24.04.2014, 11:52

Игорь Мазепа: худшим временем станет май-июль, потом будет легче

Игорь Мазепа, инвестбанкир (фото: investgazeta.net)

Инвестбанкир о том, когда экономика Украины достигнет дна, как ее оттуда вытащить, кто выиграет от кризиса и почему Европа гарантированно даст деньги

Игорь Мазепа - представитель почти вымершей в Украине профессии, он - инвестбанкир. Основанная им инвесткомпания Concorde Capital  за почти десять лет существования успела как завоевать позицию крупнейшего игрока рынка, так и побывать в шаге от банкротства. Мазепа полушутя говорит, что на всю  Украину осталось 2,5 инвестбанка. То, что Concorde по-прежнему входит в это число, говорит о том, что Мазепа чаще делает все же правильные прогнозы и умеет адаптироваться к переменам. Есть у него еще одно, ценное для журналистов, качество - в отличие от большинства финансистов он называет вещи своими именами. Именно этим качеством собеседника ЛІГАБізнесІнформ постаралась воспользоваться в разговоре  с Игорем Мазепой. 

В первой части интервью он рассказал о том, какой глубины будет экономический спад, что поможет его преодолеть и какому  бизнесу  будет проще всего пережить непростой 2014-й год.

- Начнем с главного. Вы постоянный гость в программе Савика Шустера "Свобода слова". Что вы там делаете? В политику собрались?

- Я сам не очень понимаю, что я там делаю. Особенно, что я делал на четырехчасовом эфире с Юлией Тимошенко. Только в студии понял, что никакого диалога не будет, а это - тимошенковская пропаганда. Забавно посидели, послушали. Очень расширяет кругозор.

В политику я не собираюсь. Даже отказываюсь комментировать политические вопросы. Я - не инсайдер, не специалист. Другое дело, что сейчас как никогда политические процессы переплетены с экономическими. И абсолютно все жители почувствовали, что экономика касается и влияет на каждого. Отсюда и повышенный интерес к экономической теме.

- Давайте поговорим об экономике. За последний месяц вышел ряд удручающих новостей - почти все рынки установили антирекорды: недвижимость, автомобильный, рекламный. Экономика уже на дне или нам еще есть куда падать?

- Чтобы понять, как все плохо, даже не надо читать газеты. Достаточно проехаться по Киеву. Последний месяц ездишь по полупустым улицам и видишь рекламу с супер-предложениями о распродаже квартир, машин и т.д. Ритейлеры признаются, что потребление продуктов просело процентов на 20%. А если говорить о промтоварах, то тут - спад на 40-50%. Экономика в очень сильной стагнации. Прогноз аналитиков Concorde - ВВП за 2014 год снизится на 5%. И это без учета Крыма (ВРП полуострова составлял около 3% от общеукраинского - ред.).

Я не исключаю более пессимистичный сценарий. У бизнеса худшие ожидания на краткосрочную перспективу. Население очень быстро беднеет, люди массово теряют работу, и число безработных будет стремительно расти в ближайшие 2-3 месяца. Худшие времена для экономики придутся на период с мая по июль. Думаю, что по итогам года ВВП снизится на 8%, а то и 10%.

- В этой, мягко говоря, не радужной ситуации мы увидим повторение 2009 года с десятками банкротств, дефолтов и реструктуризаций?

- Есть принципиальная разница межу тем, что было пять лет назад, и происходящим сейчас. Сегодняшняя история - это результат бездарной, непродуманной, некомпетентной, популистской и коррупционной экономической политики предыдущего правительства. Называя вещи своими именами - страна оказалась в глубоком кризисе из-за своей тупости. В проблемах 2009-го была тоже немалая доля нашей глупости, но основную роль все же играл глобальный кризис. Пять лет назад мы оказались с остановившейся экономикой один на один, никто не мог нам помочь, у всех хватало своих проблем. Сейчас Украина в не менее тяжелом положении, но она не одна - нам готов помогать весь цивилизованный мир, для нас открыт европейский рынок, цены на экспортируемую Украиной продукцию на неплохом уровне, а на мировом рынке полно дешевых денег. Несмотря на то, что рестораны одинаково пусты и в 2009, и в 2014 году,  фундаментальные причины кризиса и возможности для решения проблем принципиально разные. Лично мне сегодняшняя ситуация намного больше нравится.

