08.11.2019, 16:02

Центробанк и Олигархи

Владислав Рашкован

заместитель исполнительного директора в Международном валютном фонде

Последние пять лет Национальному банку Украины везло с правительством. Чего не скажешь об олигархах - владельцах банков

На прошлой неделе я был на лекции Пола Такера (в прошлом заместителя главы Банка Англии, сейчас профессора Гарварда), который в МВФ рассказывал о недавно написанной книге, посвященной независимости центробанков. В своей книге Такер красочно описывает сложности, с которыми сталкиваются современные центробанки в Британии, Германии, Франции, Канаде, США, Японии в противостоянии с политиками, все более атакующими мандат центральных банков. 

После лекции у меня было время пообщаться с профессором и сказать ему, что, украинскому центробанку, наверное, повезло: со всеми четырьмя правительствами последних пяти лет (два Кабмина Арсения Яценюка, Кабмин Владимира Гройсмана и сегодняшнее правительство Алексея Гончарука) НБУ в целом мирно сосуществовал. Да, взаимной любовью эти пять лет назвать сложно, но ни с одним правительством реального противостояния не было, а последние месяцы так вообще можно назвать плодотворным сотрудничеством. 

Но с кем НБУ постоянно конфликтовал, так это с олигархами – владельцами банков, и Пола Такера очень заинтересовали грани этого противостояния. Вот, как у меня получилось их систематизировать (сразу оговорюсь, что этот анализ касается не всех олигархов и не всех владельцев банков – часть из них все же вернулось в законодательное и регуляторное поле и поддерживает свои банки до сих пор, но все же эта сознательная группа значительно меньше по размерам). 

Слабые банки 

Практически все олигархи владели банками: от крупнейшего до не самых крупных, и им был выгоден слабый НБУ и несовершенный банковский надзор. Банкирам «везло», что центробанк закрывал глаза на скрытность в раскрытии реальных собственников банков, накаченный из неподтвержденных источников капитал, обманы вкладчиков и заемщиков, рискованность кредитных операций, отсутствие должного корпоративного управления и еще на многие другие аспекты банковской деятельности.

 

В 2014 в НБУ пришла новая команда и перестала закрывать глаза на прорехи банковского менеджмента. Настоящих акционеров банков попросили признать владение банками, зарезервировать потери по рискам, влить в банки настоящий капитал, поддержать банки ликвидностью, и в том числе за счет возврата кредитов, взятых ранее за счет денег вкладчиков. 

Практически все собственники банков не хотели выполнять правила и следовать законодательству. Они стали атаковать Нацбанк через подконтрольные им СМИ, устраивать пикеты на Институтской, проверять на непрочность моральные устои украинских судей. На Нацбанк и его руководителей полилось много грязи из всех возможных каналов, пытающихся повлиять на решения НБУ. Но Центробанк институционально выстоял: более 100 локальных банков было закрыто, большинство олигархов потеряли свои банки – в них были введены временные администрации, один банк был национализирован. Однако, ответственности собственности этих банков так и не понесли, а доверие людей к НБУ все же подпортили. 

Долгий рефинанс 

Те же слабые банки олигархов еще в 2008 году получили десятки миллиардов гривень рефинансирования от НБУ для «поддержания ликвидности». Однако после предыдущего кризиса банки не спешили возвращать одолженные средства. Они продлевали их каждый год, фактически превратив кредиты НБУ в своеобразный квази-капитал. По какой ставке банки привлекали эти деньги? По учетной ставке в размере 6.5-9%, особо не зависящей от темпов инфляции. Так что банки зарабатывали не только на том, что не возвращали в срок заимствования, а и на том, что делали это по нерыночным ставкам, значительно дешевле стоимости депозитов на конкурентном рынке.

Не удивительно, что олигархи очень обеспокоились переходом НБУ в 2015 к инфляционному таргетированию, при которой учетная ставка стала инструментом, реально отражающим стоимость денег. В условиях увеличивавшейся инфляции ставка пошла вверх, занимать стало дорого. Наступил момент, когда владельцам банков надо было возвращать средства и вливать дополнительные ресурсы в свои банки. Но, к сожалению, владельцам банков оказалось дешевле привести их к банкротству, в дополнение пытаясь украсть из них последнее перед введением временных администраций. Ну а после этого направить рупор своих медиа на то, чтобы люди начали еще больше не любить НБУ за «банкопад».

Но и после банкротства владельцы банков нашли способ не потерять. Вместо того, чтобы вернуть кредиты связанных лиц своим банкам, находящимся в управлении Фонда гарантирования вкладов (и тем самым помочь вернуть средства вкладчикам по гарантированным депозитам), собственники банков пытаются за бесценок скупить обратно свои кредиты через подставные компании. В целом Фонд гарантирования оценил последствия банкротства банков в сумму более 200 миллиардов гривен (без затрат на национализацию), включая 90 миллиардов гривен, выплаченных вкладчикам, 35 миллиардов убытков понесли крупные вкладчики (с депозитами свыше гарантированной суммы в 200 тысяч гривен) и более 90 миллиардов гривень убытков зафиксировали юридические лица. Конечно же, в том, что банки обанкротились, и деньги были потеряны, подконтрольные СМИ с экранов телевизоров, колонок автомобильного радио и страниц газет обвинили НБУ, а не своих же владельцев.

