UA

Разбор | Обреченный рубль, война за сахар и мертвые вклады. Почему главные проблемы РФ еще впереди

Обреченный рубль, война за сахар и мертвые вклады. Почему главные проблемы РФ еще впереди - Фото
Коллаж: Сошкина Елена/LIGA.net
23.03.2022, 14:30

Введенные против России "адские" санкции начали работать. Ущерб – выше ожиданий и это только начало российских проблем

Через четыре недели войны против Украины Россия начала испытывать экономическую лихорадку. Рубль обесценился практически вдвое, цены растут гигантскими темпами (к концу года инфляция будет в лучшем случае 20%), а фондовый рынок российская власть попросту боится открывать. 

Это — последствия введенных западных санкций против страны-агрессора. По количеству санкций Россия уже стала мировым лидером — 7116 против 3616 у Ирана, ближайшего преследователя, — и новые ограничения прибывают. 

Проблемы порождает не только экономический кнут Запада, но и реноме РФ как максимально токсичной страны, из-за чего уже более 400 мировых компаний объявили о выходе с ее рынка. 

Впрочем, более серьезные проблемы России еще впереди, особенно если Европа присоединится к нефтяному эмбарго США — тогда достаточных источников наполнения бюджета просто не будет. 

LIGA.net собрала оценки и прогнозы независимых российских экономистов (живущих за границей) о том, что ждет население РФ, бизнес и государство в ближайшие месяцы и годы. 


Удар по рядовым россиянам

Больнее всего придется обычным жителям, которые уже сейчас испытывают силу санкционного удара: цены в России взлетели. За одну неделю (с 26 февраля по 4 марта) — на 2,22%. Как отмечает профессор экономики в Институте политических исследований (Париж) Сергей Гуриев, такого скачка в РФ не было с 1998 года. В последующую неделю (5-11 марта) инфляция составила 2,09%. Годовая инфляция разогналась до 12,54%. И это только официальные данные.  

Предсказать рост цен по итогам года экономисты не берутся, но меньше 20% никто не прогнозирует. 

На этом фоне россияне воюют за сахар, выстраиваются в очереди за другими продуктами, опасаясь и дефицита, и еще большего роста цен.  



Уход импортных товаров серьезно снизит качество потребления, в ряде случаев это может быть крайне болезненно. Например, в случае с лекарствами нормальные препараты могут либо полностью исчезнуть, либо их заменят неэффективные препараты из "коры дуба", иронизирует Гуриев.  

Одна из причин ценового прыжка — обесценивание рубля из-за санкций, в первую очередь, из-за заморозки резервов Центробанка в долларах, евро, иенах и фунтах. По данным российского Минфина, речь идет об около $300 млрд из $643 млрд. Цифра может быть заниженной. По подсчетам научного сотрудника Гуверовского института Стэндфордского университета Майкла С. Бернстама, заблокировано более $400 млрд. 

Как бы там ни было, только официальный курс рубля по отношению к доллару и евро побил исторические рекорды, превысив 120 руб./$ и 130 руб./евро (по состоянию на 10 марта). На этом фоне в РФ заработал черный рынок валюты, где курс еще хуже. Так что в условиях такого влаютного рынка ориентироватсья на официальный курс ЦБ особо не имеет смысла, так как по нему валюту не купить. 

Из-за недостатка валюты ЦБ ввел ограничения — теперь россияне могут снять с депозитов не более $10 000, а остальное только в рублях по официальному курсу. Просто так купить доллары/евро в банке нельзя. При выезде за границу разрешается брать с собой не более $5000.  

"Из-за ограничений валюта становится де-факто неконвертируемой", — отмечает Гуриев. Он не исключает полной заморозки — в таком случае россиянам будут возвращать всю сумму валютных вкладов в рублях по курсу, установленному государством.

"Доллар сегодня стоит ровно столько, за сколько вы его можете купить, так как банки его не продают. А за сколько вы его купите на черном рынке — черт его знает", — дополняет экономист Сергей Алексашенко, бывший замминистра финансов и экс-зампред Центробанка РФ. 

Еще один существенный удар — уход свыше 400 иностранных компаний с российского рынка. Бизнес боится иметь дело с подсанкционной страной и не хочет заработать себе имидж спонсора военной агрессии. Последствия большого исхода — не только сокращение ассортимента.  

