USD:  25.79  26.06   EUR:  29.58  30.14

Рожкова: Осталось 8-10 банков, к которым у НБУ есть вопросы

19.07.2017 10:00
Замглавы НБУ Екатерина Рожкова о требованиях МВФ, будущем мелких банков и продаже российских банков в Украине
Катерина Рожкова. Фото пресс-службы НБУ

До 11 июля 37 небольших банков должны были увеличить капитал до 200 млн. Большинство из них справились с задачей. Часть - до сих пор не согласовали докапитализацию с НБУ. Во второй части интервью LIGA.net заместитель главы НБУ Екатерина Рожкова рассказывает, что ждет небольшие финучреждения, когда регулятор согласует продажу банков с российским государственным капиталом, а также как работает правление НБУ после ухода Валерии Гонтаревой. Первая часть беседы с Рожковой о ситуации вокруг ПриватБанка - здесь.

О  БУДУЩЕМ МЕЛКИХ БАНКОВ

 - Сколько недокапитализирванных банков осталось на сегодняшний день?

 - На начало года было 37 банков, которым необходим был дополнительный капитал. Практически все банки из этого списка объявили эмиссию, начали процесс докапитализации. Банк Финансовый партнер объявил о том, что уходит в самоликвидацию, у него хватает ликвидности, чтобы рассчитаться со всеми кредиторами. Осталось 8-10 банков (не считая неплатежеспособного банка Новый. - Ред.), к которым у нас есть вопросы.

- Вопросы какого рода?

 - Самая главная проблема с ними - источники капитала. В свое время много банков оказалось в Фонде гарантирования из-за того, что докапитализация происходила только на бумаге. С одной стороны, вносились деньги в капитал, но, как правило, эти деньги раньше выходили из банка через кредиты, либо как дебиторская задолженность, межбанк или покупка ненужного здания. После того, как деньги выходили из банка, они проходили какую-то цепочку операций и возвращались назад в капитал. Поэтому мы поменяли подход и стали намного глубже оценивать происхождение денег. Пока мы не убедимся, что источник капитала законный, и что это реальные деньги, мы согласия на докапитализацию не даем.

Это проблема нашей страны, к сожалению. Первичное накопление капитала у многих людей происходило в бурные 90-е годы, поэтому не все могут объяснить и подтвердить происхождение своих средств. Если мы не видим, откуда пришли деньги и что они действительно имеют отношение к акционеру, у нас возникает подозрение, что мы снова имеем дело с номинальным акционером.

Пока мы не убедимся, что источник капитала законный, мы согласия на докапитализацию банка не даем 

 - Что будет с банками, которые не успели решить вопрос с капиталом?

- Некоторые банки могут зайти в технический дефолт. Это значит, что их капитал фактически согласован, но Национальный банк просто физически не успел подготовить по ним решение. Такие банки не получат проблемный статус, а получат время для завершения всех процедур. В отношении банков, чьи документы не будут соответствовать требованиям, источник происхождения средств не будет полностью подтвержден, мы будем принимать решение о проблемности. Такие банки в течении недели должны подать план урегулирования ситуации и подать документы для капитализации в соответствии с законодательством. Если нет, тогда они уйдут в Фонд гарантирования.

Читайте также: Екатерина Рожкова: Мне угрожают не только из-за ПриватБанка 
 
Я все время говорю, если они не уверены, что смогут подтвердить происхождение денег, если в глубине души надеются, что Национальный банк не будет проводить проверку документов, то лучше принять решение о самоликвидации сейчас. Подозрительный капитал в систему мы больше не пустим. Имея сеть отделений, они могут стать финансовой компанией, ломбардом, кредитным союзом, заниматься обменом валюты, получить лицензию на денежные переводы. Есть банки, которые присматриваются к такому варианту. Но если они попадут в проблемность, то не смогут уйти в самоликвидацию. Пока что у некоторых из этих банков есть такая возможность. Если банки не смогут докапитализироваться или не захотят добровольно сдавать лицензии, то большой нагрузки на Фонд в связи с их ликвидацией не будет.

