Ростовщики, «белые» клиенты, Эйнштейн. Интервью СЕО Правэкс Банка

Ростовщики, «белые» клиенты, Эйнштейн. Интервью СЕО Правэкс Банка - Фото
Тарас Кириченко
13.06.2019, 08:42

Глава дочернего банка итальянской группы Intesa Sanpaolo Тарас Кириченко о дорогих кредитах, технологиях, опере и финансовой грамотности в Украине


Сразу после разговора с корреспондентом LIGA.net предправления Правэкс Банка Тарас Кириченко приглашает в свой кабинет целую делегацию гостей, беседующих между собой на итальянском языке.

Поддержка из Милана, где находится головной офис материнской структуры Правэкса Intesa Sanpaolo, позволяет банку чувствовать себя уверенно, хотя он остается единственным в Украине убыточным финучреждением с иностранным капиталом.

В интервью LIGA.net глава Правэкса рассказал о пост-кризисной бизнес-модели, рисках превращения банков в ростовщиков и проблемах с финансовой грамотностью, свойственных украинцам.

ОБ УБЫТКАХ

- Правэкс Банк уже несколько лет кряду терпит убытки – когда планируете вернуться к прибыльности?

- Мы движемся по плану, согласованному с НБУ и нашими акционерами, и даже идем с неким опережением графика. В том, что банк будет прибыльным, нет никаких сомнений.

- То, что убыток 2018 года существенно превысил показатель 2017-го – это тоже часть плана?

- Абсолютно.

- С чем связан рост убыточности?

- Инвестиции, изменения в учете.

- В начале 2018 года Intesa Sanpaolo докапитализировала банк – это были живые деньги?

- Да. Мы с большим запасом превышаем норматив адекватности капитала. Деньги акционера были нужны нам для инвестиций в развитие банка.

- Есть мнение, что чрезмерное перевыполнение норматива адекватности капитала – это признак того, что у банка есть деньги, но он не особо понимает, что с ними делать.

- Послушайте, наш акционер работает в огромном количестве стран, мы занимаемся банковским бизнесом последние 488 лет. Это естественно, что в нашей стране существуют люди, которые не так давно работают в этой сфере и только сейчас узнали о существовании требований Базеля и мировых стандартах. Но мы представляем банковскую структуру немного другого уровня.

- Нормативы ликвидности вы тоже перевыполняете с огромным запасом.

- И это предмет нашей гордости. Мы постоянно ищем возможности для размещения свободной ликвидности. Нас абсолютно устраивает, что мы полностью выполняем все нормативы НБУ и никогда не нарушали ни один из них.

О РОЗНИЧНОМ КРЕДИТОВАНИИ

- Вместе с ребрендингом в конце 2017 года вы заявили о желании выходить в розничный бизнес, что выглядело амбицией: навязать конкуренцию в том числе, в сегменте потребительского кредитования. Судя по статистике банка, в прошлом году, портфель кредитов физлиц у вас наоборот уменьшился. Какие у вас сейчас приоритеты?

- Давайте для начала обозначим, что такое потребительский кредит. Это ситуация, когда человек хочет купить кофеварку, но у него нет на это денег, поэтому он покупает ее в долг. Проценты по таким займам сейчас уходят далеко за сотню. Как это можно описать? Есть такое слово "ростовщичество". То, что у нас вся страна увлеклась этим... Я считаю, что в конечном итоге мы получим закредитованных заемщиков, у которых вообще не останется средств к существованию, не говоря уже о погашении кредитов. Мне хотелось бы, чтобы банковский бизнес в нашей стране вел себя ответственно. Поэтому мы не будем заниматься таким кредитованием.

- И вы не отказываетесь от кредитования физлиц?

- Не отказываемся, но это должно быть "партнерское" кредитование под ключевые потребности клиента и его семьи.

- О каких "ключевых потребностях" вы говорите?

- Сделать ремонт, разбить сад, купить лодку в конце концов.

- Разве это не то же самое потребительское кредитование?

- Мы не собираемся выдавать такие кредиты в больших количествах и под непомерные проценты. Заниматься ростовщичеством мы точно не будем.

- Как тогда банк намерен зарабатывать, если потребкредитование, как принято думать, – это едва ли не единственный рабочий банковский бизнес на нашем рынке?

