UA

Интервью | "Кто хотел восстановить СССР — он своего достиг". Посол ЕС о санкциях РФ и помощи Украине

Матти Маасикас, посол ЕС в Украине (Фото: Валентина Полищук/LIGA.net)
27.09.2022, 20:10

Интервью с послом Евросоюза в Украине Матти Маасикасом о 19 млрд евро помощи Украине от ЕС, пути навстречу членству и новых санкциях против России

Побив абсолютно все рекорды по времени, Украина подала заявку и стала кандидатом на членство в ЕС. Отношения с ЕС подогревают сочувствие, разнообразные "безвизы" и финансовая помощь от стран ЕС. В то же время один из самых острых вопросов в ЕС — вопрос санкций против РФ.

Посол Евросоюза и глава представительства ЕС в Украине Матти Маасикас рассказал в интервью LIGA.net об объемах финансовой помощи Украине, ее пути навстречу членству в ЕС и санкциях Евросоюза, калечащих российскую экономику.

— Вы перенесли интервью с прошлой пятницы на понедельник. Вы были в отъезде?

— В прошлую пятницу мы с группой дипломатов были в недавно освобожденном Изюме. Трудно подобрать слова. Большая часть города разрушена. Можно вживую увидеть, что один снаряд может сделать — как он разрезал пятиэтажку на три части. Нет света, воды.

Но, конечно, захоронения. Мы были там в последний день эксгумации массового захоронения – 437 человек. Невозможно представить, что человек способен на такие зверства, но мы их видим.

Мы только уехали из Изюма, когда появились сообщения о еще двух найденных масовых захоронениях. Такое тяжело уложить в голове. Потому нужно собрать все доказательства таких зверств, чтоб потом свершилось правосудие.

— Верим в ВСУ и надеемся на помощь Украине от западных партнеров. Как ЕС планирует помогать?

— Еще перед вторжением ЕС выделил 1,2 млрд евро скорой финансовой помощи. В мае мы пообещали еще 9 млрд евро на этот год, из которых 1 млрд евро уже получила Украина. 5 млрд евро уже на пути в Украину, а по остальным — 3 млрд евро, до сих пор идут обсуждения.

ЕС покрывает существенную часть потребностей Украины. Если я правильно понял представителей украинской власти, суммы в 9 млрд евро достаточно на покрытие дефицита бюджета в этом году.

— Вы контактируете с нашим Министерством финансов?

— В ежедневном контакте. Не лично я, а службы ЕС, коллеги из Брюсселя.

— Говорит ли Европейский Союз в унисон, что "мы должны помочь Украине"?

— В действительно больших проблемах страны-члены ЕС всегда были способны обрести единство. Нападение страны с ядерным оружием на соседа без какой-либо причины — это как раз и есть та большая проблема, в отношении которой ЕС остается единодушным.

Решения ЕС по внешней политике принимаются единогласно. Речь идет как о, например, выделении вооружения на общую сумму в 2,6 млрд евро, так и об обретении Украиной статуса кандидата на вступление в ЕС. Эти решения были приняты единогласно, с ними согласны все страны-члены ЕС.

— И ЕС не намерен приостанавливать помощь Украине?

— Вы, наверное, видели, как менее чем две недели назад президент Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен выступала со знаковой речью в Европарламенте. Там присутствовала также госпожа Зеленская.

После выступления госпожа Фон дер Ляйен уехала в Украину, чтобы передать четкое послание — ЕС с Украиной. Пока это необходимо. Наша цель — помочь Украине победить в этой войне.

— Есть ли какие-либо красные линии, которые Украина не должна переходить для сохранения поддержки?

— Украина сражается, получая большие поставки от западных партнеров. Однако, это все, в первую очередь, на плечах украинских воинов плюс волонтеров. Поэтому Украина должна самостоятельно определять, в каких обстоятельствах может закончиться эта война.

Это поддерживается ЕС. Мы признаем ваше право решать, что такое победа, когда она есть, будут ли переговоры — это все в руках украинцев.

