Содержание:
  1. Немного истории
  2. История повторяется
  3. Компенсация детенизации 
  4. Борьба с упрощенкой
  5. Back to the USSR

Владимир Дубровский, эксперт Экономической экспертной платформы, старший экономист CASE Украина, анализирует концепцию инициированной Офисом президента налоговой реформы – условно называемой "10-10-10" – в материале, подготовленном специально для LIGA.net

Читайте о бизнесе без политики на канале LIGA.Бізнес

Существующая в Украине налоговая система уже давно не устраивает никого, кроме, возможно, коррумпированных налоговиков, теневиков-схемщиков, Минфина и "экспертов" от МВФ, меряющих все проблемы объемом поступлений в процентах от ВВП. Основу этой системы в свое время заложил Николай Азаров.

Определение сумм к уплате на усмотрение налоговика, да и в целом подход "налоговая мобилизует ресурс" – типичные признаки конфискационного налогообложения. А один из главных лозунгов любой буржуазной революции, начиная с английской, – единые для всех правила.

Ну и, конечно, размер имеет значение. Тем более, что слишком высокий налог дает меньше поступлений, чем умеренный, и при этом загоняет в тень. Впрочем, туда порой бегут не столько от ставки налога, сколько от проверок. Налоговая же видит только зарегистрированных плательщиков. А к остальным инспектора не суются, тем более что "крыша" не позволяет.

Немного истории

Революция достоинства – это наша буржуазная революция. Поэтому неудивительно, что сразу после нее появились попытки реформировать налоговую систему. Бывшие тогда замминистра финансов Елена Макеева и глава стратегической группы советников по поддержке реформ при Кабмине Иван Миклош предложили реформу "все по 20", которую на самом деле по старой азаровской традиции писали сами налоговики, с соответствующим расширением своих полномочий, уничтожением ненавистной им упрощенки, где нечего проверять и ничего нельзя "доначислить". Зато – с сохранением всех "кормушек", включая возврат НДС за откаты.

Налоговая группа "Реанимационного пакета реформ", к которой принадлежал автор этой статьи, разработала кардинально другое предложение, направленное на борьбу с дискрецией (основным источником коррупции) и проверками (основным событием, где эта коррупция происходит). Часть этих наработок была включена бывшей тогда главой парламентского комитета по налоговой и таможенной политике Ниной Южаниной в законопроект №3357, альтернативный реформе Макеевой.

Но авторам этого законопроекта захотелось всего и сразу: не только сократить самый вредный из имеющихся у нас налогов – на труд, но и одновременно резко снизить НДС. Вместо того, чтобы готовить соответствующую оптимизацию бюджетных расходов, или, в крайнем случае, предлагать реальные компенсаторы, Южанина пошла по пути "пусть правительство само решает". В результате, реформа предсказуемо провалилась.

Единственным реальным результатом стало внедрение механизма автоматического возмещения НДС. Он был введен в действие уже благодаря усилиям Александра Данилюка на посту министра финансов.

По другой части – реформе корпоративного налога – был подготовлен законопроект. Но его так и не вынесли на голосование.

История повторяется

Весьма похожий, хотя еще более радикальный и менее продуманный вариант, мы сейчас, к сожалению, наблюдаем с "антикоррупционной" реформой от Офиса президента, известной как "10-10-10".

Основная идея ее авторов состоит в том, что если снизить налоги, то бизнес перестанет уклоняться и выйдет из тени. Наверное, это действительно со временем произойдет, но не сразу. И не весь бизнес выйдет из тени. И только при соблюдении главного условия: появления доверия к государству.

Если Налоговая останется "азаровской" по духу, налоговые законы – дискреционными (особенно это касается налога на прибыль, который в принципе страдает этим недостатком), а "крыши" – неприкосновенными, то, как хорошо знают отечественные предприниматели, в случае провала бюджета Налоговая не будет отслеживать настоящие схемы, а придет к тем, из кого есть что выдавить.

Или будут срочно проголосованы дополнительные поборы. Ведь это гораздо проще и привычнее, чем бороться с настоящими "теневиками", живущими под прочными "крышами". Соответственно, тот, кто покажет реальную базу налогообложения, вынужден будет заплатить налоги и с нее, и еще сверх того.

Поэтому даже у тех, кто, подобно автору, сам происходит из бизнеса и сочувствует предпринимателям, а не фискалам, есть обоснованные сомнения в том, что "тень" закроется сама, как только будут снижены ставки налогов.

Понятно, что хочется всего и сразу. Но те, кто этого хочет, ничего не получит – хотя бы потому, что "продать" Международному валютному фонду детенизацию как компенсатор налоговых недопоступлений невозможно. Это доказано печальным опытом законопроекта № 3357.

