06.01.2015, 16:34

Владимир Хоменко: Обещать, что Иванющенко сядет, я не могу

Владимир Хоменко, первый замглавы ГФС

Первый замглавы фискальной службы о борьбе с конвертами, деле Укрспирта, платежной дисциплине на Донбассе и реформировании налогового ведомства

Первый заместитель главы Государственной фискальной службы Владимир Хоменко в интервью ЛІГАБізнесІнформ рассказал о результатах девятимесячной борьбы с налоговыми ямами и конвертационными центрами, расследовании злоупотреблений руководством госконцерна Укрспирт и перспективах наказания его бенефициаров, борьбе с коррупцией внутри ведомства и создании службы финансовых расследований, платежной дисциплине предприятий Донбасса и первых итогах расследования ряда громких налоговых дел

- По информации, озвученной в ноябре главой Государственной фискальной службы Игорем Билоусом, махинации с НДС в 2013 году стоили госбюджету 70 млрд грн. Сколько средств удалось вернуть в госказну на данный момент?

- Я не буду комментировать своего руководителя ни по сути, ни по форме. Расскажу о результатах работы блока налоговой милиции за последние девять месяцев. Я приступил к своим обязанностям 13 марта 2014 года и могу за этот период отчитаться. Если говорить об эффективности - по нашим расчетам, она составляет 14,6 млрд грн. Что это такое? Это "ямы" и "конверты". Из этой суммы около 2 млрд грн составляют хищения НДС. Кстати, хищения осуществлялись при участии сотрудников налоговой. Мы сейчас проводим досудебное расследование и обязательно найдем конкретных виновных лиц, которые расхищали и способствовали расхищениям. Мы ведем серьезную борьбу с теневым рынком подакцизной продукции, прежде всего табака и алкоголя. С марта 2014 года мы изъяли табачной и алкогольной продукции на сумму более 0,5 млрд грн. По конкретным уголовным делам у нас возмещено 662 млн грн. Наложен арест на имущество стоимостью около 1,3 млрд грн. Это материальные ценности, которые, в случае соответствующих решений судов, потенциально могут быть конфискованы в пользу государства. Мы наложили арест на ценные бумаги Курченко (Сергей Курченко – глава набсовета ГК ВЕТЭК – Ред.) на сумму около 5 млрд грн. Еще 4,1 млрд грн составила минимизация НДС с учетом работы налоговых "ям" и "конвертов". На 823 млн грн мы упредили формирование незаконного НДС. Таковы общие цифры, характеризующие на сегодняшний день результативность работы налоговой милиции.

- Правильно ли я понял: из упомянутой вами суммы в 14,6 млрд грн часть средств уже возвращена в госбюджет, а часть потенциально может быть возвращена в результате принятия соответствующих судебных решений?

- Да.

- ГФС подозревает главу государственного монополиста на рынке этилового спирта концерна Укрспирт Михаила Лабутина в растрате 172,5 млн грн и попытке уклонения от уплаты НДС в сумме 28,2 млн грн. Правительство приняло решение об увольнении Лабутина. Что дальше?

- Я четко понимаю и даю себе отчет, что система производства нелегальной водки и табака – самая криминальная сфера. Я с этим борюсь уже 38 лет.

В свое время мне доложили, что на полиграфкомбинате Украина нашли около 26 млн маркеров. Это не акцизная марка. Эта бумажка была придумана, чтобы обеспечивать учет производимой и реализуемой "левой" водки. Это было такое себе "пугало" для правоохранителей. Когда мы подняли документы, выяснилось, что таких маркеров было изготовлено 300 млн штук. Спирт списывался на производство биоэтанола, а фактически разливалась "левая" водка. Секрет в том, что производство биоэтанола не облагается акцизным сбором. По предварительным подсчетам, неуплата акцизного сбора составила около 6 млрд грн. По оценкам на март, при общем объеме рынка водки порядка 50 млн декалитров (1 млрд бутылок по 0,5 л – Ред.) 50% приходилось на черный рынок. После начала системной работы, к 15 мая мы уменьшили размер теневого рынка до 10%.  Так вот, из 500 млн бутылок, составлявших черный рынок, 300 млн бутылок было произведено под эгидой  известного Юры Енакиевского (Юрий ИванющенкоРед.) и Иван Иваныча (Иван Аврамов – Ред.). В схеме производства "левой" водки был задействован руководитель Укрспирта Александр Харт. Надо понимать, что без организованной поставки спирта в этом деле далеко не уедешь. В июне Харта объявили в розыск, но он успел убежать в Крым. Он - ключевой свидетель и обвиняемый. Мы сегодня работаем по нему и дальше. Дело осложняется тем, что все документы уничтожены или уворованы. Что касается Лабутина - ему объявили подозрение, он лег в больницу, хотел уехать, мы выставили охрану. Потом пришли вооруженные люди, смели охрану и увезли Лабутина в неизвестном направлении.

