Бывший советник экс-президента Южной Кореи Ли Чон-Ва размышляет о пользе открытой экономики и демократизации общества

Система Северной Кореи терпит крах. Страна стоит перед лицом серьезных энергетических проблем, а ее экономика находится в стагнации с 1990 года. Ее ежегодный доход на душу населения оценивается в 1800 долларов США, что составляет чуть больше 5% от аналогичного показателя Южной Кореи. Между тем, нехватка продовольствия оставила 24 миллиона северокорейцев страдать от голода, а более 25 из тысячи новорожденных ежегодно умирают, в отличие от Южной Кореи, где умирают только 4 новорожденных. Чтобы выжить, одна из самых централизованных и закрытых экономик мира будет вынуждена открыться.

Более динамичная и процветающая Северная Корея ‑ вместе с миром и стабильностью на Корейском полуострове ‑ будет служить не только интересам самой Северной Кореи, но и интересам своих соседей и более широкого мирового сообщества. В конце концов, внезапный коллапс Северной Кореи или военный конфликт на полуострове подорвет региональную безопасность, обременяя соседние страны миллионами беженцев и сотнями миллиардов долларов расходов на восстановление.

Это должно стимулировать международные институты и соседей Северной Кореи на обеспечение продовольственной и технической помощи, а также на прямые инвестиции, в которых нуждается страна, чтобы выбраться из своего сложного положения и осуществить переход к рыночной экономике. Однако для такого сотрудничества остаются значительные препятствия, и не последнее из них – это неясное и зачастую непредсказуемое поведение северокорейских политиков, как, например, недавняя казнь некогда могущественного дяди нынешнего лидера Ким Чен Ына - Чан Сон Тека.

Хорошей новостью является то, что руководство Северной Кореи, судя по всему, понимает, что их нынешние проблемы проистекают из их крайне неэффективной экономической системы. В своих последних выступлениях Ким подчеркнул необходимость экономических реформ и открытости для развития сельского хозяйства и трудоемких отраслей обрабатывающей промышленности.

Кроме того, в попытке привлечь иностранные инвестиции правительство объявило о создании 14 новых особых экономических зон. Хотя бы из чувства самосохранения северокорейские политические и военные лидеры, скорее всего, будут поддерживать эти усилия, по крайней мере до тех пор, пока они не будут наносить ущерб их власти или национальной безопасности.

Хотя бы из чувства самосохранения северокорейские политические и военные лидеры будут поддерживать экономические реформы

Официально Северная Корея начала открываться для иностранных инвесторов в 1984 году, когда правительство приняло Закон о совместных иностранных предприятиях после успеха аналогичного закона в Китае. В 1993 году Северная Корея продолжила этот процесс, создав особую экономическую и торговую зону Раджин-Сонбонг. Однако до сих пор эти инициативы не приносили значительных результатов, поскольку иностранные инвесторы настороженно относятся к работе в стране, испытывающей недостаток экономического и политического доверия, а также инфраструктуры, необходимой для поддержки крупномасштабных проектов.

Сейчас Северная Корея должна следовать примеру Вьетнама и Китая, осуществляя такие реформы как дерегулирование, либерализация, приватизация и макроэкономическая стабилизация. В то же время необходимо разрабатывать новую правовую систему и новые институты. Такие рыночные, ориентированные на внешние рынки экономические стратегии являются необходимым условием для долгосрочного экономического роста.

Страна совершенно определенно не испытывает нехватки потенциала к росту. Хотя Северная Корея и не имеет сельскохозяйственной базы, которая в значительной степени подстегнула реформы в Китае и Вьетнаме, географические преимущества, такие как природные морские порты и богатые минеральные ресурсы, дают ей возможность развивать экспортно-ориентированный рост.

Кроме того, относительное обилие хорошо образованных работников подразумевает низкие начальные зарплаты и способность конкурировать на международном рынке в трудоемких отраслях обрабатывающей промышленности ‑ например, в обувной и текстильной отрасли, производстве одежды и сборке электронных узлов. Это может стать основой экспортно-ориентированной индустриализации. Для этого значительная доля северокорейских военных кадров, которая в настоящее время составляет более 8,5% от общей численности рабочей силы, может быть использована в более продуктивных целях.

Если соответствующие условия будут выполнены, Северная Корея сможет заработать на "догоняющем" эффекте, еще больше стимулируя рост благодаря тому, что ее низкий доход на душу населения будет способствовать увеличению производительности инвестиций и облегчать передачу технологий от более развитых стран.

Это предполагает значительную роль соседей Северной Кореи, особенно Южной Кореи и Японии. Однако до сих пор только Кэсон, промышленный комплекс, дающий работу приблизительно 50 000 северокорейских рабочих под управлением Южной Кореи, представляет собой пример экономического сотрудничества между двумя Кореями.

ВВП на душу населения в Южной Корее почти в 20 раз превышает аналогичный показатель Северной Кореи

Северная и Южная Корея являются естественными торговыми партнерами. В 2012 году оборот межкорейской торговли составил $2 млрд. ‑ лишь 0,2% от общего оборота торговли Южной Кореи и 29% оборота Северной Кореи. По мнению экономиста Маркуса Ноланда, нормализированные торговые отношения могли бы увеличить долю Южной Кореи в объеме торговли Севера до целых 60%.

При сильной приверженности открытию экономики и экономическим реформам, подкрепленными надежной международной поддержкой, Северная Корея может повторить успех стран Восточной Азии, таких как Южная Корея. При этом страна может демонстрировать ежегодный экономический рост свыше 5% на протяжении следующих нескольких десятилетий.

Однако в положении Северной Кореи есть множество факторов помимо экономики. Страна застряла в тупике относительно диалога с международным сообществом, которое хочет, чтобы она избавилась от ядерного оружия и стала "нормальной" страной. Не желая отказаться от своей программы по созданию ядерного оружия Северная Корея столкнулась с экономическими санкциями со стороны Соединенных Штатов, а также с приостановкой официальной помощи и членства в таких институтах как Всемирный банк и Международный валютный фонд.

Учитывая тот факт, что денуклеаризация Северной Кореи маловероятна, по крайней мере в ближайшем будущем, необходимо разработать альтернативную стратегию. Международное сообщество, особенно Южная Корея, должно поддерживать усилия по созданию более открытой, рыночной экономики путем расширения торговли и инвестиций, продолжая работать в направлении компромисса по денуклеаризации. Возможное процветание и доступность может со временем привести к политическим переменам.

Для обычных северокорейцев, которые больше всего страдают от нынешней системы, такое преобразование является самым насущным.

Ли Чон-Ва,
профессор экономики, директор Азиатского научно-исследовательского института в Корейском университете.
Был старшим советником по международным экономическим вопросам бывшего президента Южной Кореи Ли Мен Бака

Copyright: Project Syndicate, 2014

Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net
Теги:
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