20.06.2019, 14:10

Тигипко, Косюк, Фиала. Кто и как покупает бизнес в Украине

Сергей Тигипко и Юрий Косюк Фото: LIGA.net

Что происходит на украинском рынке слияний и поглощений? Большое исследование

Инвесторы потратили 1 млрд евро на покупку активов в Украине в прошлом году. Половину этой суммы вложили иностранцы.

Это лучшие показатели рынка слияний и поглощений M&A за последние пять лет, свидетельствуют результаты исследования профильного издания Mergermarket и юридической компании Aequo.

Кого покупают и кто готов инвестировать деньги в украинский бизнес? LIGA.net изучила данные исследования.

Сделки на миллиард

В 2018 году объем бизнес-инвестиций в два раза превысил показатель 2017-го и почти в 10 раз – уровень 2015-го, когда кризис в экономике и банковском секторе достиг пика.

Прошлый год отметился несколькими крупными покупками, но и без них рынок оживился: 59 сделок за год – немногим меньше, чем в докризисном 2013-м. Правда, до прежних результатов еще далеко: в начале нулевых рынок легко переваливал через отметку в $3 млрд. Сейчас большим достижением выглядит и сумма в 1 млрд евро.

47% инвестиций (инвестиции 495 млн евро) приходится на иностранцев. В процентном соотношении - это рекорд последних восьми лет, в абсолютных значениях – четвертый показатель (уступает 2010, 2011 и 2013-му).

Такого внимания к украинским активам со стороны нерезидентов не было пять лет.

Год Cделок M&A в Украине Украинские/иностранные инвесторы
2010 70
2011 75
2012 91
2013 63
2014 37
2015 30
2016 41
2017 45
2018 59

Кто уходит, кто приходит

Самыми активными по объемам сделок в прошлом году были агросектор и тяжелая промышленность, что связано с двумя крупными покупками. Арабские инвесторы вложили 209 млн евро в агрохолдинг Мрия, а Сергей Тигипко купил у Петра Порошенко машиностроительный завод Кузня на Рыбальском за 263 млн евро. Эти сделки обеспечили почти половину объема рынка M&A в прошлом году.

Характерная черта периода 2017-2018 годов – выход российского капитала из промышленных активов в Украине. Днепровский метзавод и ГОК Сухая балка, принадлежавшие группе Evraz Романа Абрамовича, отошли DCH Александра Ярославского за $144 млн. Другой яркий пример – Виктор Нусенкис вышел из метздавода Донецксталь, 25% акций которого, а также Шахтоуправление "Покровское" купил Метинвест Рината Ахметова. Сумма сделки - 164 млн евро.

В остальном на украинском рынке пока не так много вариантов для крупных M&A. В самых быстрорастущих отраслях – АПК и IT преобладают небольшие сделки. Средний объем инвестиции - $20 млн, рассказал на презентации отчета управляющий директор Dragon Capital Андрей Носок.

Особенность агросектора – крупные игроки пытаются закрепиться на внешних рынках. Например, МХП Юрия Косюка в феврале закрыла сделку по покупке крупнейшего производителя курятины Словении. Еще один тренд – все больше инвестиций заходит в околоаграрные секторы, например, производство удобрений, отметила директор по инвестициям UMG (входит в SCM Рината Ахметова) Надежда Казначеева.

Проблема IT – инвесторы не хотят заниматься венчурными проектами, ориентируясь на компании с готовым продуктом и опытом продвижения на рынке. Так, в начале 2019 года инвесткомпания Dragon Capital Томаша Фиалы приобрела миноритарный пакет аутсорс-гиганта Ciklum. Стартапам вряд ли стоит рассчитывать на внимание крупных инвесторов в Украине, предполагает Казначеева.

Где не хватает инвестиций

Несмотря на внешнюю привлекательность, IT по-прежнему входит в число отраслей, которым недостает внимания большого капитала. В этой же "компании" – транспорт, индустрия развлечений, финансовый сектор, медицинский бизнес и даже недвижимость.

Инфраструктурные проекты в Украине пока не интересуют инвесторов из-за длинных сроков окупаемости и, как правило, низкой доходности, отмечает Казначеева из UMG. Редкое исключение на нашем рынке – крупный зерновой терминал в городе Южный (Одесская область), который осенью откроет MV Cargo Андрея Ставницера и американской Cargill.

Активы в банковском бизнесе также непривлекательны: украинские финучреждения отличаются либо плохим качеством активов, либо неактуальными бизнес-моделями, считает Носок из Dragon Capital.

Отдельная тема – коммерческая недвижимость. После банкопада на рынке появился избыток предложения и практически полное отсутствие покупателей. За счет этого Dragon Capital смогла одной из первых зайти в эту нишу – за три года компания инвестировала в real estate около $400 млн, рассказывает Носок. Компания рассчитывает, что этот бизнес будет генерировать доходность около 30% годовых.

Время возможностей, или Заморозить все

Что мешает украинскому рынку M&A развиваться более бурными темпами? Казначеева из UMG считает, что причина в нехватке денег, а также непостоянстве местного законодательства, что отпугивает долгосрочных инвесторов.

Украине не хватает ярких success stories и раскрученного бренда, из-за чего иностранцы имеют либо негативные, либо нейтральные ассоциации со страной, считает Носок. По словам начальника юрдепаратмента МХП Юрия Гвоздева, Украине для начала нужно значительно усилить защиту прав собственности.

Переломить ситуацию могла бы большая приватизация. В числе крупнейших объектов госсобственности на продажу: Президент Отель, фармкомпания Индар, шахта Краснолиманская, производитель генераторов Электротяжмаш, Объединенная горно-химическая компания (Вольногорский и Иршанский ГОКи) и Одесский припортовый завод, перечисляют авторы исследования. Но учитывая смену власти в стране, в этом году вряд ли стоит рассчитывать на крупные продажи госкомпаний, отмечает управляющий партнер Aequo Анна Бабич.

Насколько настроения инвесторов подвержены влиянию политических событий? "Украина вернется на радары международных игроков уже после того, как они поймут, что новые власти страны не делают резких движений, – говорит Казначеева. – Другое дело – локальные инвесторы, для них подобная неопределенность – это время возможностей".


корреспондент отдела "Финансы"
Сергей Шевчук
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