20.11.2013, 14:39

Новые реформы Китая: эра дешевой рабочей силы заканчивается

Новые реформы Китая: эра дешевой рабочей силы заканчивается

Научный сотрудник Гарвардского университета Уильям Оверхолт о том, как крупнейшая мировая экономика переходит к свободному рынку

12 ноября на третьем пленуме 18-го Центрального комитета Коммунистической партии Китая (КПК) было объявлено о крупном повороте к рыночной политике: либерализации валюты и процентных ставок, реформе банков и государственных предприятий, уточнении прав землевладения для сельских жителей и лучших условиях для городских мигрантов.

За этим знаменательным решением стоял потенциальный кризис. Успех Китая был обусловлен дешевым экспортом на основе дешевой рабочей силы, инфраструктурой, построенной государственными предприятиями с помощью дешевого банковского финансирования, и финансированием государственного бюджета за счет продажи земельных участков. Однако труд теперь не дешевый, строительство дорог для соединения крупных городов уступило место строительству крупных торговых центров в небольших городах, а продажи земельных участков на основе зонирования достигают и экономических пределов, и пределов толерантности сельских жителей.

Дешевые деньги при ограниченных точках инвестиций теперь являются риском создания пузырей собственности и избыточных промышленных мощностей

Китай без фундаментальных изменений сталкивается с замедлением экономического роста, недостаточным уровнем создания рабочих мест и инноваций, а также с возникновением пузырей.

Решение представляет собой быстрый переход от экспортно-ориентированной модели роста Китая к системе, основанной на внутреннем спросе; от инфраструктуры к потреблению; от доминирования крупных государственных предприятий (ГП) к частным малым и средним предприятиям; от производства к сфере услуг; и, в более широком смысле, от бюрократического контроля к рыночному управлению.

Все успешные азиатские страны сделали такой сдвиг; Южная Корея и Тайвань являются моделями такого сдвига. Однако быстрые изменения влекут за собой огромную боль. ГП потеряют свои займы под низкие проценты, субсидированные земли, защиту монополии и привилегированное жилье. Партийная и государственная бюрократия потеряет власть (и доходы).

Местные органы власти находятся в особенно отчаянном положении. Они имеют огромные долги, которые амортизировали через зонирование и продажи земли. Уже стесненные непомерными ценами на недвижимость и народным сопротивлением продажам земли, теперь они столкнулись с более высокими процентными ставками и налогом на имущество, укреплением позиций сельских жителей за счет более сильных прав и новыми дорогостоящими требованиями по предоставлению социальных услуг мигрантам. Отчаянье местных властителей и руководителей ГП создало мощное сопротивление реформам.

На выступлениях на пленуме, отмеченных раздражительностью, китайские политические лидеры заняли сторону реформ. Перед решающей встречей  один хозяйственник так ответил на вопрос о сопротивлении:  "В конце концов, все наши лидеры знают цифры. Последствия цифр очевидны".

Объявление третьим пленумом своего решения приняло форму утверждения общих принципов, в результате чего многие наблюдатели остались обеспокоенными отсутствием детализации. Однако роль КПК заключается в том, чтобы задать направление политики; выполнение решений партии является работой государства. К тому же пленум создал группы высшего уровня для координации и обеспечения осуществления своих решений.

В то время как реализация будет долгой борьбой, иногда даже с ожесточенным сопротивлением, ключевые реформы уже ведутся. Нынешний, 12-й пятилетний план предусматривает ежегодное повышение заработной платы в среднем не менее чем на 13,4%; в этом году заработная плата в среднем повысится на 18%, что окажет давление на устаревшие отрасли. Кроме того, антикоррупционная кампания правительства ориентирована на некоторые наиболее мощные промышленные группы, такие как нефтяная фракция, что ослабляет их сопротивление реформам.

Реформы в Китае не являются просто планом - они уже осуществляются

Самое главное, экономические результаты все больше соответствуют целям властей. В сфере услуг объемы производства и занятость уже выше, чем в промышленности. Этот рост был обусловлен скорее внутренним спросом, нежели чистым экспортом. Реформы не являются просто планом - они уже осуществляются.

Открытие экономики для стран Средней Азии и АСЕАН (в том числе и для Вьетнама) идет полным ходом, и реформы будут включать в себя дальнейшую открытость для стран всего мира. Решение третьего пленума последовало за запуском в сентябре зоны свободной торговли в Шанхае, которая откроет новый сектор иностранного инвестирования и позволит проводить большие рыночные финансовые транзакции и потоки капитала. Либерализация потоков капитала создана в качестве последовательной национальной политики, которая будет проводиться через доверенные учреждения в Шанхае.

Что касается торговли товарами, то новая зона свободной торговли призвана напрямую конкурировать с Сингапуром и Гонконгом. Китай опасается зависимости от этих перевалочных пунктов в случае конфликта. Для иностранных инвесторов эта политика значительно расширит спектр возможностей, в то же время сокращая иностранный контроль. Например, иностранные компании могут владеть миноритарными пакетами акций в телекоммуникационном секторе, в то время как доминирующие иностранные компании, такие как Monsanto, будут сталкиваться с ограничениями.

Председатель КНР Си Цзиньпин столкнулся с политически рискованной задачей продтолкнуть повестку дня КПК по реформам через ожесточенное сопротивление на фоне замедления экономического роста. Делая упор на партийный контроль ‑ через подавление оппонентов правительства в ГП, а также критики в медиа и в научных кругах ‑ Си стремится максимизировать свою способность навязывать экономические реформы, минимизируя при этом риски вызова со стороны консервативных сил.

Прежде всего, он полон решимости избежать судьбы предыдущих китайских лидеров, таких как Ху Яобан и Чжао Цзыян, которые потеряли свои должности после того, как критическая масса их оппонентов пришла к убеждению, что экономические реформы ставят под угрозу партийный контроль. Поэтому, по крайней мере сейчас, Китай будет сосредоточен на очередной большой волне экономических реформ, в то время как политическая реформа будет, в основном, ограничиваться реорганизацией государственных учреждений для повышения эффективности и активизации усилий по борьбе с коррупцией. (В данном направлении уже было сделано несколько шагов в сторону реформ, в том числе решение об уводе судей из-под местного политического контроля.)

И все же Китаю будет все сложнее откладывать решительные меры, которые должны удовлетворить народные требования справедливости, в том числе создание независимой судебной системы, которая может оказаться не менее необходимой, чем структурные экономические реформы. Кроме того, лидеры должны либо смириться с большей частью процесса "затопления" их контроля вследствие происходящей информационной революции, либо ввязаться в куда более дорогостоящие репрессии.

Надежды на политические реформы опираются на возможность того, что на втором сроке Си мы увидим присоединение к высшему руководству таких реформаторов как член политбюро Ван Ян и заместитель председателя Ли Юаньчао. Однако на данный момент Китай будет сосредоточен на очередной большой волне экономических реформ.

 Обсудить на форуме

Уильям Оверхолт,
старший научный сотрудник Глобального Института Fung
и Центра Азии при Гарвардском университете

 Copyright: Project Syndicate, 2013

Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net
Теги:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