Если при прежней власти руководство Укрспирта уворовало около миллиарда, то за семь месяцев новой власти уворовано около 200 млн грн

- На каком этапе сейчас расследование дела Укрспирта? Где сейчас Юрий Иванющенко и Иван Аврамов?

- Чтобы предъявить серьезные доказательства, их нужно иметь. Мы сегодня объявили подозрение на несколько сот миллионов гривень Александру Харту. Но ключевых свидетелей сейчас нет в Украине. Поэтому обещать, что мы, к примеру, посадим Иванющенко или Аврамова, я не могу. Просто сегодня мы ведем серьезную работу по установлению их местонахождения. Хотя у нас нет пока санкции на их арест и доставку в суд.

- Правильно ли  я понял: вы не знаете, где они, но ищете?

- Знать и искать – это разные вещи. Искать можно просто так, к примеру, через Интернет, по связям. А можно искать процессуально. Так вот, процессуально мы их не ищем. За исключением Харта. Харта ищем процессуально.

- Только ему объявлено подозрение?

- Да.

- Вы сказали, что в пять раз сократили объем теневого рынка водки. Почему нельзя свести показатель до нуля?

- Полностью уничтожить теневой рынок водки, равно как и коррупцию, нельзя. Нужно быть реалистами.

- Как на производство нелегальной водки повлияет возможная приватизация предприятий Укрспирта?

- Я не хочу комментировать возможные решения правительства относительно приватизации, но считаю, что у предприятий спиртовой отрасли должен быть эффективный собственник. На сегодняшний день государство управляет неэффективно. Если при прежней власти руководство Укрспирта уворовало около миллиарда, то за семь месяцев новой власти уворовано около 200 млн грн. Я разницы не вижу между Хартом и Лабутиным. Частный же собственник сам у себя воровать не будет.

- Давайте от спирта перейдем к нефти. Как решается проблема, связанная с нежеланием миноритарного акционера Укрнафты Игоря Коломойского платить рентные платежи?

- Сумма налогового долга Укрнафты в части рентных платежей составляет 2,35 млрд грн. В ноябре суд запретил какие-либо действия со стороны фискальной службы в плане описания имущества должника. ГФС подала аппеляцию на это решение. Кроме того, по нашим материалам прокуратурой Сумской области начато уголовное производство в отношении должностных лиц Укрнафты по факту нанесения государству ущерба на сумму 1,1 млрд грн.

- На каком этапе находится дело газеты Вести? Пока не слышно о задержанных, приговорах суда и так далее…

- Уголовное производство мы передали в СБУ, и дальнейшим расследованием занимается Служба безопасности Украины. Теперь это не наша компетенция.

Обещать, что мы посадим Иванющенко или Аврамова, я не могу. У нас нет пока санкции на их арест и доставку в суд

- За последние месяцы фискальная служба вывела в публичную плоскость ряд крупных дел, связанных с начислением компаниям огромных штрафов. Речь, к примеру, идет о 200 млн грн штрафа для строительной компании ТММ и 100 млн  грн - для сети магазинов Эльдорадо. Означает ли это, что раньше компании договаривались с фискалами, а сейчас договориться не смогли и поэтому получили рекордные штрафы?

- Налоговая милиция к этим начислениям никакого отношения не имеет. Не хочу комментировать те суммы, о которых я не знаю. Это не предмет моей деятельности. Наши сотрудники в этом участия не принимали и оперативно не сопровождали.

Но я готов прокомментировать ситуацию вокруг сети гипермаркетов Эпицентр. Мы насчитали им порядка 200 млн грн. Накануне нового года они заплатили 50 млн грн в государственный бюджет по согласованным обязательствам. После нового года еще будем разговаривать. Уголовное преследование не прекращено. Я надеюсь, что это не последний платеж.

- Следующий вопрос касается Донбасса. Какая финансовая дисциплина налоговых платежей на Донбассе? Какова динамика сборов по состоянию на декабрь? Как вы работаете с Донбассом, когда там формально действуют законы Украины, а фактически власть принадлежит оккупантам? 

- Там значительные недоборы платежей. Но это объективно понятно. Я бы хотел сосредоточиться не на администрировании налогов. Там сейчас серьезная проблема – бесконтрольное перемещение товаров, в первую очередь подакцизных и угля, как по территории, так и за пределы региона. К примеру, недавно СБУ совместно с военной прокуратурой (а позже и мы подключились) задержали уже в Немирове Винницкой области автомобиль с продукцией табачной фабрики Хамадей (крупнейшего в Украине производителя контрафактной табачной продукции - Ред.), прокладывавший коридор к западной границе Украины в направлении Европы. Второй автомобиль задержали в Полтаве. Буквально недавно задержали два большегрузных автомобиля, перевозивших 1,3 млн пачек контрафактных сигарет на сумму порядка 13,4 млн грн. Автомобили сопровождались вооруженными формированиями. Была перестрелка с пограничниками.

