ПриватБанк побеждает Коломойского в Лондоне. Три аргумента суда и три сценария будущего

ПриватБанк побеждает Коломойского в Лондоне. Три аргумента суда и три сценария будущего - Фото
приватбанк epa
16.10.2019, 09:19

Мошенничество в ПриватБанке на $2 млрд – было или нет? Решит не Коломойский и не Зеленский, а британское правосудие


Чуть меньше года назад лондонская юридическая фирма Fieldfisher опубликовала на своем сайте немногословный релиз об одном из своих восточноевропейских клиентов: Высокий суд Лондона отказался рассматривать иск украинского ПриватБанка против его бывшего владельца Игоря Коломойского на $1,9 млрд.

Адвокаты не скрывали удовлетворения - действительно, на тот момент это был реальный триумф Коломойского и болезненный провал государства. Как оказалось, не стоило делать поспешных выводов.

Год спустя победу празднуют уже юристы ПриватБанка. Они выиграли апелляцию: дело остается в английском суде, арест активов Коломойского и его партнера Геннадия Боголюбова на $2,6 млрд сохранится в силе еще на несколько лет.

И главное – теперь решать, действительно ли крупнейший банк Украины стал жертвой одной из масштабнейших мошеннических схем в истории, будет не только украинское, но и британское правосудие.

Разбирательство грозит затянуться на годы, но Украина впервые получила реальный шанс взыскать с олигархов хотя бы часть из $5,5 млрд, потраченных на национализацию ПриватБанка в 2016 году.

Есть ли для этого основания и к чему приведет победа государства в Лондоне?

Как дело ПриватБанка попало в Лондон и почему это – самый важный “приватовский” суд

Почему государство судится с Коломойским. Перед национализацией ПриватБанка в конце 2016 года Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов написали на имя тогдашнего премьер-министра Владимира Гройсмана письмо с просьбой забрать банк в госсобственность. Одним из пунктов письма было обязательство реструктуризировать или погасить хотя бы 75% связанного кредитного портфеля до 1 июля 2017-го. Тем самым олигархи фактически подтвердили, что ПриватБанк действительно кредитовал принадлежащие им компании.

В НБУ утверждали, что речь идет о почти 100% всего кредитного портфеля банка – около 200 млрд грн. Деньги Привату возвращали только формально: банк снова и снова кредитовал компании-пустышки, часто офшорные: новые заемщики гасили обязательства старых. В результате в капитале банка возникла дыра – ее компенсировало Министерство финансов, выпустив для Привата облигации внутреннего госзайма на 155 млрд грн или $5,5 млрд.

Это – официальная версия. Коломойский и Боголюбов почти сразу после потери банка стали оспаривать  в украинских судах национализацию и требования к ним как к экс-акционерам. В ответ государственный ПриватБанк обратился в Высокий суд Лондона.

Почему в Лондоне. Повод был: по данным банка, $1,9 млрд были выведены через фиктивные кредитные операции, в которых участвовали десятки украинских и иностранных компаний. Среди них – три английских юрлица и три – с регистрацией на Британских Виргинских Островах (BVI). Компании принадлежали Коломойскому и Боголюбову.

Суть схемы довольно сложна: на одолженные у Привата деньги украинские фирмы заключали контракты с иностранными контрагентами на поставку гигантских партий различных товаров. Один из самых ярких примеров – контракт на закупку 2,3 млн тонн австралийской марганцевой руды. Это треть годовой добычи Австралии и в 26 раз больше импорта этой руды в Украину в 2014 году.

С этими доказательствами адвокаты Привата начали лондонский процесс: в конце 2017 года суд согласился заморозить активы Коломойского и Боголюбова по всему миру на $2,6 млрд (World Freezing Order). Ограничение стало болезненным для олигархов: им пришлось раскрыть перед судом подробности о своей собственности; ее больше нельзя продавать или передавать третьим лицам; их личные траты ограничили суммой 20 000 фунтов в месяц. Все это ради гарантии: если государство Украина все же докажет факт мошенничества, у ответчиков должны быть активы, которыми они ответят за выведенные из ПриватБанка деньги.

Адвокаты Коломойского и Боголюбова (первого на суде представляет упомянутая Fieldfisher, второго – Enyo Law, британские компании-ответчики – Pinsent Masons, ПриватБанк – Hogan Lowell’s) неоднократно пытались оспорить арест активов, но главная их цель – вывести разбирательство из-под английской юрисдикции. Альтернативные варианты – Швейцария (официальное место жительства Коломойского и Боголюбова) и Украина (место, где разворачивались события вокруг Привата).