Компенсация детенизации 

Даже если детенизация пойдет по плану, она не закроет "дыру", пробиваемую настолько низкими ставками. Поэтому авторы реформы предлагают ряд компенсаторов – к сожалению, один хуже другого. Впрочем, начнем с более-менее приемлемых.

Предлагаемое авторами реформы резкое повышение экологических налогов и акцизов на топливо до "уровня ЕС" (а они разные в разных странах) – при всех благих намерениях может оказаться губительным для экономики. Не будем забывать, что даже в лучшие времена, до большой войны, Украина отставала от передовых стран ЕС в 10 раз по ВВП на душу населения. Большой вопрос – может ли бедная страна позволить себе такую же экологию, как богатая? Какие экологические налоги и акцизы на топливо были в тех странах, когда они были на сопоставимом с нами уровне развития?

Не исключено, что если воплотить такую мечту в жизнь, экология улучшится, но фискальный результат – нет. Мы просто выйдем на отрицательный склон кривой Лаффера. Экологически грязные предприятия закроются (или будут откупаться), но пострадает благосостояние. А в торговле топливом расцветет "черный" рынок, которого и сейчас немало.

Система электронного администрирования акцизов, предлагаемая авторами реформы, и без того уже вводится. Но польза от нее еще далеко не доказана. И нужно учитывать, что "электронный" не всегда означает "упрощеннный".

Фискальный эффект сам по себе не прибавляет благосостояние. Это просто перекладывание денег из одного кармана в другой. Возможно, государство сможет более эффективно использовать эти деньги, но это не гарантированно. В любом случае улучшение благосостояния будет составлять лишь какую-то часть дополнительных бюджетных доходов.

Поэтому подобные предложения необходимо оценивать с точки зрения выгод и затрат, а также возможных альтернатив. К сожалению, такого анализа для электронного администрирования акцизов в Украине никто не видел. Поэтому говорить о положительном эффекте по меньшей мере некорректно.

Борьба с упрощенкой

А вот дальше начинается то, из-за чего авторы реформы скрывали свои наработки от общественности.

Как оказалось, они пошли по пути предыдущих "реформаторов", начав с уничтожения упрощенки, если не де-юре, то де-факто. Потому что если ФОП (по их предложению) имеет право снять в качестве прибыли (которой у него нет – речь, очевидно, идет о предпринимательском доходе) не более 2% от выручки, то говорить вообще не о чем: подавляющее большинство имеет выручку до 1 млн грн в год. Соответственно, предприниматели смогут заработать прибыль не более 20 тыс. грн за год. И даже те, кто достигает лимита годовой выручки в 2 млн грн, смогут получить на руки 100 тыс. грн в год – по 8 тыс. грн в месяц.

Допустим, формулировка авторов концепции реформы вводит в заблуждение, и речь идет о 2% от годового оборота в месяц – итого 24% за год. Значит, практически любые услуги и производство с большой добавленной стоимостью сразу "убиваются".

Остается, в основном, розница. Но на нее есть фискализация, о которой – далее. Добро пожаловать в полную "тень", под "крышу".

Дело даже не в конкретной цифре: такого рода ограничение неуместно в принципе, потому что тогда появляется учет затрат с подтверждающими документами. А с ним – и дискреция, плюс оплата бухгалтера. А это ровно то, против чего упрощенка была придумана.

Если таким образом авторы реформы собираются победить "зарплатных ФОПов", то это, во-первых, бессмысленно. Если НДФЛ будет 10%, очень мало кто согласится сдавать отчетность, отвечать всем своим личным имуществом. Не говоря уже о том, чтобы отказаться от всех видов социальной защиты и прочих привилегий трудовых отношений ради разницы в 5%.

Да и работодателям будет куда проще оформить тех, кто действительно выполняет функции наемных работников, в штат, чтобы получить бОльший контроль и заведомо не иметь проблем с проверяющими.

Во-вторых, если уж пытаться "отделять агнцев от козлищ", то, на крайний случай, есть готовый законопроект № 5054-1, согласованный профильными ассоциациями ІТ и других креативных отраслей, о критериях, позволяющих квалифицировать отношения как де-факто трудовые. Не особо хорошее дело, но во всяком случае лучше, чем убить или загнать в полную тень весь честный микробизнес, особенно в сфере услуг и ремесел.

Но, в-третьих, и этого делать не стоит. Пресловутые "зарплатные ФОП" (кроме того, что на них держатся кадры в самых многообещающих отраслях экономики) составляют около 43 тыс. человек. При этом полностью неофициальных работников – больше 3 млн. Плюс – еще около 2 млн получают зарплату в конвертах.