Называя вещи своими именами - страна оказалась в глубоком кризисе из-за своей тупости

- В начале апреля Moody's понизил рейтинг Украины до преддефолтного Сaa3.  С комментарием, что нам не справится с экономической стагнацией, проблемами бюджета и конфликтом с Россией. Был сделан очень толстый намек на дефолт …

- Аналитики Moody's ничего нового не сказали - по всем формальным признакам мы уверено катимся к дефолту с октября прошлого года. Опять же, по формальным признакам в первом квартале ситуация стала еще хуже - угроза войны, выполняемость бюджета на уровне 60% , неадекватная расходная часть бюджета, большие выплаты по долгу государственного и корпоративного сектора. Но по неформальным признакам ситуация стала несравнимо лучше. Победа Майдана дает шанс убрать дисбалансы в экономике, которые страна копила 23 года, не за 10-15 лет, которые понадобились бы при цивилизованном пути, а за год-два. Янукович оставил страну в таком состоянии, что у новой власти просто нет возможности растягивать реформы на десятилетия, они вынуждены запустить их за 2-3 месяца.

- По вашей логике, чем хуже, тем лучше …

- Кризис, в котором мы оказались сейчас, - это нулевая точка отсчета. Да, это больно и тяжело. Общество переживает не только экономическую трагедию, но еще и потерю части территории. Но я уверен, что уже через десять лет мы будем эти трудности вспоминать с благодарностью.

Уже можно назвать кучу позитивных изменений: сокращение бюджетного дефицита, начало повышения тарифов до экономически обоснованного уровня, принятие законов о госзакупках, дерегуляции, тесное сотрудничество с МВФ. Это все - безусловный позитив.

Результат от этих шагов мы увидим в экономике уже через 9 - 18 месяцев. Но до этого бизнесу и населению надо как-то пропетлять.

- Возвращаясь к вопросу о дефолте. Кто прав: аналитики Moody"s, намекающие, что Украине не выкарабкаться, или Арсений Яценюк, который уверяет, что реформы нужны для избежания дефолта?

- Правы обе стороны. Начатые реформы позволят сбалансировать бюджет, жить по средствам, возобновить экономический рост. И, как следствие, - платить по долгам. Но без внешней помощи Украина не сможет платить по долгам в этом году.

Сам факт того, что у этого правительства очень сильная кооперация с МВФ, а особенно то, что Фонд не дает деньги, пока не будут начаты необходимые реформы, придает мне оптимизма. Вспомните безрезультативную поездку в Вашингтон Яценюка и Кубива, где им четко сказали: сначала Рада принимает законы, а потом будет первый транш. Но я на 100% уверен, что государственные деньги из Европы и США придут в Украину. Правительства этих стран не могут не дать нам денег. Их избиратели не поймут, почему они не помогли парням, которые три месяца жили на улице и гибли под флагами Евросоюза.

Поэтому сигналом того, что экономика пошла на поправку, станет факт захода в Украину частных денег.

Рестораны сейчас так же пусты, как и в 2009-ом, но фундаментальные причины кризиса и возможности решения проблем принципиально разные. И сегодняшняя ситуация мне больше нравится

- Сейчас все внимание привлечено к государственному долгу, но задолженность частного сектора в четыре раза большая и превышает $100 млрд. Как обстоят дела у бизнеса? Получится ли перекредитоваться? Или следует  ждать дефолтов и реструктуризаций?

- Я не согласен, что корпорации активно наращивали задолженность последние годы. После 2009 года доступ к иностранному капиталу был большой привилегией, которая была или у самых эффективных, или у самых крупных украинских компаний.

Это еще одно отличие сегодняшнего кризиса от того, что было в 2009 году - бизнес не так сильно перегружен долгами. Последние пять лет наблюдался  делевередж почти у всех компаний (сокращение доли заемного капитала - ред.).

