Долгосрочное влияние санкций будет однозначно негативным и разрушительным для России, причем для всех слоев ее общества

Санкции США не включают крупнейший госбанк России; санкции ЕС содержат разнообразные условия и лазейки. Поэтому они могут оказаться не столь эффективными, как казалось, пишет The Wall Street Journal.

Санкции США направлены на блокирование доступа госбанков к рынкам капитала, что, по мнению американских властей, "затруднит действия правительства РФ в Украине", т.е. дестабилизацию ситуации. Аналитики объясняют – санкции сделают фондирование банков менее доступным, в результате чего сами банки уже не смогут кредитовать в прежних объемах. Однако крупнейший кредитор страны – Сбербанк России – под эти санкции не попадает.

Вместо этого он оказался в санкционных списках Евросоюза. Но и тут есть "НО". Во-первых, санкции не касаются европейских подразделений государственных финучреждений России. Такие имеются у Сбербанка и ВТБ в Австрии и у ВТБ на Кипре. На конец прошлого года суммарные активы этих подразделений оценивались более чем в 20 млрд евро ($26,8 млрд). Они ведут операции в Австрии, Чехии, Словакии, Венгрии, Германии, Франции и на Кипре. И хотя чиновники ЕС заявляют, что эти подразделения финансируются в основном материнскими структурами, санкции были бы куда более действенными, если бы европейские "дочки" с ними столкнулись. Им было бы куда сложнее покрыть финансовые нужды.

Европейские чиновники поясняют, что у них не было задачи нанести удар по самой банковской отрасли. Санкции нацелены на то, чтобы эта отрасль не могла поддерживать экономику России. Они уточняют: филиалы в ЕС смогут переводить средства в материнские структуры или выдавать им кредиты, но не смогут размещать бонды на рынках ЕС, чтобы заимствованные средства перевести в Москву.

Другой фактор, снижающий эффективность санкций, – то, что на данный момент России не так уж много нужно платить до долгам. По данным японской финансовой компании Nomura, в ближайшие девять месяцев ей предстоит выплатить $39 млрд.

Филиалы российских госбанков в ЕС смогут переводить средства в материнские структуры или выдавать им кредиты, но не смогут размещать бонды на европейских рынках, чтобы заимствованные средства перевести в Москву

30 июля, на следующий день после предварительного объявления секторальных санкций, индексы Московской биржи к полудню принялись бурно расти - вопреки всем ожиданиям. В течение дня индексы ММВБ и РТС (измеряемые в долларах) набирали от 2,3% до 2,5% - это лучший внутридневной результат за июль. Рост продолжался до 15:00 по московскому времени, когда случилась "нештатная ситуация". В связи с этим Московская биржа закрыла "Основной" фондовый сектор и не возобновляла торги по акциям до 18:00 мск.

Комментируя рост, аналитики в большинстве западных изданий называли именно эту причину - санкции оказаличь менее суровыми, чем предполагалось. Но для такого повышения индексов "облегчения" мало. Необходим фундаментальный экономический фон. А экономика России в последнее время замедлилась в связи с ее действиями в Украине и реакцией на них международного сообщества. Отток капитала из РФ ускорился. Фонды, инвестирующие в российский фондовый рынок, зафиксировали за неделю с 17 по 23 июля отток капитала в размере $172 млн после оттока $96 млн неделей ранее. Международные резервы Российской Федерации за неделю с 11 по 18 июля сократились на $4,2 млрд - до $472,5 млрд. Международный валютный фонд пересмотрел свой прогноз по росту ВВП России на 2014 год и сильно сократил отчетный показатель. Он уменьшился до 0,2% с 1,3%.

Если объяснить рост котировок менее суровыми санкциями не получается, не стоит тогда пытаться по котировкам предсказать их влияние. Лучше вновь обратиться к мнению экспертов.