Недавно Национальный банк облегчил процедуру объединения банков. Не новость, что объединиться хотят банки Индустриал и Экспресс. Но есть еще несколько кейсов. Банки ждали законодательных обновлений и присматривались друг к другу. Возможно, мы получим в ближайшее время новые официальные заявки об объединении.

 - Будет ли Национальный банк еще пересматривать сроки докапитализации до 500 млн грн?

 - Вопрос сложный. Независимая ассоциация банков Украины и маленькие банки говорят нам, что наши требования к размеру капитала слишком жесткие, и что нигде в мире нет таких требований к небольшим финучреждениям. В странах Европы минимальный капитал в банке должен быть не менее 3 млн евро (около 90 млн грн), это правда. Мы все понимаем, но убеждаем маленькие банки, что капитал им необходим в любом случае, чтобы развиваться и конкурировать.

Простой пример. Существуют процедуры государственных тендерных гарантий, когда государственным предприятиям для проведения своей хозяйственной деятельности нужны гарантии банка. В принципе, это достаточно безрисковый вид банковской деятельности и каждый банк хотел бы получить возможность предоставлять такие гарантии. Но госкомпании хотят работать только с банками, у которых есть рейтинги Moody's, Fitch и т.д. В банковской ассоциации считают, что это дискриминация маленьких банков, ведь у них нет средств оплачивать услуги международных рейтинговых агентств. Но банковская деятельность - не дешевое занятие, и требует значительных инвестиций для достойной конкуренции.

Решения по пересмотру графика докапитализации нет. Мы думаем над этим вопросом. Если не повышать требования по капиталу, небольшие банки не смогут честно конкурировать с большими и средними, а значит автоматически будут отрезаны от многих клиентских услуг. На почве нехватки клиентов маленькие банки будут снова пытаться зарабатывать на высокорисковых операциях, и Национальному банку снова придется чистить систему.

Банковский кризис был не только в Украине, Европа сейчас тоже испытывает проблемы с большими банками. Поэтому европейские центробанки все чаще считают, что надежнее иметь много маленьких банков в стране, чем много больших, потому что в случае банкротства мелкого банка влияние на рынок минимальное. Хотя это тоже спорно, ведь если 10 маленьких одновременно накроет кризис, эффект будет такой же, как от банкротства одного большого. Украинская банковская система еще не вышла на стабильный уровень, мы сейчас находимся в очень хрупкой ситуации. Поэтому мы сделали предложение всем мелким банкам вернуться к вопросу о пересмотре капитала в сентябре, когда мы закончим диагностику, а они - докапитализацию до 200 млн грн.

 - Каким вы видите будущее мелких банков в Украине?

Возможно стоит дифференцировать небольшие банки. Например, в Европе и в США действительно много мелких финучреждений, но у них ограниченные лицензии. Российский центробанк также пошел по этому пути. Банкам предлагают базовую лицензию, с которой финучреждение не может заниматься внешнеэкономической деятельностью, и работает как кредитный союз. Но если банк желает заниматься всем спектром банковских услуг, он должен соответствовать более высоким требованиям.

Украинская банковская система еще не вышла на стабильный уровень, мы сейчас находимся в очень хрупкой ситуации

  К этому нас также подталкивает недавняя история с Deutsche Bank и другими европейскими и американскими банками-корреспондентами, которые не хотят больше открывать счета мелким банкам, в том числе украинским. Они отказываются от сотрудничества, потому что считают, что в маленьких банках уровень технологий и контроля за подозрительными транзакциями очень низкий, они не хотят брать их риски на себя. Чтобы обеспечить высокий уровень контроля в банке, нужно нанять дорогой персонал, поставить хорошее программное обеспечение. Опять мы возвращаемся к тому, что для этого нужны существенные инвестиции в капитал. У большинства мелких 36-40 банков, к сожалению, нет понимания, как они будут развивать бизнес дальше. У многих нет компетенции для кредитования малого и среднего бизнеса или для кредитования сельского хозяйства, хотя эти сегменты сейчас всех привлекают. Компетенция стоит денег, хорошие специалисты должны хорошо оплачиваться.