По подсчетам российского Forbes, в уходящих компаниях работают около 200 000 россиян. Однако потеряют работу в разы больше. Как считают в Bloomberg, — почти 3 млн человек. Сергей Алексашенко поясняет разницу в цифрах на таких примерах: "Отмена авиарейсов лишит работы десятков тысяч людей — это и пилоты, и стюардессы, и технический персонал. И грузчики, которые багаж возят, будут не нужны. А дальше выясняется, что авиационное топливо не нужно уже".

Безработица провоцирует недовольство, поэтому российские власти попытаются сохранить рабочие места, оставляя часть зарплаты сотрудникам остановленных производств, считает профессор кафедры экономической и социальной географии РФ Наталья Зубаревич. Но фактически работы для этих людей не будет, подчеркивает она.  

Одновременно военная агрессия и репрессии усилили эмиграцию. В российских СМИ публикуют материалы о тех, кто не готов жить в сегодняшней России — образованные люди, представители креативного класса, айтишники и т.п.  

Есть приблизительные оценки уехавших — от 200 000 до 300 000 человек, отмечает профессор Чикагской школы Константин Сонин. По его словам, это квалифицированные люди, которые могли делать вклад в экономику страну. То есть происходит пресловутая "утечка мозгов". 

По подсчетам российской ассоциации электронных коммуникаций, только айтишников уехало 50-70 тысяч, и это первая волна, а во время второй в апреле уедут еще 70-100 тысяч.  

При этом покидать Россию стало проблематично. Европа и США запретили полеты российских авиакомпаний, а западные лизингодатели требуют вернуть самолеты, находящиеся в РФ (515 из 980 самолетов в РФ принадлежат иностранным компаниям, в первую очередь ирландским). Чтобы остаться на крыле, российские власти заявили, что не будут возвращать самолеты владельцам. Так, Путин подписал закон, фактически позволяющий не возвращать иностранные лайнеры. 



Чтобы избежать арестов таких машин, летать россияне будут либо внутри страны, либо в "дружественные" страны, как, например, Киргизстан. 

Несмотря на обещание льгот, ставки по кредитам будут расти, отчего через какое-то время остановятся ипотека и потребительское кредитование, говорит экономист Владислав Иноземцев.  

При этом экономисты уверены, что санкции на полную силу не заработали и близко. 

"Трудно оценить все эффекты, так как мы в процессе свободного падения", — говорит Алексашенко.  

Удар по российскому бизнесу 

Несмотря на объявленное после аннексии Крыма импортозамещение, трудно найти в РФ производство, не зависящее от импортных комплектующих. И по нему нанесли удары с трех сторон: санкции западных стран, уход сотен частных иностранных компаний и отказ контейнерных компаний работать с РФ. 

Владислав Иноземцев считает именно исход иностранных компаний главным ударом по российской экономике. 

"Под Одинцово есть маленькая мебельная фабрика, тачает какую-то мебель. Вся фурнитура у них импортная. Вся. Нет ни одного подшипника к крутящемуся креслу, который был бы российского производства", — приводит он пример. 

Какие-то замены, пусть и более дорогие, и менее качественные, найти можно, но в итоге бизнес может стать убыточным, а на энтузиазме долго не протянешь, говорит Иноземцев: "Вопрос встанет ребром: бизнес убыточен, поддержки нет, доллар стоит нереально, сбыт — только в России, а потребление здесь сокращается". 

Сергей Гуриев также напоминает о высокой интегрированности экономики РФ в мировую: "Сейчас мы будем "внезапно" выяснять, что мы не можем произвести туалетную бумагу без импортных компонентов или сырья. Все это будет останавливаться". 

Подтверждением этого уже стал российский автопром. 8 из 14 российских автозаводов приостановили свою деятельность, пишет Новая газета. Автозаводы остановились по разным причинам — где-то иностранные компании сами решили прекратить работу в РФ (например, BMW, Ford, Mercedes-Benz), другие же перестали получать комплектующие, из-за чего останавливаются даже "отечественные" заводы по типу АвтоВАЗа.  

Страдает и российская металлургия — в последнем пакете санкций ЕС запретил импорт из России стали и железа. Европа — треть российского экспорта, а внутренний спрос также уменьшается (в том числе из-за остановки автозаводов). 

"Даже если бизнес автомобильный захочет возобновить производство, им нужно привезти комплектующие в РФ. А контейнеры не возят, шиппинговые (то есть контейнерные. — Ред.) компании говорят: мы не будем ничего возить. В итоге они не смогут работать", — отмечает Алексашенко.  