Почему Лондон так важен? Британское правосудие считается одним из самых влиятельных и неподкупных в мире – здесь судились многие украинские олигархи, в том числе Коломойский, который в Лондоне улаживал конфликты с Виктором Пинчуком, Романом Абрамовичем и Константином Григоришиным.

Главная особенность британских судов (речь прежде всего о судах Англии и Уэльса) – прецедентное право. Решения английских судов признают многие другие страны мира (прежде всего – доминионы и бывшие колонии Британской империи: Канада, Австралия, Новая Зеландия, Гонконг). Важнейший элемент британского правосудия – всемирный арест активов. От него сложно уклониться, поскольку юрисдикция английских судов выходит за пределы Великобритании. Другие страны не имеют такой преференции.

Два года судов в Лондоне – что теперь? Три главных вывода после апелляции

Спор вокруг юрисдикции длился почти два года. Коломойский и Боголюбов были близки к победе: в декабре прошлого года суд первой инстанции решил, что дело ПриватБанка не соответствует британской юрисдикции и его нужно передать в другое место.

Арест активов олигархов тоже должны были отменить, но статус-кво сохранилось благодаря апелляции. Слушания в Апелляционном суде Англии и Уэльса прошли в конце июля, 15 октября стал известен результат: Коломойский и Боголюбов проиграли, теперь вопрос будет рассматриваться по существу и, что главное, гарантированно в Великобритании.

Все детали слушаний подробно изложены на 75 страницах текста решения. В отличие от первой инстанции, где действовал один судья, в апелляции "работали" трое судей. Своим решением они закрепили три ключевых обстоятельства "дела ПриватБанка":

Процесс должен оставаться в Лондоне, арест активов сохраняется. Основной аргумент судьи первой инстанции – дело ПриватБанка гораздо шире, чем операции с шестью британскими компаниями, на которых концентрируются юристы госбанка. Самих адвокатов суд заподозрил в том, что они искусственно построили свои доказательства вокруг именно этих фирм, хотя в истории о предполагаемом мошенничестве в банке было гораздо больше компаний-фигурантов (около 200). Еще один аргумент суда первой инстанции – претензии изначально нужно было предъявлять не компаниям-пустышкам, а непосредственным организаторам схемы – Коломойскому и Боголюбову, официальным резидентам Швейцарии и гражданам Израиля и Украины. Но не Великобритании.

В результате юристы ПриватБанка только в апелляции смогли убедить судей, что их внимание к шести "британцам" приковано не просто так: эти компании были единственными, кто брал у заемщиков ПриватБанка предоплату за неосуществимые поставки. Общая сумма авансов – $1,912 млрд, из них $1,8 млрд приходится на две английские и одну валийскую фирмы (остальные $100 млн – на юрлица из BVI).

Этот аргумент убедил двух судей из трех, что предполагаемое мошенничество все-таки происходило на территории Великобритании.

Мошенничество, скорее всего, было. Апелляционный суд не выносил никаких характеристик процессам, описанным в доказательствах сторон. Его ключевая позиция – обстоятельства должны быть установлены в разбирательстве по сути.

Судьи установили, что у ПриватБанка есть несколько "хорошо доказанных" (good arguable) эпизодов, которые могут указывать на мошенничество. Во-первых, все шесть компаний-фигурантов были подконтрольны Коломойскому и Боголюбову, некоторые заемщики банка – тоже. Во-вторых, "британцы" подписывали контракты, которые заведомо невозможно было исполнить. В-третьих, адвокаты экс-владельцев ПриватБанка не предоставили суду аргументов в пользу коммерческой природы этих сделок. В отдельных случаях речь шла о "технической ошибке".

Судьи также упомянули об одном из доказательств адвокатов ПриватБанка, в котором со ссылкой на платежные документы банка (transactional data) утверждается, что схема с авансовыми платежами в пользу ряда компаний в британской юрисдикции (в том числе, тех самых, что фигурируют в лондонском процессе), а также на Кипре, работала еще в начале 2008 года. За 6 лет с этого момента через счета фирм прошло около $13,2 млрд, утверждают юристы Привата.

"По нашему мнению, банк убедительно продемонстрировал, что расследуемое мошенничество продолжалось несколько лет. В нем были задействованы непосредственные ответчики в этом процессе и другие компании", – говорится в тексте решения.

Претензии ПриватБанка – уже $3 млрд. Судья первой инстанции согласился, что у Привата есть убедительные доказательства по эпизодам возможного мошенничества только на $515 млн, остальные претензии он назвал "безнадежными". Адвокаты Коломойского-Боголюбова еще тогда соглашались, что контракты с британскими компаниями действительно могли нанести Привату убытки на такую сумму, но это не было умыслом, говорили они.  