Доступные госбанки

На протяжении всего периода независимости Украины олигархи вовсю пользовались слабостью корпоративного управления госбанков. По данным отчета о финансовой стабильности 40 промышленных групп в Украине (большинство из которых контролируются олигархами) только с 2008 года получили около 10 млрд долларов кредитов в госбанках, практически ничего не вернув из этих денег. Где эти деньги? Какие-то в офф-шорах, какие-то инвестированы в локальный или иностранный бизнес олигархов, на какие-то деньги куплены недвижимость и яхты, футбольные и баскетбольные игроки, что-то списала война, а часть просто потеряна из-за неэффективного бизнеса их владельцев.

Госбанки зарезервировали эти 10 млрд долларов, а налогоплательщики через гос бюджет и увеличенный гос долг профинансировали этот праздник жизни олигархов, увеличив капитал госбанков сначала в 2009-2011 годах (более чем на 50 млрд грн по старому курсу), а затем и в 2014-2016 (более 70 млрд грн, без учета Привата). С учетом Привата – потери государства более 15 млрд долларов. Медиа в этом случае особо не поднимали шумиху, так как не на кого было особо пенять. Очень надеюсь, что независимые наблюдательные советы и профессиональный менеджмент госбанков наконец-то начнут эффективно требовать у олигархов вернуть кредиты, и к тому времени мы также сможем увидеть сдвиг в реформе судебной системы.

Отмывочная деятельность

Еще одним аспектом противостояния НБУ и олигархов являлись действия НБУ, усиливающие анти-отмывочное законодательство. Не секрет, что законодательство в целом в Украине суровое для рядового законопослушного гражданина, но абсолютно дырявое для тех, кто хочет его обойти. Антиотмывочное законодательство до 2014 года тоже таким же являлось, в первую очередь из-за «подслеповатого НБУ».

Дело в том, что до 2014 года на рынке под патронатом спецслужб и налоговиков работали так называемые «сертифицированные площадки», на которых разрешалось обналичивать средства под согласованный процент. Все эти площадки работали через сеть банков, имена которых большинству населения ничего не скажут – эти банки не занимались ничем, кроме отмывания денег: обналичивания или перевода денег на оффшорные счета. Сделать это без невмешательства НБУ было бы сложно.

Для чего нужны наличные? Для уклонения от налогов и коррупции. Для чего надо выводить средства за рубеж? Для уклонения от налогов, инвестирования за рубеж на развитые рынки или последующего завода средств в Украину под видом инвестиций из таких юрисдикций, как Кипр, Белиз, Делавэр, и тд. Уходили миллиарды долларов каждый год. Только в 2013 году из украинского банка, название которого никто не знает, было выведено за рубеж около 4 млрд долларов. Кто мог это делать? Вряд ли малый и средний бизнес в Украине этим занимался в особо крупных размерах.

С 2014 года Нацбанк вывел с рынка десяток банков за отмывку денег, упростил законодательство, перенес функции финмониторинга в основном на плечи банков и значительно повысил надзор за деятельностью банков, в том числе с помощью современных методов аналитики, выявления и визуализации рисков. Олигархам это не понравилось: СМИ начали создавать имидж НБУ, как душителя судеб и свобод рядового украинца, который создает «Северную Корею» в Украине. Нацбанк на это ответил планом по валютной либерализации и прошел уже много важных шагов, которые упростили жизнь украинцам и украинским предприятиям по легальному движения капитала между странами.

Девальвация

Ну и последний фактор – курс валюты. Большинство олигархов работают в экспортно-ориентированных отраслях. Многие из них заинтересованы в дешевой гривне – так они получают больше гривни за произведенную продукцию. Пресловутый «сезонный фактор», который приводил обычно к девальвации гривни в августе – сентябре многие аналитики связывают просто с тем, что многие агро-олигархи зарабатывали дважды: сначала продавали фермерам заранее купленное дешевое дизельное топливо (которое в августе – сентябре становилось почему-то очень дорогим на фоне девальвации гривни), а затем экспортировали зерно и продавали валютную выручку по завышенному курсу. Металлургам и прочим экспортерам это было тоже на руку.

А если нужно было купить валюту? Многие предприятия, связанные с олигархами, покупали у тех же госбанков по не всегда прозрачным курсам, точно отличающимся от сформированных на межбанковском рынке. Так и жили, во всем виня НБУ. Проблемой была стоимость импортируемого из России для промышленных предприятий газа, но и там появлялись предприятия типа Росукрэнерго, которые сглаживали колебания.

Заметьте, что в этом году никакого сезонного фактора девальвации не было, но СМИ по привычке продолжают критиковать НБУ – теперь уже за ревальвацию – рост стоимости гривни, а, следовательно, за недополученную олигархическими предприятиями экстра-прибыль. Тот факт, что благодаря низкой инфляции и росту курса гривни располагаемые доходы домохозяйств растут, медиа и их владельцев особо не интересует.

Я очертил только несколько граней борьбы НБУ за свою независимость, независимость в первую очередь от олигархов. Часть этой борьбы оказалось успешной, часть еще продолжается. Такая борьба проходит не только у НБУ. Нафтогаз ведет свои бои, снижая уровень коррупции в энергетической отрасли. ПроЗорро борется за прозрачность гос закупок. Минздрав – в системе закупок лекарств. Меняющиеся Налоговая и Таможня начинают свою борьбу с уклонением олигархов от налогообложения. Реформа на рынке земли приведет к снижению роли олигархов в агробизнесе. Фонд гос имущества – снизит риски в управлении гос предприятиями. Надеюсь, также вскоре Министерство экономики начнет свою деятельность по борьбе с монополиями, контролируемыми олигархами. И в каждом из этих боев идет борьба, в которой важен каждый дюйм, и, как говорил герой Аль Пачино в известном фильме: "Либо мы команда и выиграем вместе, либо умрем поодиночке".

Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