Названная вами цифра в $100 млрд. не отображает реальный масштаб проблем - там много торгового финансирования, кредиты самим себе, чтобы обезопасить бизнес, схемные деньги, которые компании заводили, чтобы не попадать под норму об обязательной продаже валютной выручки, и многое другое.

Хотя я не исключаю, что многие кредиторы воспользуются ситуацией и попробуют реструктуризировать задолженность. В октябре прошлого года к своим кредиторам обратился Интерпайп, насколько я знаю, Укрзализныця хочет реструктуризировать долг. Думаю, услышим и о Нафтогазе.

- Как будет воспринят на внешнем рынке тот факт, что украинские компании хотят пересмотреть условия выплаты кредитов?

- Нормально. Все видят и понимают, что украинская экономика в руинах, страна в глубочайшем бюджетном кризисе. Но при этом фундаментальные показатели, такие как соотношение госдолг/ВВП, остаются абсолютно рабочими - до сих пор меньше 60%. Поэтому, если предложить кредиторам схему без списания тела кредита, то, думаю, что западные инвесторы согласились бы. Будь я на месте нашего правительства, я бы уже вел переговоры о реструктуризации долгов госкомпаний.

- Финансовый вопрос с моральным аспектом. В конце прошлого года Янукович успел взять $3 млрд. российского кредита. Должна ли Украина платить долг государству, которое, называя вещи своими именами, забрала двадцатую часть территории?

- На самом деле, здесь нет никакой моральной дилеммы. Правительство должно применять в этом вопросе максимально рациональный и циничный подход.  Эти $3 млрд. были оформлены  как евробонды и на них, как и на все такие бумаги, распространяется ситуация кросс-дефолта. Невыплата по этим облигациям позволит всем кредиторам предъявить свои бумаги к погашению. Не заплатим - будут судебные тяжбы, арест и блокирование украинского имущества по всему миру и т.д. Поэтому,  хорошо кричать перед народом: "Мы не будем платить России!", но есть реальность и международное право. Поэтому надо платить.

Будь я на месте нашего правительства, я бы уже вел переговоры о реструктуризации долгов госкомпаний

- Если предположить, что Украина потеряет Донбасс. Как это скажется на отечественной экономике?

- Для меня совсем не очевидно, что мы потеряем Донецкую и Луганскую область. В любом случае, точно не будет повторения крымского сценария. Как о свершившемся факте пока можно говорить о затяжной торговой войне с Россией. Но здесь нет шока для наших компаний - эта ситуация началась еще прошлым летом, когда практически прекратился экспорт украинских труб, "пищевки", машиностроения, вагонов. Поэтому ничего нового в марте или апреле 2014 для наших производителей не произошло. Конечно, закрытая российская граница - это болезненно: на Россию приходится 25% всего нашего экспорта, а со странами СНГ - и все 40%.

Но есть и другая сторона - не правда, что наши товары совсем не конкуренты в Европе. С учетом отмены пошлин и политической воли европейских лидеров пустить нас на свои рынки, мы очень скоро можем начать поставлять в Европу товары, которые раньше продавали в Россию. Например, железнодорожное оборудование и продукцию тяжелого машиностроения. Для многих категорий товаров выход в Европу - это не более чем вопрос маркетинга и времени.

- А есть ли у нашего бизнеса это время?

- Хороший вопрос. У кого-то есть, у многих нет. Но сегодняшний кризис сделает экономику сильнее.

- А есть отрасли, которые чувствуют себя относительно благополучно сейчас?

- Почти все, что связаны с добычей ресурсов. В первую очередь - нефтегазодобывающие компании. При таких ценах на газ - это классный бизнес. Отечественная фармацевтика выиграет. Сейчас около 65-70% рынка лекарств (в денежном выражении) - это импортные препараты. Девальвация вызовет пропорциональный рост цен. Наши производители тоже перепишут ценники, но их расходы вырастут намного меньше, поэтому маржа вырастет.

Аграриям уже не будет хуже, чем в прошлом году, когда цены сильно упали из-за рекордно высоких урожаев.  

Борис Давиденко

Руслан Кисляк

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