— Вы назвали сумму в 9 млрд евро. Это максимальный предел помощи от ЕС?

— Конечно, нет, если учитывать помощь ЕС как организации и отдельно стран-участниц ЕС. Некоторые страны и организации оказывают двустороннюю помощь.

К примеру, Германия самостоятельно выделила 1 млрд евро макрофинансовой помощи. Добавим еще 2,6 млрд евро от Европейского фонда мира на покупку оружия.

Если подсчитать в целом, вся поддержка Европейской комиссии и стран-членов Европейского Союза с начала полномасштабного вторжения России составляет 19 млрд евро – это включает в себе все мобилизованные гранты, ссуды и гарантии. Это абсолютно беспрецедентная цифра, как ситуация. И в самом деле я вижу твердую решимость продолжать.

— Вы говорили, что текущая поддержка поступает из разных источников, по разным процедурам разным получателям. Можете ли вы объяснить принцип выделения средств Украине?

— Наибольшая часть поступает в виде микрофинансовой помощи в госбюджет для правительства. Затем идут не ссуды, а уже гранты от разных организаций. Тот же Европейский фонд мира — отдельный источник финансирования. Затем гуманитарная помощь является отдельной линией помощи.

Это должно показывать, что в помощи принимают участие различные источники и фонды, которые помогают ЕС. Кстати говоря, одной из очень ощутимых поддержек, которую лишь впоследствии можно будет измерить деньгами, является то, что происходит в сфере торговли.

ЕС прилагал огромные усилия, чтобы помочь Украине с экспортом зерновых. В июне просто беспрецедентно были упразднены все тарифы и квоты на украинский экспорт. Финансовая оценка этой помощи будет известна позже. Украина поставляет в Европу много сельскохозяйственной продукции, а это всегда политически чувствительный продукт.

— Как насчет реформ в Украине? Будет ли помощь зависеть от имплементации реформ?

— Макрофинансовой помощи всегда сопутствуют условия. Учитывая текущие условия, эти условия очень легкие. Они в основном связаны с подготовкой к реконструкции. Чтобы власть могла строить планы.

— Уже несколько лет ведутся разговоры о "промышленном безвизе". Что известно о сроках применения?

— Это в основном зависит от украинской стороны. Мы присматриваемся к тому, что Украина уже сделала и что еще ей предстоит сделать. И я хочу объяснить это подробнее, потому что это важно.

Почему нельзя просто взять и утвердить "промышленный безвиз"? Все товары, попадающие на единый рынок в ЕС, должны соответствовать стандартам качества, экологическим стандартам. Они самые высокие в мире, потому что клиенты — граждане ЕС, относительно состоятельные и очень требовательные.

Этот процесс требует времени. Мы непреклонны в том, чтобы сертификация в Украине на 100% соответствовала нашей. Очень просто принять закон, но его нужно и реализовать. Мы должны быть полностью уверены в качестве.

— С октября Украина присоединяется к "таможенному безвизу" с ЕС. Известно ли, для кого и как он должен упростить работу?

— С 1 октября заработает "таможенный безвиз" с ЕС, который позволяет передавать транзитные декларации в электронном виде. Это сэкономит ужасное количество времени.

Также в работе роуминг-безвиз — присоединение Украины к европейской зоне бесплатного роуминга. Скоро украинцы смогут наслаждаться такими же услугами связи, которые предоставляются в ЕС.

В своей речи госпожа Фон дер Ляйен наметила самую значимую часть работы — это интеграция Украины в единый рынок ЕС перед ее вступлением в Союз. Это возможно, учитывая ассоциацию. Сначала нужно довести стандарты до идеала, затем заходить в единый рынок. Это касается также цифровизации и финансового сектора — есть много потенциальных "безвизов".

— Что это даст Украине и ЕС?

— Украина получит беспрепятственный доступ к одному из самых больших и богатых рынков мира. Что касается ЕС, то наши компании смогут раскрыть свои возможности в Украине. Это взаимовыгодно.

— По вашему мнению, есть ли у Украины шансы стать экономическим тигром Европы?

