Лизинговые компании активно наращивают свой портфель. Объем нового бизнеса за третий квартал 2023 года составил 12,3 млрд грн. Это на 88% больше, чем за аналогичный период в прошлом году. Почти 90% сделок были среднесрочными – от одного до пяти лет.

Подписывайтесь на полезный легкий контент в Instagram

Стоимость лизингового портфеля всех членов Ассоциации лизингодателей на конец третьего квартала 2023 года составила 24,8 млрд грн.

С 1 января 2024 года лизингодатели приобретают статус финансовых компаний. Соответствующая норма содержится в принятом еще в декабре 2021 года парламентом Законе "О финансовых услугах и финансовых компаниях". С точки зрения Нацбанка, это будет способствовать повышению их капитализации и усилению требований к прозрачности и управлению рисками.

В самих лизинговых компаниях прогнозировать, что даст им статус финансовых компаний, особо не берутся.

"Пока трудно понять", – говорит в комментарии LIGA.net соучредитель лизинговой компании "ЭСКА Капитал" Сергей Васьков.

Он рассказывает, что вводятся дополнительные требования к капиталу, обязательно должен быть аудитор, бухгалтер, комплайенс-офицер, есть новые требования к репутации руководителя.

Согласно нормам закона, лизинговые компании смогут предоставлять, помимо лизинга, также кредиты. Но при таком условии требования к капиталу будут больше 3 млн грн.

"Пока это выглядит как увеличение требований для вычистки рынка. НБУ взял за основу подход, отличающийся не гибкостью, а зарегулированностью. Это повлияет на небольшие компании. Им будет тяжело работать. Я думаю, это однозначно сократит рынок финансовых компаний. Возможно, это и неплохо. Лизинговые компании, которые есть на рынке, активные – в 90% случаев достаточно большие для выполнения всех требований", – говорит Сергей Васьков.

По данным НБУ, сейчас на рынке работает 79 лизинговых компаний. До войны, в декабре 2021 года, их было 137.

"В то же время существует ряд препятствий, которые не позволяют действующим лизинговым компаниям заработать в полную силу. В их числе, в частности, валютные ограничения на расчет с иностранными кредиторами", – отмечает в комментарии LIGA.net генеральный директор лизинговой компании OTP Leasing Андрей Павлушин.

С другой стороны, Павлушин говорит о поддержке деятельности поставщиков небанковских финансовых услуг со стороны НБУ в условиях войны. В частности, о ряде регуляторных послаблений.

Так, во время действия военного положения за отдельные нарушения, возникшие из-за военных действий, например, несоблюдение нормативов, не применяются меры воздействия. Также продлены сроки для приведения деятельности компаний в соответствие с регуляторными требованиями. НБУ также продлил сроки представления информации и плана мер по выполнению своих рекомендаций по результатам инспекционных проверок.

В то же время Васьков называет позицию НБУ достаточно сдержанной в отношении регулирования рынка.

"Мы считаем, что некоторая поддержка от НБУ могла бы быть полезна. Особенно в контексте программ поддержки и рефинансирования. В частности, лизинговые компании, столкнувшиеся с потерями залогов, связанными с оккупированными территориями, могли бы воспользоваться участием в программах, подобных "5-7-9%"", – отмечает он.

Сейчас, по словам Васькова, функционирование лизинговых компаний, напротив, сталкивается с конкуренцией со стороны 5-7-9%.

"Эта программа, хотя и направлена на финансирование, имеет некоторые недостатки. В частности, отсутствие четкого целевого использования средств. Это создает конкуренцию со стороны государства. Влияет на возможности лизинговых компаний привлекать клиентов. Государство могло бы сфокусироваться на другом важном направлении. К примеру, финансировании оборудования для переработки сельскохозяйственной продукции. Оно оказывается сложным для лизинговых компаний, хотя это могло бы иметь огромный потенциал для развития. Но мы не видим этого со стороны государства", – говорит он.

Читайте также

Сейчас структуру новых лизинговых соглашений в НБУ называют достаточно устойчивой. По данным регулятора, 96% договоров заключались на приобретение легковых автомобилей, сельскохозяйственной техники и грузовиков.

Доля легковых автомобилей – 43,6%. Техника сельского хозяйства – 28,4%. На грузовой транспорт грузоподъемностью более 3,5 т приходится 20,9%.

"За последние полтора года происходит существенный сдвиг в направлениях финансирования через лизинг. Если раньше аграрный сектор и строительная отрасль, в частности дорожно-строительная, доминировали, то сейчас активно наблюдается увеличение финансирования и приобретения грузового транспорта. Это стало ключевым для обеспечения основного импортного канала в связи с остановкой работы портов", – рассказывает Сергей Васьков.

Сейчас он отмечает снижение спроса на этот вид техники из-за ограниченной пропускной способности границ. Война также привела к потерям.

"Из-за военных действий мы потеряли примерно 5% от общего количества техники, которое у нас на балансе. В частности пострадала техника в Буче. Там у нас были грузовики. И часть из них сгорела во время оккупации", – говорит Андрей Павлушин.

Сложные реалии обусловливают необходимость реструктуризации. Самым сложным Павлушин называет первое полугодие после начала войны. Тогда команда OTP Leasing – специалисты по продажам, коллекторы и топ-менеджеры – вынужденно стали психологами. Клиентам необходимо было объяснять, почему нужно своевременно платить за лизинг в условиях, когда нет электричества, периодические обстрелы или что-то еще. Приходилось напоминать, что в любом бизнесе главный актив – это репутация, а не трактор. В любом случае одним из основных факторов является добропорядочность клиента.

