Где искать лекарство от еврокризиса

28.08.2013, 14:09
Где искать лекарство от еврокризиса - Фото
35296_image_large.jpg

Пять рецептов от бывшего министра финансов Греции

Пока кризис в еврозоне все еще далек от разрешения, будущее валютного союза остается в центре горячих споров. Поляризация позиций препятствует политикам ЕС согласовывать и осуществлять эффективную стратегию кризисного реагирования.
Cледует обратить внимание на то, кто является настоящим победителем, а кто – проигравшим. Учитывая, что еврозона условно делится на две категории - северные страны-кредиторы и южные страны-должники - ответ на вопрос может дать взгляд на активное сальдо текущего платежного баланса, которое показывает экономический успех или неудачу.
Согласно общепринятой точке зрения, страны с внешним дефицитом "получают прибыль" от притоков капитала до тех пор, пока увеличение импорта и рост заработной платы не начинают оказывать негативное влияние на счет текущих операций, а инвесторы не прекращают финансировать свой дефицит. Это означает, что любые доходы, полученные от поддержания дефицита текущего счета, являются временными, иллюзорными, и опасными. Следовательно, можно предположить, что страны с дефицитом являются "лузерами" еврозоны. Ведь в итоге краткосрочный бум становится пузырьком. Когда он лопается, начинается финансовый кризис, который, в конечном счете, ведет к дефолту и депрессии. Согласно этой точке зрения капитал, вытекающий из страны с внешним активным балансом, означает сокращение инвестиций и экономический спад.

Германия является в еврозоне победителем. Но может ли успех одного государства считаться победой в разрушающемся валютном союзе?

Напротив, история более благосклонна к странам с положительным сальдо платежного баланса. Взять, к примеру, Соединенное Королевство, экспорт которого подпитывал экономический рост государства в течение девятнадцатого века. Великобритания тогда инвестировала свои накопленные иностранные активы, получая доходы, которые поддерживали ее финансовое положение и ограничивали расходы по займам.

Германия, устойчивое финансовое положение которой позволило пережить нынешний кризис и защитить свои сбережения, является в еврозоне победителем. Но может ли подобный национальный успех считаться победой в разрушающемся валютном союзе?
В действительности, "нормальный" экономический и валютный союз должен учитывать расхождения в производительности и конкурентоспособности между государствами-членами, которые возникают из-за различий в обеспечении финансовыми ресурсами, доступе к технологиям, или структуре расходов. Это подразумевает создание системы поощрений и санкций, которые призывают участников союза к реформированию и конкуренции, наряду с резервной сетью финансовой поддержки. Но, много споров ведется именно о том, как такая финансовая поддержка должна быть оказана.

Легкость выхода и повторного входа в еврозону может привести к росту неопределенности, спекуляций и оттока капитала из слабых стран в такие безопасные гавани, как Германия

Некоторые эксперты считают, что евро не может функционировать, как доллар, учитывая, что еврозона не является федеральным государством. Скорее, отношения в еврозоне должны напоминать Бреттон-Вудскую систему, из которой страны могли бы выйти и повторно вступить, укрепив конкурентоспособность за счет жесткой экономии и реформ.
Но, эта стратегия несет в себе серьезные риски, которые, в конечном счете, делают ее неработоспособной. Перестройка относительных цен потребовала бы внутренней девальвации, которая может привести к социальной и политической нестабильности в более слабых странах. Гражданские беспорядки и рост неонацистских политических сил в Южной Европе является примером подобных рисков, угрожающих самой сути европейской интеграции.
Кроме этого, легкость выхода и повторного входа могла бы привести к росту неопределенности, спекуляциям, выраженным в расширении спредов, а также оттоку капитала из слабых стран в такие "безопасные гавани", как Германия. Это могло бы свести на нет положительное влияние финансовой консолидации и реформ, и в итоге сделало бы недостижимыми макроэкономическую корректировку и финансовую стабильность.
Другие эксперты вспоминают модель "трансфертного союза", в которой более слабые члены еврозоны хронически зависят от их более сильных коллег - систему, отвергнутую гражданами стран Северной Европы.

Политика жесткой экономии привела к гораздо более глубокой рецессии, чем прогнозировалось, спровоцировав финансовый дефицит и высокое соотношение долга к ВВП

Очевидно, что лидеры еврозоны должны найти золотую середину, которая бы учитывала слабости валютного союза и неудачи политики, проводимой сегодня.
К таким неудачам должна быть отнесена политика жесткой экономии, которая привела к гораздо более глубокой рецессии, чем прогнозировалось, спровоцировав финансовый дефицит и высокое соотношение долга к ВВП. Эта политика помешала правительству убедить граждан в том, что текущая жертва способна обеспечить лучшее будущее. И, в то время как приватизация, либерализация рынков, открытие закрытых сфер деятельности и сокращение госаппарата провоцируют конфликты с такими влиятельными кругами, как защищенные отрасли, профсоюзы госсектора и профессиональные лобби, экономически трудные времена поднимают ставки и продлевают борьбу.
На этом фоне возвращение к росту является обязательным условием. Лидеры еврозоны должны придерживаться приведенной ниже пятиаспектной стратегии, которая поставит акцент на реформы в более широком контексте.
Во-первых, финансово здоровые экономики должны сделать послабления в своей бюджетной политике для того, чтобы сбалансировать спрос в еврозоне. Они должны мобилизовать значительные ресурсы через Европейский инвестиционный банк и использовать структурные фонды ЕС для оказания помощи таким странам с неприемлемо высокими уровнями задолженности, как Греция.
Во-вторых, дальнейшее понижение процентных ставок и развитие нетрадиционных инструментов денежно-кредитной политики Европейского Центробанка могли бы поддержать спрос, допустить рост инфляции в более сильных экономиках и восстановить эффективную реализацию денежно-кредитной политики.
В-третьих, европейский госдолг должен быть частично реорганизован по принципу взаимности. Постепенное введение Еврооблигаций сократило бы затраты по займам для стран с чрезмерной задолженностью и обуздало бы спекулятивные атаки на мировых финансовых рынках.

В-четвертых, для того, чтобы отделить личные потери от суверенных долгов, лидеры еврозоны должны создать Европейский банковский союз, построенный на централизованном наблюдении и урегулировании, а также схеме страхования вкладов.

Наконец, Европа нуждается в сильных институтах, подотчетных Европейскому парламенту, способных взять ответственность за улучшение фискальной и экономическо-политической координации. Для обеспечения демократической легитимности они должны быть дополнены политическим объединением.

Бездействие зафиксирует стагнацию и приведет к распаду еврозоны - либо из-за истощения, сопровождающегося дефолтом слабых стран, либо в результате выхода Германии

Безусловно, следование изложенной стратегии принесло бы свои проблемы, в числе которых - сопротивление дальнейшей интеграции. Но как только европейцы начнут видеть позитивные изменения, получить поддержку подобной политики будет легче.
Бездействие навсегда зафиксирует стагнацию и приведет к распаду еврозоны - либо из-за постепенного истощения, сопровождающегося дефолтом более слабых стран, либо в результате выхода Германии для проведения политики ограниченного финансового преимущества. Хочется надеяться, что после предстоящих парламентских выборов в Германии, ее лидеры избавят страну от упорной приверженности господствующим взглядам и примут более реалистичные и эффективные меры по борьбе с продолжающимся кризисом в еврозоне.

Яннос Папантониу,

экс-министр экономики и финансов Греции

© Project Syndicate, 2013

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости

Партнер проекта – ПриватБанк4 года в 14 цифрах. Как изменился ПриватБанк спустя четыре года после национализации