- Очень прискорбно, что так принято думать. Целые группы банков концентрируются на индустрии потребительского кредитования вместо того, чтобы развивать качественных корпоративных заемщиков, больше внимания уделять проверенным розничным клиентам. Мы хотим идти именно этим путем.

- Вас интересует более обеспеченная клиентура?

- Скорее мы не хотим работать с клиентами, которые получают серую или черную зарплату.

ОБ ИПОТЕКЕ

- Вы заявляли, что собираетесь наращивать автокредитование, но у многих других банков подобные портфели были одним из основных источников NPL в розничном бизнесе. В каком состоянии был ваш старый портфель?

- В прекрасном состоянии. Мы говорим о гривневых кредитах, выданных в 2010-2011 годах – с ними проблем не было. В валюте мы не кредитовали.

- Ипотекой не интересуетесь?

- Интересуемся. Планируем на этот год запуск продукта, возможно, это произойдет уже в июле.

- Что сейчас представляет собой этот рынок с точки зрения банка?

- Жилья строится очень много, предложение большое. Платежеспособного спроса среди покупателей недостаточно – потребность в кредитовании тоже есть. Мы не намерены кредитовать всех подряд – только заемщиков с официальным доходом и полностью белой зарплатой. Видим в этом бизнесе хороший потенциал.

- Некоторые ваши коллеги жаловались, что ипотеку сдерживает НБУ, который не разрешает кредитовать покупку еще не построенных квартир. Согласны?

- А зачем кредитовать недострои? Почему банк должен брать на себя риски застройщика? Недалеко от моего дома до сих пор стоят здания Элита-Центра – как напоминание, что строительный бизнес тоже должен быть прозрачным и ответственным.

- Еще одно замечание от банкиров: из-за высоких ставок ипотека у нас возможна только при условии, что застройщики будут компенсировать банкам часть ставки, чтобы розничный клиент на выходе получил более привлекательные условия. Вы рассматриваете для себя подобные форматы работы?

- Нет. Если кто-то компенсирует банку ставку, возникает вопрос – а за счет чего он это делает? Это приводит нас ко все той же проблеме – если вы перекладываете риск на розничного заемщика, он от этого никуда не девается. Потому что льготная ставка в первый год не отменяет полноценные проценты в течение следующих десяти лет. Я понимаю, что застройщики заинтересованы в снижении порога входа для рядовых покупателей. Окей, в первые годы его карман выдержит нагрузку по ставке 0% годовых. А что будет дальше, когда банк включит полноценный режим и платить уже нужно будет 25 или 30%? Об этих рисках почему-то никто не думает.

- Что нужно для более массового развития ипотеки в Украине?

- Нужно снижение ставок. Но это вопрос макрофинансовой стабильности – достигнет ли НБУ своих целей по инфляции, сможет ли закрепить успех хотя бы на несколько лет. Если да – несомненно рынок ипотеки развернется.

О КРЕДИТАХ МСБ

- Вам не кажется, что нечто похожее на то, о чем вы говорите применительно рознице, – чрезмерная закредитованность не слишком платежеспособных заемщиков – может возникнуть и в сегменте малого-среднего бизнеса, куда также как и в потребкредитование пытаются зайти многие банки, в том числе государственные?

- Здесь другая ситуация. МСБ у нас, во-первых, сам по себе недоразвит, во-вторых, сильно недокредитован. Поэтому, я думаю, что до полного насыщения этого сегмента еще очень далеко.

- На нашем рынке достаточно качественных МСБ-заемщиков? Многие точно так же работают не совсем в белую, cash flow у таких компаний очень нестабилен.

- Естественно, если ты работаешь в черную, не платишь налогов и не имеешь отчетности, нормальный банк с тобой работать не будет. Такие компании могут привлекать кредиты разве под залог какой-нибудь недвижимости или получать ресурс где-то на стороне – у иных финансовых структур. Но вряд ли это можно назвать системной поддержкой бизнеса. Поэтому у наших малых-средних предпринимателей нет выбора – если хочешь нормально работать, придется делать это по-белому.

- Если перед вами стоит выбор – кредитовать не совсем белую компанию, которая, например, платит сотрудникам только официальную часть зарплаты, или не кредитовать никого, вы выберете второй вариант?

