UA

Разбор | Украина потеряла почти треть валютных резервов. Они и дальше сокращаются. Чем это грозит

Украина потеряла почти треть валютных резервов. Они и дальше сокращаются. Чем это грозит - Фото
Фото: depositphotos.com
22.08.2022, 09:04

Валютные резервы Украины постоянно сокращаются, что давит на курс гривни и приближает повышение цен на импортные товары. Насколько все серьезно?

Пережить непростое время для украинской экономики могут помочь накопленные в прошлом резервы, пишет в очередной колонке глава Нацбанка Кирилл Шевченко. Речь идет о валютных резервах Украины, которых на начало года было $31 млрд.  

Сейчас резервов осталось $22,4 млрд, и они продолжают сокращаться. Уменьшение запасов до критической отметки грозит вернуть Украину в 2014-2015 года с резким обесцениванием гривни и стремительным ростом цен.  

Почему валютные резервы тают, чем это чревато и как спасти ситуацию — в материале LIGA.net.

Зачем нужны валютные резервы  

Международные резервы — это не запас денег на черный день, в некризисное время они также играют важную роль. Национальный банк использует их для валютных интервенций — когда спрос на валюту выше предложения, НБУ покрывает разницу, продавая валюту из резервов. А если предложение валюты больше, то НБУ выкупает эти излишки, пополняя резервы.  

"Если упрощенно — размер резервов определяет, будет ли более-менее стабильным обменный курс гривни. Резервы — это определенная гарантия, что у гривни будет какая-то стоимость", — говорит в разговоре с LIGA.net экономист, исполнительный директор CASE Украина Дмитрий Боярчук.  

Наличие резервов позволяет проводить внешнеэкономические операции. В частности, чтобы ввезти в Украину импортный товар, импортер должен прийти на рынок и купить валюту, которой рассчитается за этот товар с иностранным контрагентом. Также валюта нужна и чтобы возвращать долги и на внешнем рынке.

Почему наши резервы сокращаются

В 2022 год Украина входила с существенным запасом — $31 млрд. В последний раз столько было в апреле 2012 года. Однако уже с конца прошлого года СМИ писали о возможности российского вторжения, и на волне таких слухов спрос на валюту в Украине вырос. Поэтому НБУ был вынужден удовлетворять его, продавая на рынке валюту из резервов.  

После начала вторжения все побежали покупать валюту с целью сохранить сбережения, в то время как приток валюты в страну резко уменьшился — боевые действия и заблокированные порты обвалили экспорт.  

Проблема 1 — отрицательный платежный баланс. Из-за войны платежный баланс резко сместился в сторону импорта товаров и услуг. К примеру, за второй квартал, когда уже шла война, Украина импортировала товаров и услуг на $6,25 млрд больше, чем экспортировала. За первое полугодие — минус $6,8 млрд.  

Способствовало этому и решение властей ввести льготы на импорт — в начале вторжения Рада отменила пошлины и НДС для импортеров. Так что ввозить товары из-за границы стало еще выгоднее.  

Один из депутатов Рады в разговоре с LIGA.net возмущен этим решением: "Кто это придумал вообще? Мы на этом потеряли около 60 млрд грн".

Проблема 2 "печатанье" гривни. Из-за финансового кризиса расходы госбюджета значительно выросли, а доходы — упали. Одним из инструментов покрытия дефицита бюджета стала эмиссия гривни Нацбанком. То есть регулятор "печатал" деньги, когда их в бюджете не хватало. С 24 февраля НБУ "напечатал" уже 255 млрд грн.  

"Когда происходит довольно масштабная эмиссия, эту гривню нужно нейтрализовать. Излишки гривни будут поступать на валютный рынок, также люди будут покупать что-нибудь импортное. Изымают эти излишки путем интервенций — продавая валюту из резервов", — объясняет Боярчук.  

Читайте также

Проблема 3 расходы мигрантов. Еще один немаловажный фактор — украинцы, выехавшие за границу. Они тратят там деньги и таким образом выводят валюту из страны. 

Все это привело к доминированию спроса на валюту над предложением, что заставляет Нацбанк покрывать разницу из валютных резервов. С начала года они сократились на $8,5 млрд.  

Каждый месяц Нацбанку приходилось продавать из резервов больше валюты, чем выкупать на рынке.  

Чем это чревато  

Глава НБУ предупреждает, что постоянно сглаживать дисбалансы с помощью резервов не получится, так как надолго этого источника не хватит.  

"Кроме того, всегда нужно иметь неприкосновенный запас резервов на случай реализации худших сценариев. Более того, стремительное снижение резервов будет обуславливать дополнительный спрос на валюту и ускорять полноценный кризис платежного баланса", — пишет он.  

У МВФ есть методология, по которой можно вычислить размер такого "неприкосновенного запаса". Если упростить, речь идет об объеме импорта страны за три месяца. В довоенное время месячный импорт Украины составлял около $5 млрд, и хотя после вторжения он значительно сократился, уже в июне вернулся до $4,8 млрд. Так что ориентировочно $15 млрд является "красной линией".  

