UA

Разбор | Украинские банки утопают в деньгах, но не вкладывают их в экономику. В чем причина

Украинские банки утопают в деньгах, но не вкладывают их в экономику. В чем причина - Фото
Фото: depositphotos.com
01.07.2022, 18:35

Банки имеют большую ликвидность, но не хотят кредитовать бизнес и финансировать бюджет. Объясняем особенности финансовой системы военного времени

Вклады украинских банков в депозитные сертификаты НБУ превысили 200 млрд грн, что стало историческим рекордом. Вклады банков в депсертификаты и суммы на корсчетах (55,8 млрд грн на 1 июля) демонстрируют, что банковская система имеет высокую ликвидность, но она не работает на экономику. 

Правительство и Нацбанк хотят использовать эти средства, чтобы банковская система стала "драйвером оживления экономики", однако успехов добиться им пока не удалось.  

Откуда у банков высокая ликвидность и почему они не хотят использовать ее для кредитования или финансирования бюджета — в материале LIGA.net.

Жирок ликвидности

В недавнем макроэкономическом отчете НБУ указывает, что, несмотря на масштабный кризис, вызванный полномасштабной войной, банковская система успешно справилась с вызовами, "сохраняет запас ликвидности и продолжает кредитовать". 

Основная причина большой ликвидности банков — бюджетные выплаты, отмечает в разговоре с LIGA.net финансовый аналитик Case Ukraine Евгений Дубогрыз.  

"Соцпомощь, зарплаты, в том числе выплаты военным, идут через банки и остаются на корсчетах, а люди не сразу все снимают. В итоге банки "припарковуют" эти деньги в депозитных сертификатах", — объясняет он. 

Депозитные сертификаты НБУ — не инвестиционный, а остаточный инструмент, куда банки направляют деньги после выполнения всех своих платежей, поручений, выдачи кредитов, покупки ценных бумаг и т.д. То есть после завершения всех операций у банков могут остаться свободные средства. Их и направляют в депозитные сертификаты НБУ. 

После повышения учетной ставки до 25%, ставка по депсертификатам выросла с 9% до 23% годовых. Сейчас Нацбанк допускает только один вид депсертификатов — на один рабочий день (overnight).

Читайте также: Учетная ставка – 25%: как решение НБУ повлияет на банки, украинцев и Минфин

С начала вторжения такие вклады банков резко увеличились. Если в начале года банки размещали в депсертификатах по 50-70 млрд грн за день, то весной вклады редко были меньше 150 млрд грн. 24 июня они достигли рекордных 206 млрд грн. 

Фактически это означает, что у банков есть много свободных денег, но они не работают на экономику, хотя такие надежды возлагали и в НБУ, и в правительстве. "Работа банковской системы должна стать драйвером оживления экономики Украины", — говорил премьер Денис Шмыгаль еще в начале апреля. 

Направления, по которым банковская система сейчас может "оживлять" экономику, — кредитование и выкуп военных облигаций. Но ни туда, ни туда они вкладываться не спешат. И вот почему.

Финансирование бюджета  

Главная проблема финансовой жизни страны из-за войны — большой дефицит бюджета. Помимо помощи от иностранных партнеров, Минфин может покрывать дефицит с помощью заимствований на внутреннем рынке — через размещение военных облигаций. 

И хоть банки являются главным покупателем этих ценных бумаг (на 27 июня — почти 70 млрд грн, $360 млн и 250 млн евро), этого явно недостаточно.  

Красноречивая статистика: за период военного времени Минфин привлек 81,2 млрд грн, $436,6 млн и 283,4 млн евро. Но за этот же период Минфин заплатил по старым долгам (вместе с процентами) 133,2 млрд грн, $946,3 млн, 176,1 млн евро. Выплаты по старым долгам превышают новые заимствования.  

Нацбанк, вынужденный печатать гривню для финансирования бюджета, регулярно призывает увеличивать рыночные заимствования, в первую очередь за счет ликвидности банков. Однако банки не спешат выкупать облигации по нынешним низким ставкам. Так, с начала российского вторжения портфель ОВГЗ у них увеличился всего лишь на 2,3 млрд грн. 

Несмотря на повышение ключевой ставки с 10% до 25%, Минфин оставил ставки по военным облигациям на прежнем уровне — от 9,5% до 11%. Ведомство настаивает, что военные облигации — инструмент не инвестирования, а патриотизма. 

Читайте также: Власти призывают покупать военные облигации — мы попробовали. Рассказываем, что это такое

"Минфин просто пошел на принцип. Как я понимаю, во внутренних дискуссиях Минфин был против повышения ключевой ставки, но НБУ все-таки это сделал. И Минфин обиделся", — отмечает Евгений Дубогрыз.  

"Инструментом патриотизма" банки пользоваться не спешат, поэтому и получается ситуация, когда Минфин больше денег тратит на погашение старых долгов, чем привлекает новых на рынке.  

Сам аналитик предполагает, что Минфин в будущем поднимет ставку: "Но пока ситуация немного абсурдная — у банков в депсертификатах и на корсчетах 230-240 млрд грн, а Нацбанку приходится постоянно печатать деньги (для финансирования бюджета. — Прим. ред.)". 

