Mono Invest закрылся из-за подсанкционного брокера. Почему так произошло
Фото: Depositphotos

Из-за санкций украинских властей инвестиционный проект от monobank остался без подсанкционного брокера и вынужден срочно закрывать позиции клиентов, в том числе и в ущерб им, или "заморозить" их на годы.

Читайте нас в Telegram: главные новости коротко

Пока клиенты Mono Invest разочарованы своей попыткой войти в фондовый рынок, клиенты их конкурента вздохнули. Инвестиционный сервис в Sense SuperApp, запускавшийся практически одновременно с Mono Invest, для развития выбрал не модель субброкера, а более сложную, более медленную и, как оказалось, более надежную концепцию "хочешь сделать что-то хорошее – сделай все сам".

Почему инвестировать через monobank оказалось опасно и какое решение позволило банку, который вот-вот национализируют, победить в гонке первых доступных банковских инвестиционных проектов — в материале LIGA.net.

"Если брокер совершит сделку"

 

5 июля президент Владимир Зеленский ввел в действие решение Совета безопасности и обороны (СНБО) относительно санкций против 18 компаний, в основном зарегистрированных в РФ и офшорах. 10-летние санкции предусматривают блокирование активов и ограничения по капиталу.

В список санкций попала компания EXT Ltd – лицензированный кипрский брокер, основанный россиянами. Именно в партнерстве с этим брокером в начале 2022 года monobank — необанк на базе "Универсал Банка" Сергея Тигипко — развернул свой инвестиционный проект.

Очевидно, о партнерстве в условиях санкций СНБО речи нет. Олег Гороховский, соучредитель компании Fintech Band, управляющей monobank, в тот же день около восьми вечера предупредил о фактической ликвидации брокера.

Сервис Mono Invest вечером начал рассылать пользователям соответствующее уведомление о необходимости закрытия их позиций из-за санкций. Клиенты могут согласиться или нет.

В случае согласия субброкер обязуется срочно продать их ценные бумаги на бирже и вернуть вырученные деньги на карту. В случае отказа субброкер не трогает инвестиции клиента, предупреждая, что они будут заблокированы до конца соответствующих санкций СНБО.

Если клиент не нажмет ничего до 22:30 (сообщения поступали около 21:00), выполнялся сценарий согласия – продажа и возврат средств.

Вариант, по которому клиенты Mono Invest получали средства обратно, сопровождался словами "мы попробуем" и "если брокер совершит сделку". Возврат средств не гарантировался.

6 июля EXT Ltd занимался закрытием позиций клиентов, чтобы субброкер Mono Invest мог рассчитаться с клиентами.

Хоть выше этот процесс так назывался и имеет его признаки, эти события не являются классической "ликвидацией брокера". В ее условиях клиенты проекта имели бы больше возможностей: например, предложение передать инвестиции другому брокеру. Также не назовешь это и "ликвидацией субброкера", поскольку проект не ликвидируется, а попадает в тупик.

Начало проекта и конкуренция с Sense

 

Причины этой ситуации лежат в рискованном решении Mono Invest стать субброкером из-за, как оказалось, ненадежного брокера-партнера, минуя сложный процесс, который выбрал их прямой конкурент.

До появления инвестиционных сервисов от monobank и Sense на украинском рынке отсутствовали подобные проекты. Немногие украинские брокерские компании вообще предлагают розничную торговлю иностранными акциями. Иногда процесс вхождения в иностранный фондовый рынок занимал недели с регистрацией через офисы.

Два банка в 2022 году сделали процесс регистрации мгновенным и незаметным, а инвестиции в иностранные ценные бумаги легкодоступными.

В июле 2021 года соучредитель monobank Гороховский анонсировал интеграцию с большой площадкой по торговле ценными бумагами.

Ожидалось, что им станет Interactive Brokers – американский транснациональный брокер, лицензированный местным финансовым регулятором SEC и открывающий счета нерезидентам США, и в частности – украинцам. Однако уже в ноябре стало известно, что они отказались от партнерства с monobank.

Там нашли нового брокера – вышеупомянутую кипрскую EXT Ltd, работающую под брендом EXANTE. Запуск проекта был перенесен с осени 2021-го на начало 2022 года.

Параллельно с mono подобный проект запускал украинский тогда еще "Альфа-банк" Михаила Фридмана, ныне "Сенс Банк", позаимствовавший новое название от своего цифрового банкинга Sense SuperApp.

В конце декабря 2021 года две команды запустили тестирование пилотных проектов для торговли иностранными акциями. Позже они заработали для всех желающих.

Mono Invest фактически просуществовал на рынке менее двух месяцев. Война свернула активную деятельность обоих проектов. Когда началось полномасштабное вторжение, покупать акции через украинские сервисы запретили.

Причина текущей безвыходной ситуации с Mono Invest состоит в выборе стать субброкером, а не настоящим брокером, как решили в "Сенсе".

Брокер – субброкер: в чем разница

 

В целом у украинских компаний есть два варианта, как предложить клиентам доступ к розничной торговле акциями иностранных компаний: либо стать брокером, либо стать субброкером – "подружиться" с другим брокером. Звание брокера требует получения соответствующей лицензии, выполнения особых условий, соблюдения ограничений – это сложнее субброкерства.

Эти две модели отличаются не только внутри: от выбора зависит, какую динамику может получить клиент. Торговля, которую предлагает лицензированный украинский брокер, достаточно статическая.

На операции уходили дни, учитывая, что компании обязаны юридически обеспечить право собственности клиентов над ценными бумагами. Также ограничено количество доступных ценных бумаг: список контролирует Национальная комиссия по ценным бумагам (НКЦБФР).

Читайте также

Такой тип выбрали в "Сенсе". Однако там решили вопросы динамики, предложив клиентам торговать по ценам, близким к текущим на иностранных биржах. Хотя банк и контролирует цены, даже в случае недовольства клиент может изменить брокера, поскольку является прямым владельцем ценных бумаг, разрешенных в стране и находящихся в стране.

Субброкерство может предлагать другую динамику – фактический прямой доступ к иностранным биржам, широкий выбор ценных бумаг с ценами в онлайн режиме. Однако о прямой собственности над акциями речи не идет. Фактически акции контролирует брокер от имени клиентов субброкера. Также в этой модели осуществляется вывод капитала из страны – для этого нужно получить е-лимит от Нацбанка.

Такой путь избрали в Fintech Band. Фактически они создали сервис-приложение, копирующее модель необанка. Как банкинг monobank работает на базе "Универсал Банка" – так и Mono Invest работал на базе EXANTE. Бюрократию для клиентов там снизили до нескольких кликов, а необходимость оформления разрешений взяли на себя.

В случае, когда брокер контролирует все, "дружба" субброкера с брокером означает зависимость и, соответственно, более высокий риск для клиентов. Один из подобных рисков реализовался на примере Mono Invest, когда их брокер попал под санкции Украины.

Субброкер от monobank не единственный в Украине сотрудничал с ныне подсанкционными EXT Ltd. Инвестиционная компания "Универ Капитал", которая еще в 2020-м предложила инвестиции "в кармане", также была их субброкером. Вечером 5 июля она принесла клиентам плохие вести.

Риски национализации "Сенса"

 

Пока "Универ" и monobank срочно закрывают позиции, клиенты их конкурента — инвестиционного проекта "Сенс Банка" — чувствуют себя спокойно.

Но эти события являются еще одним напоминанием украинским инвесторам о необходимости объективно оценивать риски.

Стоит отметить, что поддержка Mono Invest называла EXANTE одним из самых стабильных брокеров в Европе. А при ликвидации брокера обещала перевод всех активов другому брокеру, хотя "такой нежелательный результат" там не хотели "даже прокручивать в мыслях".

В то же время, в договоре, который подписывали клиенты, не гарантировалась бесперебойная работа иностранной инвестиционной фирмы.

Проект от monobank сделал сомнительный выбор брокера перед началом полномасштабного вторжения россиян, который в итоге оказался фатальным для их проекта. Клиенты Mono Invest в соцсетях и мессенджерах в большинстве своем делятся разочарованием и убытками, зафиксированными за полтора года "стояния" акций.

В это время клиенты "Сенс Банка" вздохнули с облегчением. Хотя и они доступа к инвестициям за границу сейчас не имеют. Вместе с тем, они собирают дивиденды и действительно контролируют свои ценные бумаги. Но и для этого сервиса есть риски.

Упоминавшийся в начале санкционный список СНБО от 5 июля содержал название люксембургского холдинга ABH Holdings SA, через который группа российских бизнесменов – Андрей Косогов, Михаил Фридман и Петр Авен – до сих пор юридически владеют "Сенс Банком". Хоть и не контролируют его.

В июне президент подписал законопроект, позволяющий выводить с рынка системно важные банки, если его акционеры находятся под санкциями. Очевидно, юридический статус санкций, требуемых законопроектом, достигнут.

Украинское государство остается в нескольких шагах от национализации "Сенс Банка". Ее российские акционеры уже планируют обжаловать в суде. Впрочем, национализация не обязательно приведет к проблемам у клиентов как самого банка, так и сопутствующих сервисов.