Ранее три мировых лидера контейнерных перевозок — швейцарская Mediterranean Shipping Company (MSC), датская Maersk и французская CMA CGM — объявили о прекращении с 1 марта приема новых заказов на перевозку контейнеров в/из России. О запретах объявил и ряд других, менее крупных компаний.  



Примеров с недостатком иностранных товаров становится все больше. Так, из-за ухода Visa и Mastercard россияне переходят на карты "Мир", но выяснилось, что физическую карту выпустить тоже проблемно. В Тинькофф и Альфа-банке заявили о том, что могут делать виртуальные карты, а на физические нет пластика.  

Тинькофф позже опроверг нехватку пластика, но оказалось, что проблема может и не в пластике, или не только в пластике. По данным Коммерсанта, единственное профильное российское предприятие Микрон неспособно выпустить достаточного количества чипов для карт, а импорта сейчас нет. Ожидается и дефицит серверного оборудования.  

К этим проблемам также стоит добавить падение платежеспособного спроса внутри страны и резкий рост ставок по кредитам, отмечает Гуриев.  

"ЦБ поднял ключевую ставку до 20%, чтобы избежать инфляции, в итоге процентные ставки будут гораздо выше, чем были. Поэтому у бизнеса ситуация будет еще тяжелее", — экономист дає прогноз для частного сектора в России.  


Удар по государству

Прогнозы различных экспертов о падении ВВП России по итогам 2022 года сильно отличаются. Наиболее оптимистичный (если это слово тут уместно) дают S&P (6,2%), Goldman Sachs и JP Morgan — минус 7%. Fitch дает минус 8%.  

Bloomberg Economics предполагает падение на 9%, а в случае введения ограничений на экспорт энергоносителей из РФ — на 14%.  

Ряд российских независимых экономистов дают оценки в диапазоне от 10% до 30% ВВП. К примеру, Константин Сонин дает прогноз в 10-20% падения. 

Ожидаемого дефолта РФ пока не случилось — Минфин страны выплатил $117,2 млн по еврооблигациям. Но фактически это произошло благодаря "доброй воле" США — американцы разрешают до 25 мая использовать резервы РФ для выплаты по суверенному долгу, несмотря на санкции против Центробанка. После этого вероятность дефолта растет. 

Также эту вероятность увеличивает решение самих властей РФ о возможности выплачивать долги в рублях. Эта валюта никому из инвесторов неинтересна, поэтому такая "оплата" долга также будет означать дефолт.  

Риск такого сценария большой, и это рукотворный кризис, когда власть осознанно разрушает все институты, которые есть в российской экономике, говорит Сергей Алексашенко.  

При дефолте  он прогнозирует продолжение девальвации рубля и инфляции. В то же время, ряд экспертов отмечают, что в нынешней ситуации не так принципиально, будет ли формально объявлен дефолт или нет, так как негативные последствия, к которым он приводит, в России и так уже наступили — инфляция, девальвация, заморозка вкладов, смерть инвестиционного климата и т.п. В частности, об этом говорят Константин Сонин и экономист Олег Буклемишев.  

Если даже по одному из долговых обязательств РФ не расплатится, это будет означать кросс-дефолт, после чего все держатели российских еврооблигаций могут потребовать досрочно погасить их. Если российская власть откажется платить, инвесторы начнут арестовывать имущество страны по всему миру, добавляет Алексашенко. 

По словам Сергея Гуриева, один из самых главных вопросов для властей — достаточно ли будет денег в бюджете. И ответ на него напрямую зависит от нефтегазовых доходов. 



"Пока нет нефтяного эмбарго (эмбарго объявили США, но там доля российской нефти небольшая. — Ред.), у России нет бюджетных проблем. Российский бюджет сверстан исходя из $44 за баррель, сейчас нефть стоит куда больше. Люди живут хуже, но пока есть деньги (у власти. — Ред.) платить полицейским, чтобы они их били, все не так плохо (для Путина. — Ред.)", — поясняет Гуриев. 

Экономист подчеркивает — нынешнее время является переломным в истории путинской России, так как самого Путина уже не заботит, как будет жить население, он будет заботиться, чтобы народ не выходил на улицы.  

"Если будут проблемы с бюджетом, полицейские могут сказать: что-то маловато нам платят, чтобы мы били этих бабушек, которым не хватает денег на лекарства. И тогда ситуация может сильно измениться. Путин может позволить себе снижение уровня жизни населения, пока у него есть деньги на тех, кто будет бить недовольных", — резюмировал он. 
Калашник Павел
Калашник Павел
корреспондент деловой редакции LIGA.net
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
Дизайнер
Киев Ligamedia
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости