма, по Дельте – есть определенная пропорция.

- Но с июля вы вообще не перечисляете НБУ никаких денег.

- В июле Верховный Суд вынес решение в отношении одного из банков, что, если залогодержатель не удовлетворяет свои кредиторские требования за счет залога, он теряет право на получение средств от погашения этого кредита. С июля мы действительно приостановили выплаты Нацбанку, потому что Фонд должен сформулировать свою юридическую позицию: есть решение Верховного Суда, и мы должны понять и обосновать, как его выполнить, и  применимо ли оно ко всем подобным кейсам.

- У вас уже есть предварительное понимание, как Фонду вести себя в этом вопросе?

- Очередность удовлетворения требований кредиторов четко установлена законом. Но мы обязаны учитывать все малейшие юридические тонкости, которые могут привести к нарушению такой очередности. Фонду всегда приходится вести себя очень аккуратно – и это не наша прихоть. Поэтому заявления, что мы что-то не перечисляем Нацбанку по своему желанию, не соответствуют действительности.

- То есть Фонд считает, что НБУ не должен иметь преимущества, даже несмотря на статус "кредитора последней инстанции"?

- Есть судебное решение по иску вкладчиков Дельта Банка: там говорится, что НБУ не может быть приоритетным кредитором, поскольку, он как регулятор, допустил неплатежеспособность банка, и, кроме того, забрал себе в обеспечение лучшие залоги, в то время как остальным кредиторам остается ждать и надеяться на лучшее. Суд посчитал, что это несправедливо.

- Как НБУ аргументирует отказ согласовывать реструктуризацию ипотечных кредитов из своих залогов, если это возможность вытащить кредит из дефолта?

- Вероятно, аргументация та же – они боятся, что не будут получать средства от погашения кредита. Но вдумайтесь в саму формулировку: фактически НБУ своей позицией призывает заемщика, который хотел бы погасить свой долг, не платить.

- Вы не хотите выставлять эти кредиты на Prozorro, как на том настаивает Нацбанк?

- Почему? Если реструктуризировать долг мы не можем, Фонд выставляет неработающий кредит на продажу на ProZorro. Продажи, где его выкупят в среднем за 20% стоимости. Если бы этот долг был реструктуризирован, он бы считался рабочим – в таком статусе намного больше шансов продать его дороже.

- Фонд рассказывал о 91 удовлетворенной заявке на реструктуризацию ипотеки – это кредиты, по которым уже были реальные платежи? Какие там условия?

- Условия для всех одинаковые, правила реструктуризации – это тоже юстированный документ. Те, кто хочет реструктуризировать долг, должны сразу заплатить 10% от основной суммы задолженности, после чего сумма долга фиксируется – к ней применяется символическая ставка в 0,01% годовых. Ежемесячный платеж пропорционален количеству месяцев реструктуризации, что зависит от срока, оставшегося до конца ликвидации банка, но не больше 10 000 грн.

- А если этих платежей не хватит, чтобы погасить долг до момента ликвидации?

- Все активы банков в процессе ликвидации будут проданы. При этом потенциальными покупателями рабочих кредитов, которые на продажу выставляются в последнюю очередь, будут, вероятнее всего, другие банки.

Сергей Шевчук

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.