Однако Дмитрий Боярчук отмечает, что это только в теории, потому что на практике наша ситуация сложнее.  

"У нас интересная ситуация. (В методологии МВФ. — Ред.) подразумевается, что через три месяца какой-то шоковый период может выровняться и все опять будет более-менее нормально. А у нас шоковый период может и через три месяца не выровняться, и через полгода тоже", — говорит он.  

Если дойдет до того, что НБУ не сможет осуществлять валютные интервенции, это будет фактически означать отсутствие валюты в стране.  

При таком сценарии нас ожидает краткосрочный дефицит импортных товаров и неконтролируемая девальвация, говорит в комментарии LIGA.net старший экономист Центра экономической стратегии Юрий Гайдай.

"Это будут какие-то панические настроения, это будет означать, что в стране нет валюты. Я боюсь, что в такой ситуации просто конвертируют валютные вклады или что-то в этом роде. Это очень нехороший сценарий, особенно в условиях войны", — добавляет Боярчук.  

То есть сокращение резервов приведет к резкому удорожанию валюты и, соответственно, к стремительному росту цен. Подобный сценарий украинцы имели возможность увидеть в 2014-2015 годах.  

В феврале 2015-го резервы упали до $5,6 млрд, курс после фиксированного 8 грн/$ улетел до более чем 30. Инфляция в 2014-м — 24,9%, в 2015-м — 43,3%. Даже сейчас, когда война куда масштабнее, чем в те годы, инфляция чуть больше 20%.

Как не допустить плохого сценария  

С первых дней вторжения НБУ ввел ряд валютных ограничений, что позволило стабилизировать финансовую и банковскую систему, поэтому резервы тратятся в основном на компенсацию дефицита платежного баланса и уравновешивание эффекта эмиссии, говорит Гайдай.  

Боярчук также называет главной проблемой "печатанье" денег для финансирования дефицита бюджета. По его мнению, НБУ должен ограничить этот инструмент.  

"Я не знаю, почему они (топ-чиновники НБУ. — Ред.) только пишут колонки, а не могут сказать Минфину: извините, с этого момента мы вам не выкупаем облигации (то есть не печатаем гривню. — Ред.), пока вы не исчерпаете другие ресурсы, в частности, повышение ставок по ОВГЗ ", — отмечает он.  

Оба экономиста также поддерживают введение сбора для импортных товаров. Именно с целью сохранения резервов НБУ и Минфин предлагают ввести 10-процентный сбор на покупку валюты для импорта товаров.

Читайте также

"Ввести сбор это и в международной практике считается нормальным инструментом в условиях кризиса платежного баланса. У нас это не стабилизирует ситуацию, но снизит давление на резервы ", — говорит Боярчук.  

Экономист соглашается, что такой шаг — "неприятное чувство" для бизнеса, и цены еще вырастут, но в нынешних условиях идеальных решений нет.  

У Юрия Гайдая есть еще несколько предложений:  

  • увеличение пошлин/акцизов на импортное топливо;  
  • повышение акцизов на импортный алкоголь и табак;
  • увеличение налогообложения импортируемых предметов роскоши, в том числе дорогих автомобилей.  

"Большинство опций будут хорошо работать только в сочетании с уменьшением коррупции на таможне, в противном случае рост черного рынка быстро нивелирует фискальный эффект и усилит давление на наличный валютный рынок", — делает важную ремарку Гайдай.  

Читайте также

Позитивно на платежный баланс должно повлиять зерновое соглашение, потому что это увеличивает экспорт и, соответственно, увеличиваются поступления валюты в страну.  

Еще один вариант — девальвация гривни. К этому НБУ прибег не так давно, когда повысил официальный курс гривни с 29,25 до 36,6 грн/$. Если платежный баланс не изменится, резервы продолжат таять, и регулятор может сделать это снова.  

"Если не ограничивать импорт, альтернатива — потеря резервов и последующий девальвационный шок уже через несколько месяцев, когда НБУ перейдет на следующий курс 45-50 грн/$", — указывает Боярчук.  

Читайте также

Сохранению валюты в стране будет способствовать то, что правительство договорилось с внешними кредиторами об отсрочке выплаты долгов до 2024 года, что сэкономит почти $6 млрд.  

"В условиях наших ограниченных возможностей пополнения резервов это большая помощь стране", — отметила первая заместитель главы НБУ Екатерина Рожкова.  

В целом же за потерю лишь $8,5 млрд из резервов Украина должна благодарить западных партнеров, оказывающих финансовую помощь. По данным Минфина, с начала года мы получили $14 млрд. Так что динамика валютных резервов будет очень зависеть от дальнейшей международной помощи.

Экономисты, с которыми пообщалась LIGA.net, считают, что сценарий, когда Украина останется совсем без резервов, маловероятен — и у правительства есть действенные инструменты, и Запад помогает.

Калашник Павел
Калашник Павел
корреспондент деловой редакции LIGA.net
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
Старший дизайнер
Киев Ligamedia
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости