09.10.2018, 10:56

Миклош: МВФ важны реформы, а не персоналии в Кабмине


Источник фото: Пресс-служба Ивана Миклоша

Руководитель группы советников премьер-министра Иван Миклош о переговорах с МВФ, факторе выборов и рисках отката реформ

Бывший министр финансов Словакии Иван Миклош почти четыре года помогает реформировать украинскую экономику: сначала он консультировал министров-технократов Наталью Яресько и Айвараса Абрамавичюса, а с апреля 2016 года возглавляет группу советников премьера Владимира Гройсмана.

С кореспондентом LIGA.net Миклош встретился в конце сентября в Одессе в кулуарах Ukrainian Financial Forum, организованном ICU. В эти дни Украину покинула техническая миссия Международного валюного фонда, а в СМИ появились сообщения, что переговоры пошли не по "украинскому сценарию".

О ПЕРЕГОВОРАХ С МВФ

Группа советников премьера участвовала в переговорах с миссией МВФ? Что конкретно обсуждали?

- Да, мы встречались, но я не могу говорить о результатах этих переговоров: об этом должны рассказать правительство и сам Фонд. Могу сказать, что наша позиция неизменна: Украина должна продолжать сотрудничество с МВФ, потому что иначе обслуживать выплаты по госдолгу в этом и 2019-2020 годах будет очень сложно. Есть и другие причины, например, поддержка реформ, но сейчас долг – это основное, тем более, что ситуация на внешних рынках капитала усложнилась.

Говорят, что для МВФ сейчас ключевым был даже не вопрос цен на газ, а сбалансированный бюджет на следующий год.

- Да, выполнение бюджета-2018 и драфт проекта на следующий тоже обсуждались. Но это не значит, что тарифы на газ отошли на второй план – это тоже важное условие, как и Антикоррупционный суд, требование по которому было закрыто в июле. Также много говорили о чисто технических нюансах. 

Какова позиция Фонда по бюджету-2019?

- МВФ важно не только предложения правительства по бюджету, но и то, что в итоге примет парламент. Как и в прошлые годы, сейчас есть риски, что параметры проекта Минфина будут отличаться от окончательной версии. Особенно, если учесть, что сейчас предвыборный период. На этом Фонд тоже обострял внимание: нужна "страховка", мероприятия которые снизят этот риск. Но вообще МВФ важна не так структура этого бюджета, а чтобы его дефицит не вышел за установленные пределы.

Минфин ожидает 50 млрд грн недопоступлений в бюджет из-за налога на выведенный капитал

- Планка в 2,5% ВВП сохраняется?

- Бюджет-2019 устанавливает дефицит в 2,3% ВВП.

Выходит, это правда, что МВФ хочет сначала увидеть бюджет, принятый во втором чтении, прежде, чем выделять очередной транш?

- Хотел бы, но Фонд тоже понимает, что это невозможно. Деньги Украине нужны сейчас, но парламент не примет бюджет в такие сжатые сроки.

Лешек Бальцерович и Иван Миклош
- Компромисс возможен?

- Опять же, Фонду нужны гарантии, что бюджет не будет "развален"...

Какие могут быть гарантии, если ни правительство, ни президент не контролируют парламент?

- Речь же идет не об одномоментном финансировании. Допустим МВФ выделит первый транш сейчас, но это будет только часть необходимых средств. Дальнейшее финансирование будет зависеть от того, насколько бюджет будет сбалансированным. Окей, допустим, Украина оттянет дефолт с декабря до февраля – для страны в целом это не столь важно.

Есть же и альтернативный проект бюджета – на базе налога на выведенный капитал, что для МВФ изначально было чувствительным вопросом из-за потенциальных недопоступлений в бюджет от налога на прибыль. Что сейчас с этой идеей? Какова риторика Фонда?

- Это как раз пример рисков, о которых я говорил: мы пока не знаем, как будет выглядеть бюджет на 2019 год. Минфин ожидает 50 млрд грн недопоступлений от НнВК. Это очень большая сумма. МВФ не будет против, если найти, чем ее компенсировать. Но сначала нужно определить источник этих денег. Есть другой вариант – ввести НнВК не с 1 января 2019 года, а позже.

Что думает по этому поводу премьер?

- Его позиция – главное, чтобы не вырос дефицит бюджета. Теоретичеки найти компенсаторы можно. Но для этого нужно либо повышать другие налоги, что нехорошо. Либо сокращать расходы, но кто будет это делать перед выборами?

По тарифам на газ – премьер и глава НАК Нафтогаз заявляли, что конснсус был достигнут.