— У Украины есть значительный потенциал. Безусловно, не только в сельском хозяйстве, но и в индустрии, энергетике и всем остальном.

У Украины есть природные ресурсы. Ветер и солнце становятся все важнее, у вас они тоже есть. У вас значительная индустриальная база и традиции, население с хорошим образованием, "взрывной" ИТ-сектор. Поэтому у Украины есть все шансы стать таким тигром.

Возможно, обсуждать такой вопрос во время войны сложно. Но мы должны смотреть в будущее. Неприятно говорить, но в истории человечества войны часто работали как акселераторы развития. Не только в смысле изобретения нового оружия, но и других.

— Как повысить эти шансы?

— Украина приняла принципы предстоящего восстановления с международными донорами в Лугано и на конференциях. Один из важных принципов, объявленных там, — постоянство.

Все больше и больше украинской промышленной инфраструктуры уничтожается россиянами. Но если ее отстроят, это должно быть производство по последним технологиям, с "зелеными" технологиями. Украина сделает скачок в новый экологический мир в широком смысле.

Другой принцип Лугано — прозрачность и искоренение коррупции. Это десятилетиями сдерживает потенциал Украины, и это должно остановиться. На поле борьбы с коррупцией и в реформе правосудия в последнее время мы видели много достижений. Это важно для инвесторов.

— Как сможет послевоенная Украина заинтересовать инвесторов?

— Искоренением коррупции, реформой правосудия, максимальной открытостью к инвесторам. Над этим идет ежедневная работа.

— Мы получили кандидатство. Как вы оцениваете наше движение в ЕС?

— Вы побили все европейские рекорды на сейчас. Обычно заполнение опросника-заявки занимало восемь месяцев у перспективных кандидатов. Вы сделали это за неделю. Когда я общался с украинскими министрами и властью, было понимание, что этот момент сейчас и его нужно использовать.

— Когда Украина станет членом ЕС? Сколько времени это занимало у других кандидатов?

— Как я уже говорил, вы побили все рекорды, но никто не сможет сказать этого точно.

Это в основном в ваших руках. Как Украина будет проводить реформы, принимать и адаптировать европейские законы. Среднего универсального времени нет, например, для моей родной Эстонии этот процесс длился 9 лет.

— Глава Министерства иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба говорил, что в сентябре ожидается восьмой пакет санкций от ЕС. Сроки до сих пор актуальны?

— Продолжается дискуссия между членами ЕС. Все решения ЕС по внешней политике должны быть поддержаны и приняты единогласно.

Разговоры между участниками ЕС продолжаются достаточно интенсивно. Естественно, некие последние эскалационные шаги президента Путина и руководства Российской Федерации также ускорили нашу работу.

Скоро мы увидим результаты нашей работы, я не могу сейчас их прогнозировать.

— Оценивали ли в ЕС убытки, которые Россия понесла из-за введенных санкций?

— Да, мы видим, что экономика (ВВП) России в этом году упадет минимум на 10%. Российская инфляция — около 22%. Они очень зависимы от западных технологий. Российские банки отрезаны от мира. Две трети российских гражданских самолетов сделаны на Западе, они не могут их ремонтировать. Более 1000 иностранных компаний покинули Россию.

Это напоминает мне состояние, в котором находился Советский Союз в моем детстве: без иностранных товаров, без международных новостей, пересечение границы только по земле (и даже это сейчас становится невозможным). Если бы такой "кто-то" хотел восстановить СССР, от в этом смысле этот "кто-то" достиг своей цели.

— По вашим оценкам, санкции достаточно жесткие или нет?

— За все время это самые жесткие санкции, которые были применены в отношении сверхдержавы, государства с ядерным оружием, члена Совбеза ООН. Они очень тяжелые и очень эффективно вредят им.

Богдан Вальд
Богдан Вальд
корреспондент деловой редакции LIGA.net
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
Junior SEO-спеціаліст
Киев Ligamedia
Manual QA Engineer
Киев Ligamedia
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости