21.01.2020, 15:02

Бизнесмены на распутье или Закон №1210 и КИКи

Андрей Серветник

партнер налогово-юридического департамента Deloitte в Украине

Нет сомнений, что Зеленский подпишет закон №1210. Значит, Рубикон перейден, и украинскому бизнесу придется срочно адаптироваться к новым реалиям

Чуть больше года назад я уже комментировал перспективы "антиофшорного" закона. Но тогда еще не было стопроцентной ясности, по какому пути пойдет страна. Радикальные реформаторы предлагали стимулировать бурный экономический рост налогом на выведенный капитал, а сторонники BEPSовского карго-культа настаивали на необходимости затыкания законодательных дыр, через которые потенциальные бюджетные поступления "выдувало" в офшоры.

В итоге после выборов, чаша весов склонилась в сторону "фискализаторов". Новая команда оперативно доработала многострадальный законопроект, а, усилиями парламентского монобольшинства, он был принят. Несмотря на резкую критику со стороны чуть ли не всех уважаемых бизнес-ассоциаций Украины.

Почти нет сомнений в том, что президент Владимир Зеленский поставит свою подпись под этим законом. А значит, Рубикон перейден, и украинскому бизнесу придется срочно адаптироваться к новым жизненным реалиям.

Нет сомнений – многим предпринимателям, привыкшим оптимизировать свои налоги с помощью нерезидентных структур, будет "больно".

Во-первых, закон еще больше усовершенствовал правила трансфертного ценообразования.

Во-вторых, появилась достаточно "драконовская" норма (в большинстве европейских стран подобной нет!) о том, что теперь следствием сделок с нерезидентами могут стать доначисления налоговыми органами "виртуальных", но вполне налогооблагаемых дивидендов, если украинский налогоплательщик будет подозреваться в скрытом выведении прибыли таким нерезидентам.

Читайте также - Закон 1210: деофшоризация и упрощение или "налоговый террор"

Дальше – больше. Новые правила определения бенефициарного собственника и выявления постоянных представительств иностранного бизнеса теперь выглядят вполне "на уровне", если сравнивать с развитыми странами. А значит, фискалы получили дополнительные качественные инструменты в борьбе за доходы бюджета.

Добавим к этому налогообложение сделок между нерезидентами, предметом которых является украинский бизнес (в некоторых случаях Украина претендует на налоги даже с продаж иностранных компаний) – и картинка складывается однозначная: новый закон нанес тяжелый удар по многочисленным "схемам" отечественного бизнеса, нацеленным на оптимизацию собственных налогов и перенос прибыли за рубеж.

Но все вышеперечисленное, положа руку на сердце, было вполне ожидаемым. Украинский бизнес понимал, что рано или поздно пиратская офшорная вольница закончится, а украинский законодатель скопирует лучшие иностранные практики для того, чтобы как можно больше доходов получал бюджет Украины.

Но при этом над всей "деофшоризационной" предновогодней суетой, незримо нависали черной тенью самые нежеланные и пугающие нормы, объединенные короткой аббревиатурой – КИК.

Контролируемые иностранные компании. Вокруг которых уже было сломано немало копий, и будет сломано еще больше. Сторонники КИК заявляли, что без этих правил, бессовестные украинцы будут и дальше скрывать в офшорах свои доходы (хотя новый закон почти наглухо перекрывает целый ряд возможностей формировать эти доходы за рубежом). Противники апеллировали к тому, что во многих цивилизованных странах правил КИК для физических лиц нет. Украина, введя их, будет выглядеть странно и дико – бедная страна с куда более суровой фискальной системой, чем у целого ряда юрисдикций Европы. И напоминали о печальном опыте России, где появление правил КИК привело к массовой бизнес-эмиграции в первые годы.

И, тем не менее, отечественный законодатель решился. И, пугающие владельцев бизнеса правила, становятся для них реальностью. Правда, лишь с 1 января 2021 года.

Насколько горькой будет для них эта новая реальность?

Начнем с того, что закон определяет, что "контролерами" КИК могут быть физические или юридические лица, которые либо владеют акциями иностранных компаний, либо осуществляют над ними "фактический контроль". В последний момент законодатели  отказались от неудачной попытки связать нормы Налогового Кодекса с законодательством об отмывании денег – в противном случае, целый ряд резидентов Украины с удивлением обнаружил бы, что они, оказывается, являются контролерами совершенно чужих компаний и обязаны платить с их доходов налоги!

Сами по себе контролируемые иностранные компании – это юридические лица. К ним могут "приравниваться" образования без статуса юридического лица (партнерства, трасты, фонды…), но только в определенных случаях! Предварительный анализ закона показывает, что КИКами могут быть, например, компании, владеемые через трасты, но сам по себе траст, в активах которого нет юридических лиц, не является КИКом – а, значит, не подлежит раскрытию и налогообложению.

Но и в случае, если раскрытия траста не избежать, все выглядит не так уж и страшно. Законодатель все же согласился с появлением достаточно цивилизованной нормы об исключении из категории КИКов бизнеса, находящегося во владении дискреционного траста или подобного ему образования. Обязательное условие – реальный контроль над структурой – должен быть у независимого управляющего, а не украинского учредителя или бенефициара.

Если украинскому резиденту все же придется отчитаться о контролируемых структурах за рубежом, далеко не всегда это будет означать обязательную уплату налогов!

Во-первых, доходы контролируемой компании для целей налогообложения будут уменьшены на полученные такой КИК суммы дивидендов от украинских компаний или других КИК. В том случае, если доходы последних освобождены от налога (см. ниже), итоговый налоговый эффект будет стремиться к нулю.

Во-вторых, добиться освобождения от налога вполне возможно – если ваша иностранная компания получает преимущественно активные доходы и не относится к "налоговым гаваням" - гарантией безопасности будет являться наличие налоговой конвенции с Украиной. И даже компания с пассивными доходами, но обладающая должным уровнем "сущности" (достаточные активы, персонал, и др.) также сможет претендовать на освобождение своего "контролера" от налога.

В завершение, закон предусматривает также возможность не платить налог в отношении небольших КИК (совокупный доход всех КИК одного лица не превышает 2 млн.евро), а также публичных КИК, акции которых обращаются на признанных фондовых биржах.

С учетом всего вышеизложенного, можно сделать вывод – итоговая редакция правил КИК выглядит относительно "гуманной" в сравнении с апокалиптичными сценариями, которые обсуждались ранее в бизнес-кругах.

Разумеется, основной недостаток новых правил никуда не делся – это обязанность резидентов Украины отчитываться о своих иностранных компаниях. Именно отчетность, а не налоговая нагрузка, страшит некоторых наших соотечественников настолько, что они готовы рассматривать эмиграцию (изменение налоговой резидентности) как способ решения всех своих проблем.

Фактически все украинцы, имеющие компании за рубежом, оказались в положении сказочного витязя на распутье. В разные стороны ведут три дороги, и надпись на придорожном камне "1210" звучит так:

"Налево пойдешь – эмигрируешь, направо пойдешь – КИКи ликвидируешь, прямо пойдешь – отчетность готовить будешь…" 

Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