Мы сначала выполним с ними задание по докапитализации, поговорим с каждым из них о будущем, и в конце концов придем к общему пониманию, как этот рынок должен развиваться. Возможно, это будут ограниченные лицензии.

О РОССИЙСКИХ БАНКАХ

 - На продажу выставлены банки с государственным российским капиталом. Саид Гуцериев - кандидат на покупку Сбербанка России в Украине - заявил недавно, что сделку по продаже банка закроют через два месяца, по его ожиданиям. Совпадают ли его ожидания с реальностью?

 - Национальный банк получил документы на покупку Сбербанка позже, чем прозвучало заявление потенциального инвестора о договоренности с продавцом.

 - Считает ли Национальный банк российских олигархов надежными инвесторами для украинских банков?

 - Именно поэтому у нас к ним есть много вопросов. По закону Национальный банк должен проверить репутацию потенциального покупателя и его финансовое состояние. Понятно, что репутация должна быть очень высокого уровня, нам должно быть понятно, что потенциальный инвестор собирается делать с банком. Мы должны быть уверены, что у него есть опыт работы с такими большими институциями. 

 - У Гуцериева есть опыт работы, как насчет репутации? 

 - Наши репутационные риски в отношении возможной продажи российских банков очень высокие. Любая сделка будет рассмотрена под микроскопом. Мы понимаем, что каждый будет пытаться найти связь между новым инвестором и старым, то есть между новым покупателем и правительством Российской Федерации. И здесь мы действительно должны убедиться, что связи нет.

Сбербанк России в Украине - это готовый механизм для банковского производства и привлекательный актив для всех, кто хочет заниматься банкингом. Там хороший уровень технологий, высокое качество персонала, хорошо выстроены процессы, современные отделения. В причинах заинтересованности господина Гуцериева у нас нет сомнений. Вопрос наличия некой политической связи между ним и правительством РФ мы сейчас пытаемся исследовать.

Читайте также: Мистер Бин. Кто покупает украинскую дочку Сбербанка

Мы все должны понимать, что банки с государственным российским капиталом в Украине оказались заложниками непростой ситуации. Они, кстати, серьезно обвиняют Национальный банк в том, что регулятор публично говорит, что у них нет будущего в Украине, и тем самым не дает им развиваться. Но есть объективные причины, почему у них все так сложилось. Во-первых, на них наложены санкции, а во-вторых, мы воюем со страной, чье правительство является их акционером. Не стоит ожидать, что они выйдут с широкой рекламой своих продуктов на рынок и все на нее массово откликнутся.

Банки с государственным российским капиталом обвиняют НБУ в том, что регулятор публично говорит, что у них нет будущего в Украине, и тем самым не дает им развиваться

С начала атаки на российские банки весной 2017 года суммарно их обязательства перед населением уменьшились на 10 млрд грн. Они могли бы уменьшать обязательства быстрее, если бы у них погашались активы. Многие заемщики, пользуясь ситуацией, пытаются как можно дольше не гасить долги. Но мы хотим все банки цивилизованным способом отпустить с украинского рынка, потому что закапсулировать мы их не можем.

Национальный банк тоже оказался в непростой ситуации. С одной стороны, мы хотим сохранить стабильность рынка. С другой стороны, мы понимаем, что эти банки должны изменить акционера, иначе они не смогут развиваться. И эти акционеры должны быть такими, чтобы мы точно понимали, что нет никаких репутационных рисков, и они не связаны с государством-агрессором. Поэтому мы так долго проверяем документы.

Уставные капиталы этих банков большие и найти покупателя, который бы соответствовал этому капиталу непросто. Насколько мы будем готовы согласовать тех покупателей, которые есть сейчас, сложно сказать. В любом случае, принимая решение, мы будем в первую очередь ориентироваться на финансовую стабильность банков и на надежность нового инвестора.

