Экономист Говард Дэвис размышляет о том, насколько крупные штрафы для банков полезны в качестве наказания для них и стимула для экономики

В ноябре британское Управление финансового надзора (Financial Conduct Authority, FCA) объявило о своем решении оштрафовать шесть банков на сумму $4,3 млрд за манипулирование валютным рынком. Однако котировки акций банков почти не отреагировали на эту новость. Почему?

Расследование, длившееся целый год, обнаружило шокирующие детали бесчестных методов ведения бизнеса и недостатки в управлении, которые привели к штрафам. Полуграмотные письма и сообщения в чате, которыми обменивались между собой корыстные трейдеры, раскрыли их бесстыдный сговор по манипулированию дневным "фиксом" курса валют ради прибыли и личной выгоды. Старшие менеджеры были настолько невнимательны, что позволили своим подчиненным вести себя, будто детям, вульгарным и пресыщенным. Под псевдонимами "Три мушкетера" и "Команда А" они делали всё, что хотели, нанося колоссальный ущерб своим компаниям.

Однако, несмотря на огромные штрафы FCA, ни один человек из руководства банков не покончил жизнь самоубийством, а инвесторы просто пожали плечами. Конечно, одна из причин этого заключается в том, что было заранее известно о предстоящем решении; новостью стали только детали преступления и размер штрафов.

Начиная с 2009 года 22 крупнейших банка США и Европы были вынуждены выплатить $230 млрд

Впрочем, более важная причина заключается в том, что даже $4,3 млрд являются мелочью по сравнению с общим объемом штрафов и судебных издержек, с которыми столкнулись крупные банки в последние пять лет. По оценкам аналитиков Morgan Stanley, начиная с 2009 года 22 крупнейших банка США и Европы были вынуждены выплатить $230 млрд, то есть в 50 с лишним раз больше, чем сумма штрафа FCA. Данная сумма превышает общий размер колоссальных убытков банков от "плохих кредитов" и сверхамбициозного финансового планирования.

На американские банки приходится более половины этих штрафов. Европейский счет лишь слегка превышает $100 млрд, причем примерно половину этой суммы выплатили семь крупнейших британских банков.

Масштаб штрафов уже настолько велик, что начал оказывать существенное влияние на банковские балансы, тормозя их восстановление и ограничивая кредитные мощности

Однако цифры рассказывают только часть истории. В США банки в основном штрафовали за продажу неправильно представленных рынку ипотечных облигаций, причем зачастую их покупателями становились финансируемые из госбюджета Fannie Mae и Freddie Mac. Банки, скажем прямо, не полностью согласились с аргументами регулятора, но прикусили язык и всё выплатили. Регуляторы США также серьезно наказали иностранные банки, которые нарушили политику американских санкций против Ирана.

Напротив, в Великобритании большая часть штрафов представляет собой компенсацию индивидуальным ипотечным заемщикам, которым банки продали так называемую "страховку защиты платежа". Регулятор утверждает, что эта страховка была в целом бесполезна для заемщиков и продавалась неправильно. Банки полагают, что некоторые из истцов, которым они теперь вынуждены выплачивать компенсации, злоупотребляют своими правами, но, тем не менее, платят. Этот грустный эпизод обошелся британским банкам пока что в $37 млрд, но выплаты продолжатся, увеличившись, видимо, еще примерно на $5 млрд.

По мнению аналитиков Morgan Stanley, в ближайшие два года расходы банков на штрафы и судебные издержки увеличатся еще на $70 млрд по уже выявленным ошибкам и нарушениям. Но могут появиться и новые эпизоды, ведь два года назад никто не ожидал дела о манипуляции валютными рынками.

В ближайшие два года расходы банков на штрафы и судебные издержки увеличатся еще на $70 млрд по уже выявленным ошибкам и нарушениям, но могут появиться и новые эпизоды

Ирония (и это понимают финансовые директора крупнейших банков) в том, что как только банки увеличивают свой капитал, выпуская акции или используя прибыль, в соответствии с требования регулятора, следящего за устойчивостью банковской системы, эти деньги тут же утекают к надзорному регулятору. Масштаб штрафов уже настолько велик, что начал оказывать существенное влияние на банковские балансы, тормозя их восстановление и ограничивая кредитные мощности.

Часть денег, особенно в Великобритании, вернулась индивидуальным клиентам. Но еще больше досталось самим регуляторам, а значит национальным правительствам. В Великобритании штрафы когда-то помогали компенсировать издержки регулятора: плохие игроки оплачивали издержки хороших, что создавало позитивную обратную связь. Сегодня же платежи стали настолько большими, что правительство забирает их себе и направляет выручку, превышающую расходы регулятора, в ветеранские благотворительные фонды.

Требуется время, чтобы понять, насколько крупные штрафы, выплачиваемые главным образом акционерами наказываемых корпораций, способствуют сохранению честности в системе

В США конечные получатели не так понятны; они вообще не раскрываются. Чарльз Каломирис из Колумбийского университета оспаривает эту систему, которую он определил как "настоящий подрыв бюджетного процесса", поскольку деньги собираются и распределяются непрозрачно.

Впрочем, самый важный вопрос заключается в том, насколько такие крупные штрафы полезны в качестве наказания. В послекризисное время выявилось неприемлемое поведение многих финансовых учреждений. Но требуется время, чтобы понять, насколько крупные штрафы, выплачиваемые главным образом акционерами наказываемых корпораций, способствуют сохранению честности в системе. Кажется, что это маловероятно, поскольку банки и инвесторы пребывают в состоянии шока, едва реагируя на удары регулятора. Репутационный ущерб от каждого нового такого решения весьма умерен, несмотря на растущий размер штрафов.

FCA недавно объявил о пересмотре своей политики. "Это не гонка наказаний", –  заявила Джорджина Филиппу, стратегический директор FCA. Вопрос о том, насколько нынешний подход является эффективным средством наказания, следует широко обсудить. У руководства банков и регуляторов имеется общий интерес в создании более эффективной системы – такой, которая наказывает виновных и создает правильные стимулы для будущего.

Говард Дэвис,
бывший председатель
Управления по финансовому регулированию и надзору Великобритании,
заместитель председателя Банка Англии,
директор Лондонской школы экономики,
сейчас - профессор в Институте политических исследований в Париже

Project Syndicate, 2014 

Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