- «Официальная часть на карточку, а остальное в конверте» – эту практику нужно отменить. То, что кто-то официально платит 3 200 грн – не делает его белым.

- Но так работают очень многие в целом хорошие и добросовестные компании, они могли бы стать неплохим клиентом для вас.

- Рынок должен стать прозрачным, иначе никакого кредитования не будет. Мы точно для себя решили, что не станем идти на компромиссы с качеством и кредитовать «черные-серые» компании, какими бы они не были.

- Много ли заемщиков, соответствующих вашим требованиям, вы видите на рынке?

- Их достаточно. Мы хотим наращивать портфель, но это не самоцель. Если будут хорошие "белые" заемщики – прекрасно, мы их с удовольствием прокредитуем.

- Какой у вас NPL по новым выдачам в корпоративном сегменте?

- Я сейчас даже задумался, пытаясь вспомнить, были ли у нас прецеденты с невозвратами. Их не было. Корпоративный сегмент – это же не портфельный, а индивидуальный подход, поэтому мы не видим даже намека на то, что клиенты могут не возвращать кредиты.

- НБУ неоднократно отмечал, что основной рост корпоративного портфеля дают клиенты, которые не допускали ранее дефолтов. Но рано или поздно эти компании тоже окажутся перекредитованными – насколько высок "потолок" этого сегмента?

- Давайте сначала посмотрим на макроэкономическую ситуацию в стране. Возможности для роста у нас огромные – чтобы догнать Польшу, которая сама по себе не предел мечтаний, – нам нужно лет 10. Если говорить об МСБ, то у нас он обеспечивает где-то 20% ВВП, тогда как, например, в Германии – 50-60%. Это гигантский потенциал.

- Но сейчас выходит, что на рынке сложилась такая ситуация: у банков есть много денег, которые они готовы и хотят давать качественным заемщикам. Таких заемщиков мало, банки буквально гоняются за ними, предлагая максимально выгодные условия...

- Как можно насильно выдать кому-то кредит?

- Насильно нет, но можно чрезмерно закредитовать хорошего клиента – сложно удержаться от соблазна, когда у тебя много вариантов, где привлечь относительно дешевые средства на развитие бизнеса.

Так это и есть преимущество работы в белую. Вы хорошая добросовестная компания – естественно, что у вас есть возможность выбирать из множества кредитных продуктов по максимально низкой ставке.

О ТЕХНОЛОГИЯХ

- Как вам концепция банка-IT-компании? Сейчас эту идею продвигают многие, никого не удивишь хакатоном, который проходит под патронатом банка. Вам это интересно?

- Конечно, мы пытаемся не отставать от технологий, но я не очень понимаю, почему для этого нужно спонсировать хакатоны. Мы, например, спонсируем оперу. Хакатоны – это тоже хорошая вещь, но мы и без того регулярно общаемся с молодыми разработчиками, которые предлагают улучшить наши процессы технологически.

- Что-то уже внедрили из подобных вещей?

- Да, например, Robotic Process Automation, технологию позволяющую заменять людей роботами, которые по определенному алгоритму совершают операции. Это позволило нам в короткий срок автоматизировать многие процессы в банке и в результате повысить операционную продуктивность, оптимизировать затраты на персонал и экономить время.

- Недавно ОТП Банк искал для себя решение, которое позволило бы автоматически пропускать сделки клиентов согласно требованиям финмониторинга, Приват внедрил систему автоматического отсеивания заявок на получение кредита физлицами. Какие процессы вам нужно проапгрейдить прежде всего?

- Два направления: customer experience, то есть практика конктактов клиента с банков по всем каналам, и снижение себестоимости процессов.

- Какие процессы банк может сделать более дешевыми?

- Любые. Мы смотрим на разные решения, но не все позволяют нам существенно сократить издержки.

- Но все же наверняка у вас есть основные "генераторы костов"?

- Это персонал, кэш и бумага. Особенно последний пункт – к сожалению, мы тратим очень много на бумажный документооборот. Это дорого и не приносит удовольствия ни нам, ни клиентам.

О ФИНАНСОВОЙ ГРАМОТНОСТИ

- И все же на чем сейчас может зарабатывать украинский банк? Какие нестандартные источники дохода вы видите?

- Это вопрос финансовой грамотности населения, без которой мы не можем развивать кредитные продукты теми темпами, которые нам бы хотелось иметь. Речь о фундаментальных вещах. Вот вы, например, откладывете деньги себе на пенсию?