Условно недополученные бюджетные поступления и ЕСВ от использования этих псевдо-ФОП вместо наемных работников составляют около 10 млрд грн при нынешней совокупной налоговой нагрузке в 34%. Соответственно при ее уменьшении до 10% речь пойдет о 3 млрд грн. Да еще и очень условных, потому что часть этих работников просто уедут: Украина даже с де-факто 5% налогом на квалифицированный труд страдает от оттока талантов. Так что резать курицу, несущую золотые яйца, ради нескольких миллиардов бюджетных поступлений – преступно недальновидно.

Контрольный "выстрел в голову" микробизнесу – тотальная фискализация всех, включая "бабушек с редиской". Конечно, никаких расчетов под это нет, поскольку реальный расчет делался уже неоднократно и всегда выходил в большой "минус".

Кроме того, наверное, авторы такого предложения не знают (или, наоборот, очень хорошо знают), что фискализация – далеко не панацея. Хотя бы потому, что небольшие "примочки", которые продавцы РРО предлагают вместе со своим товаром, позволяют легко обойти весь контроль. Иначе фальсифицированный коньяк невозможно было бы купить в супермаркете – а он там есть…. Не говоря уже о простой невыдаче чека, как, например, в тотально фискализированной Грузии.

Наверное, авторам реформы невдомек, что весь оборот упрощенки, включая и неучтенные доходы (их можно оценить эконометрическим методом), составлял максимум до 9% от всей экономики. При этом введение упрощенки привело к многократному росту поступлений от предпринимателей. А все "реформаторы" упорно хотят запустить этот процесс в обратную сторону.

Азарову с его Налоговым кодексом это отчасти удалось: легальная занятость в микробизнесе сократилась на 2,2 млн человек, для которых "крыши" радостно раскрыли свои объятья.

Ну и "антикоррупционной" реформу с такими компенсаторами назвать уже никак нельзя: просто вместо того, чтобы доить крупный бизнес, налоговики получают на откуп мелкий. Который, к радости крупного (особенно в рознице), успешно уничтожат или загонят в полную "тень", под "крыши". От этого бюджетные поступления только упадут.

Back to the USSR

Если может быть что-то хуже уничтожения единственной части нашей налоговой системы, которая работает не по конфискационному принципу, то это предложение расширить на все транзакции "военный сбор", введенный как нагрузка на заработную плату (т.е. самый вредный вид налога).

Более вредный и антирыночный налог, чем налог с оборота, а тем более с транзакций (даже пересылка денег между родственниками будет облагаться налогом) трудно придумать. Рыночная экономика называется так потому, что в ее основе лежит обмен, т.е. транзакции. Облагать их налогом – значит душить рынок и загонять его в тень. Государство в рыночной экономике, в отличие от плановой, должно способствовать сокращению транзакционных издержек, чтобы создавать условия, в которых рынок будет работать лучше. А предлагается делать все наоборот.

На налоге с оборота держалась совковая система – отсюда любовь к нему у профессоров политэкономии социализма и их учеников. Существующие реликты совка в виде "госпошлин" в процентах от суммы, "сборов в ПФ" и т.д. необходимо срочно отменить. Хотя бы потому, что они загоняют в тень соответствующие рынки – вспомним судьбу сбора на покупку валюты, да и с недвижимостью та же история.

Такой налог будет не только тормозить экономику, угнетать аутсорс непрофильных услуг, способствовать ненужной вертикальной интеграции, искажать стимулы для менеджмента, но и способствовать тенизации расчетов, использованию налички.

Авторы реформы хотят предотвратить это запретами и контролем. Т.е. создавая возможности для коррупции.

Ну и, наконец, "усиление ответственности" – как же без него. Хотя уже говорено-переговорено, что это попросту не работает. Особенно если нарушения остаются массовыми, а правоохранительные органы – нереформированными. Выше ответственность – больше плата "крыше". Вот и весь эффект.

Хуже всего будет, если (как это уже неоднократно бывало) фискалы возьмут отравленные "компенсаторы" на вооружение, ничего не меняя в самой сути системы. Которую, кстати, реформа и не собирается затрагивать. Ведь не идет речь ни о реформе корпоративного налога, ни об устранении дискреции из администрирования НДС или перезагрузке налоговой.

Единственный реально положительный момент в концепции реформы – предложение сократить НДФЛ до "десятины" и убрать ЕСВ – не подкреплено, как видим, реальными расчетами и удовлетворительными компенсаторами.

Тем не менее, хорошо уже то, что тему "большой" налоговой реформы подняли. Будем надеяться, что в скором времени ее выставят на обсуждение, из которого в конечном счете может появиться рабочий вариант.

---

Высказанные в материалах внештатных экспертов мнения являются их личной точкой зрения