 - Есть ли предложения от инвесторов по другим российским банкам?

 - Сегодня есть потенциальные покупатели на БМ Банк и на VS Bank. Предварительные инвесторы пока не подавали документы, но у нас было несколько встреч и разговоров. Есть заинтересованность по Проминвестбанку. Подан пакет документов. 

 - На покупку ПИБа претендует бизнесмен Павел Фукс. Потенциальный инвестор считается внутренним или больше внешним?

 - Я боюсь сейчас ошибиться, внутренний он или внешний, потому что этот вопрос еще не рассматривался на Комитете, но в нашей стране сегодня у многих по два гражданства. Кроме того, крупные бизнесмены, которые могут себе позволить такую покупку, имеют бизнес не только в Украине. Пока он считается внутренним, но потом может оказаться, что не совсем.

В публичной плоскости заявлен еще один потенциальный покупатель, но документы мы еще не получили. (Кроме Фукса интерес к ПИБу проявлял нардный депутат Максим Микитась. - Ред.).  

О ТРЕБОВАНИЯХ МВФ

 - Когда Верховная Рада рассмотрит законопроект о "сплите" функций Нацкомфинуслуг? В меморандуме МВФ сказано, что закон должны принять до конца марта 2017 года, имплементировать в полном объеме до конца декабря 2017-го.

 - Закон о "сплите" является одним из главных для реформы финансового рынка. Кроме него, у нас еще много важнейших финансовых законопроектов - закон о банкротстве, о защите прав кредиторов, о валютной ипотеке, о кредитном реестре, изменения в закон о Национальном банке, связанные с тем, что мы все-таки должны соответствовать директиве ЕС. Но "сплит" магистральный, потому что он полностью меняет контроль над финансовым рынком.

Мировой опыт показывает, что на таком сложном рынке, как наш, крайне важно правильно расставить акценты. Компании, у которых есть обязательства перед клиентами, - страховые компании, финкомпании, которые привлекают средства, - должны очень серьезно контролироваться на предмет собственников, капитала и операций. Но есть колоссальное противостояние со стороны страховых компаний, которые не хотят попасть под контроль Национального банка. Значительная их часть, как известно, формирует некачественные резервы, часто занимается перестрахованием в больших объемах, что по сути является выводом капитала. Если смотреть на небанковский финансовый рынок, то страховые компании занимают в нем большую часть и они наиболее консолидированы. От имени ассоциаций они пишут обращения в комитеты к депутатам с просьбами не принимать закон.

Действительно, дедлайн принятия закона прошел, но сегодня МВФ сам поднял этот вопрос. Весь перечень финансовых законов, которые не принимали последние полтора года, они включили в список prior actions (первоочередные действия). Мы не можем давить на депутатов, но будем продолжать работу с профильным комитетом.

 - Правда ли, что украинская сторона попросила МВФ исключить земельную реформу из списка требований?

 - Пока в меморандуме ничего не изменено. Но по сути, цель всего сотрудничества с МВФ - подготовить экономику Украины к тому моменту, когда Фонд перестанет нас кредитовать. Для этого у нас должны быть деньги, которые можно заработать двумя способами: сэкономить и приумножить доходы. Чтобы сэкономить, нужна пенсионная реформа, которая уберет дефицит Пенсионного фонда, а также медицинская реформа. Доходы могут обеспечить дальнейшее развитие экономики и приток инвестиций. Земельная реформа направлена именно на приток инвестиций.

Весь перечень финансовых законов, которые за последние полтора года не были проголосованы, МВФ включил в список prior actions

Тут вопрос не в том, что мы просим исключить, а в том, как мы оцениваем приоритетность реформ. Мне кажется, что медицинская реформа более важна. Она не стояла маяком в меморандуме, но мы ее начали делать. Очередность некоторых реформ может меняться, но это переговорный процесс с МВФ.