- Да, этот консенсус заключался в том, что разницу между тарифами для населения и рыночной ценой нужно сокращать, но пока повышение цен лишь частично перекроет этот разрыв. Сейчас это около 60% - одномоментно покрыть такую разницу очень сложно. Но даже небольшое повышение нужно компенсировать субсидиями для малообеспеченных людей. МВФ тоже хотел понять, как правительство будет решать этот вопрос.

О НОВОЙ ПРОГРАММЕ

Действительно ли Фонд заменит программу EFF на более короткую Stand by?

- Общее понимание – и Фонда и властей Украины – что программа стране нужна в любом случае. Остальное – это только форма. Важно не заканчивать сотрудничество в марте следующего года, когда официально истекает срок EFF. Поэтому это очень позитивный момент, что стороны уже пытаются договориться о дальнейшем сотрудничестве.

Каким может быть объем кредитования в рамках Stand by? Транш будет меньше, чем $1,9 млрд, что предполагалось планом EFF?

- Я не знаю, каким может быть очередной транш. Возможно, это будут и плановые $2 млрд – при условии, что правительство найдет предохранители для баланса бюджета.

Украина могла бы часть транша в рамках новой программы направить напрямую на финансирование дефицита бюджета?

- Да, такая опция возможна, но в рамках исключения. Зависит от того, насколько это необходимо. МВФ важно не то, откуда страна берет деньги, а есть ли гарантии того, что дальше ситуация стабилизируется и финансирование в подобном формате больше не понадобится.

Фото: пресс-служба Ивана Миклоша

Но в целом концепция Stand by предусматривает точечное, то есть менее объемное финансирование.

- Логика здесь такова, что программа точно не покроет все нужды Украины, но это даст сигнал частным инвесторам, что страна находится в программе МВФ плюс откроет путь финансированию Евросоюза, Мирового банка. То есть МВФ – не единственный, но ключевой источник, из которого Украина может взять деньги.

Можно ли считать переход от расширенного финансирования EFF к программе Stand by неким маркером того, что Украина провалила изначальный план реформирования и МВФ теперь это тоже официально признает?

- С одной стороны, действительно, Украина выполнила только 50% того, что предполагалось изначально. К тому же есть фактор выборов – в любой демокартической стране это всегда риск замедления реформ. С другой – если посмотреть на другие развивающиеся рынки, такие как Аргентина или Турция, то Украина достигла куда более значительного успеха в плане сохранения макрофинансовой стабильности, в том числе, благодаря помощи МВФ.

Предвыборный период уже сыграл свою роль: правительство до последнего тянуло с повышением цен на газ, в том числе, чтобы как можно позже задеть интересы массового избирателя. За это уже пришлось заплатить – Минфин был вынужден привлечь дорогой краткосрочный займ для покрытия долговых выплат в сентябре. Почему так получлось? Что по этому поводу говорили Владимиру Гройсману его советники?

- Это политика. Так бывает, что не всегда в силу политических причин правительство может принять технически правильные решения. Понятно, что тарифы лучше было бы повысить летом или весной, а не за несколько недель до начала отопительного периода. Это было бы менее чувствительно для населения. Но опять же – нужно было найти формулу повышения, достичь политического консенсуса. Потому что решение с политической точки зрения очень сложное.

Требования Stand by будут менее строгими, чем при EFF?

- Нет, я думаю, что те вещи, которые Украина до сих пор не выполнила, будут актуальны и в новой программе. Это сохранение макростабильности, снижение дефицита бюджета в дальнейшем, приватизация госпредприятий, проблема плохих кредитов в банковском секторе, земельная реформа...

Это политика. Не всегда правительство может принять технически правильные решения. Понятно, что тарифы лучше было бы повысить летом или весной, а не перед началом отопительного периода

Есть мнение, что земреформа перед выборами невозможна.

- Скорее всего сейчас ее не будет, но мы же говорим не только о предвыборном периоде. С Фондом у Украины должно быть более долгосрочное сотрудничество.

Зачем Минфин каждый раз закладывает в бюджет нереальные доходы от приватизации, если заведомо понятно, что такую сумму получить точно не удастся?

- Трудно сказать, возможно, хотят, чтобы было давление, постоянная мотивация. Но надо сказать, что процесс пошел, создано новое законодательство – а это уже движение в нужную сторону. И надо понимать, что в приватизации деньги – не главное. Главное – это корпоративное управление, снижение коррупционных рисков; приход инвестора, новые технологии. Да, результатов пока нет, но предпосылки созданы. В будущем важным условием для успеха приватизации должно стать появление министерства приватизации, чтобы в правительстве был ответственный за этот процесс человек.

