22.01.2019, 10:10

Тупиковый путь. Почему силовики проигрывают теневой экономике


Фото - iStock/Global Images Ukraine

С экономической преступностью в Украине борются сразу три силовых ведомства. Каковы их успехи?

В украинской парадигме "государство-бизнес" есть один концептуальный конфликтоген, не нашедший своего решения со времени Революции достоинства. Речь об окончательной ликвидации налоговой милиции и создании единого правоохранительного органа по борьбе с экономической преступностью.

Пока же Налоговая милиция (НМ), Нацполиция и СБУ сохраняют за собой право (вместе и по отдельности) проверять украинский бизнес.

Реклама

Статистика работы всех перечисленных органов свидетельствует о том, что это тупиковый путь.

Процесс без результата

Для начала немного истории. С разницей в год украинский бизнес увидел сразу два закона (№2213 от 16 ноября 2017 и №2548 от 18 сентября 2018), которые должны были сократить масштабы злоупотреблений со стороны правоохранителей. Законы получили красноречивое народное название "Маски-шоу стоп".

Однако, вместо окончательного разрешения этого важного вопроса (речь о давлении силовиков на предпринимателей), вышли суррогаты из:

- политических обещаний, не требующих обязательного выполнения (Коалиционное соглашение парламентского большинства в 2014 году, Меморандум об экономической и финансовой политике Украины в рамках программы расширенного финансирования МВФ в октябре 2016 года, Решение национального совета реформ при президенте в сентябре 2016 года или антикоррупционная правительственно-общественная инициатива "Вместе против коррупции" – распоряжение Кабмина № 803 от 5 октября 2016);

- законодательных ошибок (отсылочная норма в Законе № 1797-VIII от 21 декабря 2016, предусматривающая ликвидацию Раздела XVIII-2 "Налоговая милиция" в Налоговом кодексе Украины), приводящих к полулегитимному, но все равно жизнеспособному статусу налоговой милиции;

- законодательных инициатив, которые либо годами лежат без движения в парламенте и правительстве (законопроекты Министерства финансов о демилитаризации НМ 2014 года и о создании службы финансовых расследований 2016 года, забвение альтернативного депутатского законопроекта № 4228 "О финансовой полиции" от 15 марта 2016), либо их политизированые версии (например, законопроект № 8157 от 19 марта 2018, предусматривающий переподчинение нового правоохранительного органа от правительства к президенту, но никак не решающий проблему дублирования функций).

Все это напоминает Зазеркалье Льюиса Кэролла, где время, обидевшись на местных жителей, остановилось, и они круглые сутки пьют чай. Так и у нас – уже шестой год идет ликвидация налоговой милиции. Процесс есть, результата нет.

Мастера профилактики

Что тем временем происходит на практике? Каковы результаты работы правоохранительных органов в сфере борьбы с экономическими преступлениями?

Реклама

На первый взгляд, эффективность борцов с теневой экономикой и преступностью зашкаливает:


Получается, на каждую затраченную гривню государство возвращает 17,4 грн, а каждый сотрудник силовых органов обогащает казну на 3,76 млн грн. Особенно выделяется "усердие" СБУ.

Как известно, доверяй, но проверяй. Во-первых, большую часть (52,6%, а в случае с СБУ – 78%) экономического эффекта дают "профилактические меры", которые очень сложно оценить объективно.

Во-вторых, открытые статистические данные Генеральной прокуратуры Украины дают практически противоположную картину.


Статистика преступлений в сфере хоздеятельности включает преступления по статьям 199–233 Уголовного Кодекса Украины. Это, в том числе, уклонение от уплаты налогов, контрабанда и отмывание грязных денег – основные виды экономической преступности.

Как видно из данных ГПУ, достижения куда скромнее: количество закрытых дел, в том числе из-за отсутствия факта или состава преступления в 1,75 раз превышает количество дел, направленных в суд (3868 против 2216).

В разрезе правоохранительных органов этот показатель составляет для СБУ – 2,76 раз, для ГФС – 1,92 раза, для Нацполиции – 1,49 раза.

Для примера, аналогичная статистика их иностранных коллег:

- службы внутренних доходов США за 2017 год: на 3019 расследований приходится 2294 приговора суда (лишь 725 расследований было закрыто). Соотношение  количество закрытых дел/количество дел направленных в суд – 0,32 (у нас, повторюсь, 1,75);

- национального налогового агенства Японии за 2018 год: из 174 расследований 113 закончено официальным обвинением. Соотношение – 0,54 или в 3,24 раза лучше, чем в Украине.

Свои приоритеты

Еще один тревожный сигнал – уровень покрытия убытков по уголовным производствам в сфере хозяйственной деятельности. Из материальных убытков возвращается лишь одна гривня из четырех, показатель подразделений СБУ вообще близок к нулевому (0,24%), что вообще заставляет сомневаться, является ли покрытие убытков обязательным в оценке эффективности работы правоохранительных органов.


Какие выводы можно сделать?

Во-первых, доведение уголовных производств до суда не является безусловным приоритетом системы – в среднем сотрудник продуцирует менее одного успешного производства в год (0,84), а уровень коэффициента полезного действия по раскрытию преступлений составляет только 63%. Иными словами, работа правоохранителей приводит к росту административного давления и потере времени (ресурсов) плательщиков налогов.

Во-вторых, обратной стороной неэффективност стал тот факт, что два из пяти уголовных производств вообще не доходят до суда, а значит не несут общественно полезной составляющей. Такой уровень закрытия уголовных производств – четкий сигнал о серьезных проблемах в правоохранительной системе. Если развить эту мысль, речь о недостатке профессионализма или существовании огромного поля для коррупции.

В-третьих, реальный экономический эффект от деятельности сотрудников правоохранительных органов в сфере экономической преступности сопоставим с суммами, выделяемыми из бюджета. Аналогичный вывод три года назад давал депутатский корпус (пояснительная записка к законопроекту № 4228): налоговая милиция в 2015 году вернула в бюджет 521 млн грн налогов, в то время как на ее содержание потратили 554 млн грн.

Расходы бюджета на содержание работников налоговой милиции в 2015 году превысили экономический эффект от их деятельности на 33 млн гривен.

Вместо итога

Какой вывод можно сделать из этой статистики? Система демонстрирует признаки профессиональной деградации, неэффективность по защите интересов государства, экономическую несостоятельность и провоцирует масштабные потери времени и ресурсов налогоплательщиков.

Украине срочно необходим новый, эффективный правоохранительный орган, который устранил дублирование функций в сфере борьбы с экономической преступностью. Это единственно правильное и эффективное государственное решение.

Налоговая реформа не будет сколь-нибудь успешной без создания нового единого аналитического органа по борьбе с экономическими преступлениями. Нам не удастся превратить фискальную службу в сервисную, сменить ее "карательную" идеологию работы с налогоплательщиками до тех пор, пока в рядах ГФС находится налоговая милиция.

Вячеслав Черкашин
Эксперт по налоговой политике Реанимационного Пакета Реформ

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