Что касается земельной реформы, то в мире существуют несколько ее концепций. Это не моя тема, но я подозреваю, что еще не выбрана идеальная для Украины модель. А зачем принимать формальную реформу, если мы не сможем ее имплементировать? Как по мне, лучше делать те реформы, по которым уже есть модель, как в случае с медицинской, хоть она и не стояла в маяке.

О БАНКЕ МИХАЙЛОВСКИЙ 

 - В конце прошлого года у вас в доме был обыск МВД. С чем он был связан и чем все закончилось?

 - У меня был обыск по делу о банке Михайловский. В решении суда речь шла о том, что меня должны обыскать на предмет наличия у меня документов, договоров, реестров и изъять все флешки, компьютеры и какие-то документы. Они обыскали меня как свидетеля и ничего не нашли, кроме того, что изъяли мобильный. В телефоне были абсолютно все сообщения, переписка в мессенджере, электронная рабочая почта, личная почта, контакты.  После того, как забрали телефон, не сразу, но позже стали появляться в сети мои личные фотографии.

После того, как забрали телефон, не сразу, но позже стали появляться в сети мои личные фотографии

 - Вы были на допросе после обыска?

 - На допросе я была, но не в Нацполиции. После обыска меня очень долго никто на допрос не вызывал. Интересно, что вызывали наших людей из PR-службы, из проектного менеджмента, которые вообще не имеют отношения к банку Михайловский. Поэтому я сама инициировала свой допрос. Он проходил в прокуратуре.

Читайте также: Замглавы НБУ: За Михайловский будет отвечать Полищук

После этого меня снова вызвали в Нацполицию, но поскольку я уже давала показания, я отказалась давать показания еще и им. На каком этапе дело мне неизвестно. В Национальном банке допросили большое количество людей, посмотрели большое количество материалов, о том какой сделан вывод нас не уведомили. Дело еще не закрыли, продолжается расследование, собираются какие-то доказательства.

О ПРАВЛЕНИИ НБУ

 - Когда правление НБУ ожидает назначения главы?

 - У нас  нет ответа. Президент должен внести своего кандидата на голосование в Раду, которая перед этим должна принять отчет предыдущего председателя. Следующая сессия начнется в сентябре. Мне тяжело сказать, когда это произойдет. Назывались разные фамилии кандидатов, но нам не известно, кто это будет.

 - Валерия Гонтарева сейчас официально находится в отпуске. Принимает ли она участие в том, что сейчас делает НБУ?

 - Она вообще не вмешивается ни во что. Например, у нас есть стандартная рассылка для правления НБУ, куда приходит любая верхнеуровневая информация, и Валерия Гонтарева уже исключена из этой группы. С момента, как она ушла в отпуск, она всего пару раз забегала в Национальный банк, это было еще до ее отъезда. Конечно, она читает все комментарии и сообщения в СМИ. О каких-то больших событиях, как, например, о переговорном процессе с МВФ, о ПриватБанке, она может составить впечатление, но детали мы не обсуждаем с ней. Но это не значит, что я не пишу ей иногда и не спрашиваю, как у нее дела.

Кристина Болотова

 

ЛIГАБiзнесIнформ
Информационное агентство
www.liga.net
Теги: Проминвестбанк, НБУ, МВФ, Рожкова
Печать
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Добавление комментария означает Ваше согласие с Правилами комментирования.

Комментарий будет удален, если:

  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, содержит оскорбления, угрозы в адрес других участников обсуждения, конкретных лиц или организаций, нарушает любые применимые нормы права;
  • распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия;
  • преследует коммерческие цели, содержит спам, рекламную информацию, ссылки на сторонние ресурсы;
  • содержит обсценную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение
  • комментатор выдает себя за сотрудника сайта, автора и т.п.
  • по иным причинам (в случае если модератор считает это необходимым)

Если Вам кажется, что эти Правила слишком строги и/или жестоки - воздержитесь от написания комментариев на этом ресурсе.

blog comments powered by Disqus

Новости партнеров