В российской Высшей школе экономики (ВШЭ) указывают, что, если из-за санкций госкомпаниям будет отказано во внешнем финансировании, правительству РФ придется потратить до $90 млрд в ближайшие полтора года для оплаты их долгов. "Это будет более чем серьезная нагрузка на золотовалютные резервы России, особенно если учесть еще и предварительное решение Гаагского суда по делу ЮКОСа стоимостью $50 млрд (перспективы оспаривания которого Россией пока до конца не ясны)", - считают аналитики ВШЭ.

Однако основное воздействие санкций связано с репутацией и долгосрочным планированием бизнеса. Дело в том, что американские и европейские банки в принципе отказываются иметь дело с физическими и юридическими лицами, попавшими в санкционные списки. Кроме того, за выполнением ограничений пристально следят регуляторы. Так, недавно США вменила в вину европейскими банкам сотрудничество со странами, попавшими под американские санкции, и довольно сурово наказала финучреждения.

Эффект от ограничительных мер США и ЕС против России будет виден лишь спустя 3-6 месяцев после их введения, т.е. в конце текущего года

На аргументы об относительной мягкости санкций казначейство США отвечает, что ужесточит их в случае необходимости. Как пишет Bloomberg, власти США действительно рассматривают такой вариант. При этом в оценке эффективности санкций они руководствуются критерием степени сложности погашения или рефинансирования задолженности российскими компаниями. Надо отметить, определенный эффект от санкций появился еще в середине марта – то есть до того, как они были фактически введены. В этот период компании РФ выпустили долговых бумаг на внешние рынка всего на $4,1 млрд. Это меньше пятой части выпуска в аналогичном периоде прошлого года.

Даже если отменить санкции прямо сейчас, на инерции рынка из России уйдет еще немало средств. Кроме того, "осадочек останется" - продолжит работать репутационный фактор. Чарльз Хекер, глава отдела глобальных исследований британской компании Control Risks, считает, что эффект от ограничительных мер США и ЕС против России будет виден лишь спустя 3-6 месяцев после их введения, т.е. в конце текущего года. Европа, со своей стороны, тоже собирается оценить и пересмотреть санкции через три месяца.

Что касается самой России - пока глава центробанка страны заявила о готовности поддержать банки из санкционных списков. Глава Роснефти Игорь Сечин (напомним, его лично санкции коснулись еще раньше) заявил о возможном переносе новых проектов в связи с ограничительными мерами. Энергетические компании, работающие в России, либо сокращают свой бизнес, либо готовятся сделать это. Так, французский Total  сразу же после крушения малазийского лайнера перестал покупать акции Новатэка. Total, Shell, BP, а также ряд немецких компаний в ближайшее время могут пересмотреть российские проекты. Halliburton, занимающийся бурением, еще 18 мая известил соответствующее подразделение Газпрома о приостановке сотрудничества, сообщает Neftegaz.ru. По мнению российских экспертов, из-за секторальных санкций добыча нефти может снизиться минимум на 26 млн тонн в год (5% от годовой добычи).

Но и это не все. Пытаясь справиться с оттоком капитала – а он из-за неуверенности на рынке будет происходить все равно, даже если индекс  Московской биржи будет ежедневно расти на 2% - Россия может попросту запретить переводить средства за границу. Это произойдет, если рубль подешевеет к доллару на 15% и более, а международные резервы сократятся на $100 млрд от теперешнего уровня, пишет Bloomberg, цитируя правительственных экспертов РФ. Сейчас рубль находится в десятке наиболее ослабевших к доллару валют мира. Его курс в паре с долларом с начала года снизился на 8%. Резервы РФ находятся на четырехлетнем минимуме. Действие санкций и тем более их усиление может привести к сокращению резервов до $200 млрд – критического уровня для России.

Подводя итог можно утверждать, что ничего конкретного о краткосрочном влиянии санкций сказать нельзя. Долгосрочное же влияние будет однозначно негативным и разрушительным для России, причем для всех слоев ее общества. Но это станет очевидным не раньше, чем через полгода. Пока же, как отмечают Bloomberg и The Financial Times, игроки рынка закрывают длинные позиции по российским активам, заключая лишь короткие сделки.

Александра Колесниченко

Теги:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