О том, что Украина так и не провела нормальную пенсионную реформу в МВФ не говорят?

- Я не согласен с тем, что пенсионная реформа не состоялась. Я абсолютный сторонник накопительной системы, но для этого нужна стабильность и, что главное, ресурс. То есть, если работающие граждане делают обязательные отчисления с зарплаты в пенсионный фонд, солидарная пенсионная система – первый уровень – недополучит значительную часть ресурса. Здесь есть два пути: либо вы повышаете налоги, в данном случае Единый соцвзнос, либо берете деньги из других источников, то есть из бюджета. Идеальный вариант для Украины – параллельно с внедрением накопительной системы провести приватизацию стратегических преприятий. Так мы делали в свое время в Словакии – огромные доходы от приватизации были использованы на пенсионную реформу.

То есть Украина еще не готова ко второму уровню пенсионной системы?

- Да, я считаю, что предпосылок для его появления пока нет. Но я не вижу в этом никакой проблемы. Важно, что реформа была проведена и идеология будущих изменений заложена на законодательном уровне. Вообще, это одна из лучших реформ, которые провела Украина: в большинстве стран это ведь крайне болезненный вопрос, но здесь удалось сделать изменения понятными для людей, что очень важно.

О ПОЛИТИКЕ И РЕФОРМАХ

Правительство Гройсмана работает без базиса в виде большинства в парламенте – это нормальная ситуация?

- Это сложная ситуация. Но если мы посмотрим на количество предложений правительства Гройсмана, которые были приняты парламентом, то получится, что их больше, чем было во времена Кабмина Арсения Яценюка, у которого было фактически конституционное большинство в Раде. То есть можно утверждать, что правительство и премьер-министр лично довольно неплохо работают с депутатами. Играет роль и взаимодействие Гройсмана и спикера Рады Андрея Парубия и то, что сам Гройсман ранее работал главой ВР. Но в целом в Украине действительно все работает не совсем так, как должно работать в нормальной демократии.

Правительство компромисса.

- Такова реальность. Главное, чтобы не возникало противоречий, как с налоговой реформой, которую в 2015 году продвигала Наталка Яресько или со Службой финрасследований, как сейчас, когда у депутатов свое видение, а у правительства – свое.

МВФ не высказывался по поводу создания эой структуры? Варианты у Минфина и Нины Южаниной очень разные.

- Фонд говорит, что это должно происходить в рамках реформы фискальной службы. Но, если говорить о моем мнении, то предложение Минфина лучше – эта структура должна сосредоточиться на аналитической функции, а не силовой.

Фото: пресс-служба Ивана Миклоша

Как западные партнеры реагируют на политические скандалы в украинском правительстве, вроде недавнего конфликта Гройсмана и Данилюка? Для них это важно?

- Для них важно, чтобы процесс реформ шел, вне зависимости от смены персоналий. Мы помним, как после смены премьер-министра в 2015 году и соотвественно всего Кабмина МВФ сделал паузу почти на полгода – шли переговоры, они хотели понять настроения нового правительства.

В Украине многие вопросы реформ так или иначе упирается в чей-то финансовый интерес – речь о людях, причастных к власти и извлекающих из этого профит. Вы верите, что такая практика может уйти в прошлое природным путем? Или непременно должен прийти "мессия", который решит проблему коррупции с помощью пресловутой “политической воли”?

- Да, нужна именно политическая воля. Реформы в каждой демократической стране проводить всегда очень сложно, потому что популистам в таких условиях работать легче, чем реформаторам. Нужно иметь волю, смелость, нужно объяснять людям, почему реформы важны, почему популизм не приведет ни к чему хорошему.

Если Украина откажется от реформ, потеряет поддержку МВФ и утратит макрофинансовую стабильность, развал экономики, а значит и всех достижений, почти гарантирован

При каких условиях вы потеряете веру в то, что реформы в Украине все же возможны?

- Если я увижу, что нет совершенно никакого прогресса. Или даже наоборот, идет откат назад. Но пока прогресс есть, не такой быстрый, как хотелось бы, но все же.

А регресс в отдельных сферах?

- Я вижу не то, чтобы регресс, но действительно, попытки откатить ситуацию назад есть.

Насколько велик риск, что Украина потеряет все, чего удалось достичь после Революции достоинства?

- Он есть. Если Украина откажется от реформ и потеряет поддержку МВФ, допустит дефолт и утратит макрофинансовую стабильность, развал экономики, а значит и всех достижений, почти гарантирован.

Сергей Шевчук

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.