"Поэтому, если у нас с клиентом сложились нормальные отношения – он логически доказывает свою позицию, – мы никогда не пойдем на какие-то жесткие вещи. Всегда найдем решение – относительно реструктуризации и других вопросов", – отмечает Павлушин.

О том, что лизинговые компании умеют договариваться со своими клиентами, говорит и судебная статистика.

"Если сравнивать в процентном соотношении обращения в суд по лизинговым договорам с обращениями в суд по кредитным договорам или же с обращениями в суд по поводу выполнения обязательств по другим видам договорных правоотношений (аренда, купля-продажа, перевозка, поставка, поставка, ссуда, подряд или другие), то из всего количества споров, разрешаемых в суде, вряд ли можно выделить споры, возникшие по поводу лизинговых правоотношений как самые многочисленные", – говорит в комментарии LIGA.net адвокат юридической компании "Максим Боярчуков и Партнеры" Юлия Юрченко.

Споры, возникшие из лизинговых правоотношений, юристы условно разделяют на четыре разновидности: споры по заключению договора; споры по выполнению договора; споры по изменению договора; споры о расторжении договора. Общие категории споров учитывают особенности, характерные для разных видов договоров лизинга.

Проблематика одновременного и согласованного правоприменения особенностей, предусмотренных для разных видов соглашений, с юридической точки зрения, является наиболее частой.

Ярким примером проблематики в сфере лизинговых правоотношений, который известен едва ли не каждому юристу, Юлия Юрченко называет судебную практику по поводу ничтожности договоров лизинга транспортных средств, заключенных с физическими лицами.

"Параграф 6 главы 58 Гражданского кодекса (ГКУ), регулирующий правоотношения в сфере лизинга, не предусматривает обязательного условия относительно нотариального удостоверения договора лизинга. Поэтому неудивительно, что лизинговые компании, преследующие цель получения прибыли, разработав соответствующий шаблон договора, начали его заключать с желающими получить такую финансовую услугу.

Однако в силу статьи 806 ГКУ к договору лизинга с физическим лицом должны быть применены особенности, предусмотренные законодательством как для договора купли-продажи, так и для договора найма с физлицом. Договор найма транспортного средства с участием физического лица подлежит обязательному нотариальному удостоверению (ст. 799 ГКУ), в свою очередь следствием несоблюдения требования закона о нотариальном удостоверении договора является его ничтожность", – говорит она.

Даже несмотря на то, что позиция Верховного Суда в такой категории споров на сегодня является устоявшейся и неизменной (нотариально не удостоверенный договор лизинга транспортного средства с участием физического лица ничтожен), по словам адвоката, встречаются отдельные мнения. Они мотивированы тем, что к договору лизинга должны применяться именно общие положения законодательства о найме, а положения нотариального удостоверения договора найма транспортного средства с участием физического лица являются специальными именно для такой разновидности договора найма, а не общими, поэтому и не подлежат применению к лизинговым правоотношениям.

"Более того, так как договор лизинга по своей правовой природе является смешанным, то и последствия недействительности такой сделки включают в себя особенности недействительности, присущие нескольким видам сделок", – отмечает Юлия Юрченко.

Учитывая вызовы, возникшие перед Украиной, по мнению адвоката, законодательным инициативам необходимо учесть вопросы привлечения дополнительных источников финансирования, разработки действенных механизмов покрытия рисков и расширения сферы охвата лизинговых продуктов, совершенствования системы налогообложения и внедрения механизма создания резервов под прогнозируемые убытки. Пока вопросы рисков лизинговые компании решают самостоятельно.

"Полноценное финансирование лизинга мы возобновили в апреле-мае 2022 года. Подписали договор с ЕБРР о разделе рисков. Большинство банков тогда получили государственные гарантии, а нам договориться с Министерством финансов не удалось. Поэтому мы скооперировались с ЕБРР и весь 2022 финансировали лизинговые операции в рамках подписанного договора. В настоящее время действует новое соглашение с ЕБРР о распределении рисков на 40 млн евро для клиентов OTP Leasing с получением cash back 20% от суммы финансирования", – рассказывает Андрей Павлушин.

Лизинговые компании также акцентируют внимание на недостатках правовой системы защиты прав кредиторов.

"Некоторые клиенты, столкнувшись с трудностями, принимают решение выходить за пределы закона, используя территориальную оборону или батальоны для защиты своей техники, избегая возврата оборудования лизинговым компаниям. В этой ситуации мы видим полную неспособность правоохранительной системы защитить права кредиторов. Эти проблемы существовали и до войны. Но тогда они не были столь острыми, поскольку рынок рос и это составляло небольшой процент портфеля. Сейчас это стало ощутимым процентом", – говорит Васьков.

Читайте также

Защищать права кредиторов и делать систему более прозрачной, с точки зрения соучредителя ЭСКА Капитал, критически важно для развития рынка.

"Необходимо проводить реформы, направленные на улучшение судебной и правоохранительной систем, чтобы обеспечить эффективную защиту интересов кредиторов. Это все те же вызовы, которые существовали в Украине до войны и революции, которые сопровождали страну на протяжении всей ее истории. Это касается не только лизингового сектора, но и в целом предпринимательства в Украине. Изменения в этих областях будут способствовать созданию стабильного и привлекательного инвестиционного климата в стране", – говорит он.