- Нет. А вы?

- Да. Мы же понимаем, что на государство, конечно, можно надеяться, но это не самый разумный вариант. И такая же логика должна быть у 35 млн человек, которые сейчас находятся в стране – каждый из них может что-то откладывать, а это колоссальный рынок сбережений. Это тянет за собой следующий сегмент – инвестирования в различные долгосрочные инструменты. Мы, как банк, можем выполнять здесь функцию брокера – вот вам еще один скрытый источник дохода. Дальше – страхование жизни, здоровья, например, на случай рака. И этот список можно продолжать – все зависит от повышения финансовой грамотности. Поэтому мы избрали для себя глобальную цель – быть партнером не только клиента, но и его семьи, удовлетворять ее потребности в комплексе, быть эдвайзером.

- USAID недавно публиковала исследование: 40% украинцев не пользовались ни одной банковской услугой в течение последнего года, только 12% имеют депозит – ваши представления о потенциальной клиентуре совпадают с этой статистикой?

- Да, именно такие исследования формируют наше понимание реального положения дел с финансовой грамотностью в стране. Но я бы смотрел на эти цифры по-другому – это показатель того, насколько велик потенциал для увеличения количества клиентов и в целом активов банковской системы. Хотя, финансовая инклюзия – это общемировая проблема, в этом смысле есть с чем работать не только в Украине.

- Только ли в низкой финансовой грамотности заключается эта проблема? Есть ли другие пути, как решить эту проблему, кроме образовательных кампаний?

- Я вижу по своим близким людям: когда мы собираемся за одним столом разговоры часто уходят в политику, но если я начинаю спрашивать о финансовых делах – делают ли они сбережения на пенсию, как собираются финансировать покупку квартиры, ремонт или переезд – становится понятно, что люди даже довольно высокого уровня достатка очень мало знают о своих финансах и мало того, неохотно разговаривают между собой о таких вещах. А нужно начинать с себя – не обсуждать политику и рейтинги кандидатов, а поговорить с детьми и близкими, что нужно сделать, чтобы получить достойную пенсию.

- Может это банки что-то делают не так, раз население настолько им не доверяет в течение многих лет, несмотря на все разговоры о клиентоориентированности, технологичности и новых сервисах?

- Давайте заменим слово "банк" на "ресторан". Люди хотят посещать хорошие рестораны, но для этого им нужен соответствующий опыт – поэтому и банковскими услугами пользуются прежде всего финансово-образованные люди, которые уже пробовали разные варианты, понимают, что такое качественное обслуживание. Но я против стереотипов, когда после кризиса и вала банкротств все банки почему-то считаются плохими и ненадежными – это просто неправда. В Украине есть достаточное количество сильнейших международных брендов, есть госбанки. Нужно просто начать выбирать. И мы видим, что, по указанному вами исследованию, большая часть респондентов, несмотря на негативное отношение к банкам, хотят, чтобы их дети с ранних лет получали финансовое образование.

- В этом же исследовании есть и другие цифры, которые говорят о том, что у серьезной части украинцев просто нет такого количества денег, чтобы как-то длительно задерживать их в банке.

- Сбережения – на жизнь или на смерь – есть у любого человека. Другое дело, что, являясь эмоциональными существами, люди часто предпочитают потратить эти деньги на ненужные им товары или услуги. Еще одна причина – мы понимаем, что в стране есть люди, которые неплохо зарабатывают. Но значительная часть этих денег находится в тени и выходит, что им не очень комфортно приносить в банк деньги, полученные таким образом.

- Что делать с теми, кто живет в регионах и зарабатывает 5000 грн в месяц?

- Наверное, нужно помочь им научиться зарабатывать.

- Как?

- Есть старое правило – ищи доходы в расходах. То есть люди должны понять, что нужно жить по средствам. Тогда, рано или поздно, у тебя тоже появятся сбережения – в идеале нужно откладывать и инвестировать не меньше 25% дохода. Эйнштейн, кстати, называл сложный процент "восьмым чудом света", потому что, даже если ты в молодом возрасте начинаешь откладывать небольшие деньги и инвестировать их в надежные инструменты, то на пенсию с высокой долей вероятности ты выйдешь очень обеспеченным человеком.