Уже есть поручение президента относительно необходимости выставить семь стационарных постов в местах с наибольшим товарным потоком, которые должны быть укомплектованы пограничниками и налоговыми милиционерами. Для того, чтобы мы туда зашли, необходимы изменения в законодательство, гарантирующие предоставление налоговым милиционерам статуса  участников АТО.

-  Расскажите, пожалуйста, о реальных реформах, которые уже проведены в налоговом ведомстве! В чем их суть?

- Я бы не называл это реформированием. Скорее, это оптимизация деятельности подразделений и департаментов. Что сделано по налоговой милиции? Подняли статус руководителя налоговой милиции до уровня первого заместителя главы фискальной службы. Это дает возможность более эффективно координировать деятельность подразделений, прежде всего следственных, оперативных, а также департамента по борьбе с отмыванием денежных средств и около 20 других. Кроме того, это дает возможность лучше координировать деятельность с другими силовыми структурами – МВД, СБУ, прокуратурой.

Сейчас в разных силовых структурах борьбой с экономической преступностью занимаются около 25 тыс. сотрудников. Их содержание обходится государству около 2 млрд грн в год

Я убежден, что нужно создавать единый орган, который будет отвечать за борьбу с экономической преступностью – службы финансовых расследований. Сегодня нет необходимости в проверках бизнеса многочисленными силовыми структурами. В свою очередь, сокращение количества контролирующих и проверяющих органов - это реальная возможность для бизнеса жить спокойно.

Кроме того, единый орган – это намного дешевле. Сейчас в этих структурах борьбой с экономической преступностью занимаются около 25 тыс. сотрудников. Чтобы сделать их деятельность более эффективной, нужно переходить к аналитическим методам работы, минимизируя возможные контакты бизнеса с представителями фискальной службы. Содержание 25 тыс. сотрудников обходится около двух миллиардов гривень в год. Но аналогичных результатов работы можно достичь за миллиард. И для этого не нужно 25 тыс. человек. В объединенной службе финансовых расследований могут работать всего лишь пять-восемь тысяч человек. И один ответственный за результаты работы будет. На сегодняшний день в парламенте находится соответствующий законопроект. Кстати, создание службы финансовых расследований предусмотрено коалиционным соглашением.

- Противники идеи создания службы финансовых расследований утверждают, что сверхведомство, которое сосредоточит всю полноту налоговой власти, рискует превратиться в коррупционного монстра. Как вы оцениваете такие риски?

- Это заблуждение. На сегодняшний день я как первый замглавы ГФС курирую контрольно-проверочную, оперативно-розыскную и следственную работу. Эти три функции сосредоточены у одного человека. А мы хотим развести их. Новый орган будет уполномочен контролировать как доходы, так расходы государственного бюджета.  Но это не будет суперорган. Меня пригласили отработать эту версию, потому что я во всех этих ведомствах работал. Мне уже 60 лет. Это не под меня орган создается.

- А что будет с налоговой милицией?

- Если соответствующий законопроект будет принят, то налоговая милиция будет ликвидирована с передачей ее функций новому органу.

- Сейчас в структуре Государственной фискальной службы работают около 60 тыс. человек. Планируете ли сокращения?

- По крайней мере, я не прошу увеличения количества сотрудников налоговой милиции. Мы переходим на аналитические методы работы. В таком случае необходимость ходить непонятно куда и зачем с проверками отпадает.

- Существует ли программа декоррумпизации вашего ведомства?  Посажен ли кто-то, отстранен ли от должности, уволен?

- После своего назначения я поменял практически всех руководителей налоговой милиции в центральном аппарате и на местах.

- В одном из интервью ваш коллега глава таможни Анатолий Макаренко сказал дословно: "на тех,  которые просто берут взятки, я смотрю терпимо, а тех, кто дерут взятки, буду уничтожать". А как вы относитесь к коррупции? Где у вас граница терпимости?

- Отношусь нетерпимо и к тем, и к другим. Подарки и подношения – это форма взяточничества.

- Вы и ваш шеф Игорь Билоус - люди  разных поколений, с различным бэкграундом. Много писалось про конфликт между вами.  Какие сейчас у вас взаимоотношения?

- Отношения рабочие. Все, о чем пишут СМИ, - это бред.

Руслан Кисляк

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