Читайте также: НБУ напечатал рекордное количество гривни. Госбюджет совсем пуст?

Замдиректора Центра экономической стратегии Мария Репко отмечает в комментарии LIGA.net, что Минфин не хочет увеличивать долговую нагрузку: "Наверное, там есть какие-то личные обиды, но в основном речь не об обиде, а о том, что не хочет ставить дорогие ОВГЗ (так как увеличится долговая нагрузка. — Прим. ред.)". 

По мнению экономистки, повышение ставки увеличило бы спрос на военные облигации, однако неизвестно, насколько сильно. Но если ставки не изменятся, то спроса точно не будет. 

Кредитование   

Если долговые бумаги Минфина сейчас малопривлекательны, то банки теоретически могли бы использовать свою ликвидность для активизации кредитования. Но тут есть целый ряд проблем. 

Одна из главных — плохое финансовое положение компаний, что делает кредиты очень рисковыми. Согласно мартовскому опросу Европейской Бизнес Ассоциации, 28% компаний имеют финансовые резервы на полгода, 17% — на год, а 43% — лишь на несколько месяцев.  

"Соответственно, банкам кредитовать компании, у которых могут возникнуть финансовые трудности, – означает заранее получить билет на проблемный кредит. Банки хотят этого избежать", — отмечает Мария Репко. 

Как отрапортовал недавно глава НБУ Кирилл Шевченко, портфель бизнес-кредитования за март-май вырос на 14,8 млрд грн. Розничное кредитование уменьшилось: гривневые кредиты на недвижимость уменьшились на 0,3 млрд, автокредиты — на 1,4 млрд, кредиты на текущие траты — на 9,6 млрд. 

Однако львиная доля бизнес-кредитов приходится на госпрограммы (при ключевой ставке 25% рыночные кредиты маловероятны), в первую очередь "Доступные кредиты под 5-7-9%". В таком случае государство гарантирует банку какой-то процент кредита.  

Но банки не спешат кредитовать даже в рамках госпрограмм. На это, к примеру, жаловалась министр экономики Юлия Свириденко. Как отмечает Евгений Дубогрыз, банкам нужны такие гарантии, чтобы кредитование не было убыточным.  

"К примеру, кредитные гарантии для аграриев составляют 80%. Такой размер интересен банкам, когда вероятность дефолта заемщика — от 0 до 20%. Если вероятность дефолта 50%, то гарантия должна быть не менее 90%. Так что с имеющейся неопределенностью в стране необходимо повышать кредитные гарантии", — поясняет аналитик. 

Виноваты ли банки и что делать 

Дубогрыз считает, что банки поступают логично, как для мирного времени, но сейчас время военное, и НБУ, Минфину и банкам хорошо бы прийти к какому-нибудь соглашению. Если печатать гривню дальше, то пострадают и банки. 

"Если будет огромная инфляция вследствие эмиссии, то 23% по депсертификатам вас (банки. — Прим. ред.) не спасут, поэтому высвободите часть денег и профинансируйте бюджет", — моделирует Дубогрыз гипотетическое обращение НБУ и Минфина к банкам. 

Также аналитик Case Ukraine предполагает, что теоретически государство может и насильно "мобилизовать" часть ликвидности банков, конвертировав ее в ОВГЗ. В то же время, он подчеркнул, что сейчас юридически это невозможно. 

Мария Репко, со своей стороны, категорически призывает не отбирать у банков ничего силой: "Это близко к катастрофе. У каждого банка своя ситуация: у одних есть свободные деньги на неделю, у других – на месяц, у кого-то – на день, а у некоторых – их вообще нет".    

Экономистка считает, что поведение банков логичное, так как они гонятся за большей доходностью (а сейчас это депсертификаты), чтобы перекрыть убытки от проблемных кредитов.  

Дело в том, что, несмотря на высокую ликвидность, впервые с 2017 года банковская система получила чистый убыток, а доля неработающих кредитов медленно растет: если 1 марта она составила 26,6%, то на 1 июня было уже 27,6%. И дальше, очевидно, будет только хуже.

Читайте также: Макрофинансовый отчет НБУ: рекордное падение экономики, стабильные банки, потери бизнеса

Мария Репко считает, что собственных ресурсов (налоговых, банковских и т.п.) Украине не хватит. К примеру, возвращение импортных пошлин даст 3,5 млрд грн, а еще повышать налоги при 30-процентном падении экономики — не вариант. Поэтому мы оказались в зависимости от иностранной помощи, отмечает экономистка, — как финансовой, так и военной.  

В этом контексте она рекомендует координировать помощь от партнеров, чтобы деньги приходили в достаточных объемах и регулярно, а не так что "один месяц – пусто, а другой — густо".  

Напоследок Мария Репко указывает на необходимость добиваться от партнеров увеличения доли грантовой помощи, а не льготных кредитов, так как долговая нагрузка может стать слишком большой для Украины. 

Калашник Павел
Калашник Павел
корреспондент деловой редакции LIGA.net
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Вакансии
Больше вакансий
Старший дизайнер
Киев Ligamedia
QA-спеціаліст
Киев LIGAZAKON
Разместить вакансию

Комментарии

Последние новости