В прошлогоднем решении также отмечалось, что британские компании были только "транзитной остановкой": полученные ими предоплаты сразу же перечислялись на счета других компаний (как правило, "небританские" офшоры) и возвращались в Украину через кипрский филиал ПриватБанка, поэтому “британцы”, вероятно, не были бенефициарами и центральной частью схемы.

Апелляционный суд с этим не согласился, указав, что у адвокатов банка есть основания для претензий на всю сумму иска – $1,9 млрд, но точную сумму обоснованного иска должно установить разбирательство по существу. Учитывая проценты (речь идет о кредитах, которые ПриватБанку так и не вернули – за эти деньги погашались обязательства других заемщиков), масштабы иска достигли $3 млрд, говорится в официальном релизе ПриватБанка.

Проценты продолжают капать. Поскольку суд рассматривает эпизоды, произошедшие в период с апреля 2013 по август 2014 года, речь идет о примерно $500 000 в день или $180 млн в год.

Что дальше. Три сценария

Судьи апеляционной инстанции оставили Колойомойскому и Боголюбову право обратиться в Верховный суд (Supreme Court) – на это у их юристов есть время до 12 ноября. Но такой вариант маловероятен – высший британский суд ведет очень ограниченное количество процессов, чтобы попасть в число "избранных", дело должно иметь серьезное общественное значение (по меркам Великобритании), рассказал LIGA.net адвокат одной из британских юридических фирм.

Все сценарии дальнейшего развития событий вокруг ПриватБанка так или иначе зависят от внутриукраинской тактики экс-акционеров с одной стороны, и соответствующей реакции украинских властей – с другой.

Как реагировали госорганы. НБУ и Минфин, как ключевые участники национализации поприветствовали решение лондонского суда. Пресс-служба Кабмина ограничилась обычной новостью без каких-либо оценок, премьер Алексей Гончарук к вечеру понедельника никак не прокомментировал ситуацию. Вообще без реакции обошелся Офис президента.

Уже 17 октября Хозсуд Киева может принять решение о возврате части акций ПриватБанка Коломойскому и подконтрольной им с Боголюбовым компании Triantal Investments.

Как поведут себя олигархи, имея на руках еще один судебный козырь? Варианты условно можно разделить на три группы

Без эксцессов в Украине. Лондонский процесс не связан с судебными разбирательствами в украинских судах. Если Коломойский и Боголюбов не станут форсировать ситуацию в Украине (принудительное списание акций, смена менеджмента с помощью политического давления на банк etc), а иск их юристов не пройдет отсев в британском Верховном суде, основное разбирательство по сути, вероятно, начнется только во второй половине 2021 года, говорит собеседник LIGA.net, знакомый с особенностями процесса. Точные даты станут известны в начале 2020-го.

Учитывая, что начиная с 2017 года стороны завершили только спор о юрисдикции дела, процесс рискует затянуться еще на несколько лет. К этому стоит добавить вероятную апелляцию вне зависимости от самого решения суда. Еще один "затягивающий" фактор: для взыскания активов Коломойского и Боголюбова в пользу государства самого решения Лондона недостаточно: его нужно будет легализовать в судах стран, где физически находится конкретная собственность олигархов.

Компромисс на условиях государства. После победы ПриватБанка в Лондоне, мировое соглашение между новым правительством и Коломойским-Боголюбовым становится более вероятным – но уже на условиях, более выгодных государству, считает глава аналитического департамента Concorde Capital Александр Паращий.

"Украинская власть получила весомый аргумент для того, чтобы отталкиваться от условий приемлемых не только для государства, но и для наших западных партнеров, – отмечает он. – Учитывая, что процесс, а значит и арест активов, может затянуться на годы, время будет играть против экс-владельцев Привата".   

Коломойский обостряет ситуацию. Что станет "приемлемым вариантом" для украинских властей в истории с ПриватБанком – вопрос открытый.

Активы Коломойского и Боголюбова заморожены, а расходы – лимитированы на ближайшие несколько лет, они рискуют потерять все свое имущество. В таких условиях единственный выход для них – получить контроль над банком и отозвать иск, говорит специалист отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital Сергей Фурса. Более радикальный вариант – "нет госбанка – нет проблемы" во всех смыслах этого выражения, добавляет Паращий.

"Нет сомнений, что после поражения в Лондоне, они активизируют свои действия в Украине, – считает Фурса. – Теперь любые решения украинских судов, которые будут противоречить Суду Лондона, будут восприниматься как факт того, что украинскую власть контролируют олигархи. Президент Зеленский не должен влиять на суды, но он должен помешать Коломойскому повлиять на них".


Последние новости