"Коломойская" правда: почему суд отменил национализацию Привата

collage-privatbank-2
18.05.2019, 11:02

Государство проиграло суд первой инстании о национализации ПриватБанка. LIGA.net узнала детали решения.


Нуждался ли ПриватБанк в докапитализации в 2016 году, оправданно ли его забрали у прежних владельцев - Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова? Еще несколько месяцев назад эти вопросы не вызывали сомнений. Теперь ситуацию с ног на голову перевернул украинский суд. Пока только первой инстанции.

LIGA.net стали известны детали решения Окружного админсуда Киева (ОАСК) от 18 апреля об отмене национализации крупнейшего банка страны. Все доводы НБУ о том, что в Привате действительно были проблемы на более чем 100 млрд грн и банк угрожал финансовой стабильности государства, суд перечеркнул пятью аргументами.

Основной - вывод Нацбанка о нехватке капитала в Привате не был подтвержден другой экспертизой, а сам регулятор неоправданно торопил национализацию. Сейчас стороны процесса готовятся к апелляции, которая состоится в июне. НБУ категорически не согласен с доводами ОАСК и у него есть аргументы.

LIGA.net разбиралась, насколько сильна юридическая позиция Коломойского и Ко и есть ли у государства шанс отыграться.

Детали решения ОАСК: Почему национализация незаконна

Все судебные процессы по делу о национализации ПриватБанка проходят в закрытом режиме: сами решения, как и аргументация сторон, засекречены из-за банковской тайны (как правило, это данные о клиентах банка и их операциях).

Решение ОАСК о том, что национализация была незаконной, также было скрытым. LIGA.net узнала подробности от одного из участников судебного процесса, достоверность информации подтвердили собеседник в руководстве НБУ, а также источник в ПриватБанке.

Аргументация решения суда состоит из пяти пунктов:

  1. Перед национализацией ПриватБанк признали неплатежеспособным – это санкция, которую регулятор может применять, если банк нарушает требования банковского законодательства. Факт нарушений обязательно нужно подтвердить результатами инспекции НБУ: регулятор начал такую проверку в ПриватБанке осенью 2016 года, но на момент национализации она не была завершена (это произошло только в январе 2017-го). 

  2. Решение о неплатежеспособности НБУ принимал на основании докладной записки своих инспекторов. По закону это не считается основанием для воздействия на банк. НБУ сделал вывод о нехватке капитала в Привате базируясь на данных диагностики, но регулятор должен был провести ее совместно с независимым аудитором. Этого не было – Нацбанк давал оценку ситуации в банке единолично.

  3. Признавая Приват неплатежеспособным, НБУ оперировал показателями, рассчитанными на базе требований нового Постановления 351, которое существенно ужесточило для банков правила оценки кредитного риска по всем видам активов. Постановление вступило в силу только 3 января 2017 года. То есть регулятор не имел права применять его к активам ПриватБанка в 2016-м.

  4. В основе вывода о нехватке капитала лежало утверждение НБУ о непокрытом кредитном риске, что в свою очередь базировалось на предположении, что кредитный портфель ПриватБанка перестанет обслуживаться в будущем. Но на момент национализации дефолтов по этим активам не было, к тому же Нацбанк не учел залоги, которые соответствовали актуальному на тот момент банковскому законодательству, указывает суд.  Требование о дорезервировании, а значит и о докапитализации было беспочвенным. Приват был платежеспособным.

  5. Даже если выводы инспекции ПриватБанка верны, регулятор должен был предоставить Коломойскому и Боголюбову дополнительное время на подачу программы докапитализации. Но не сделал этого.

Плюс бонус: также ОАСК согласился с двумя важными позициями адвокатов Коломойского - во-первых, на экс-акционеров Привата оказывалось политическое давление, из-за которого они были вынуждены написать письмо Кабмину, где просили государство забрать банк, во-вторых, сама национализация по своей сути была конфискацией акций у частного лица. Это решение ОАСК принял 18 апреля.

В этот же день суд признал незаконным решение НБУ, которым был определен перечень связанных с ПриватБанком лиц, В марте 2018-го этого же суд признал неправомерной проведение той самой «осенней» инспекции регулятора в ПриватБанке. 13 мая Нацбанк проиграл это дело уже и в апелляции.

Читайте: расследование LIGA.net об Окружном админсуде Киева 

Еще два ключевых процесса проходят в Хозсуде Киева: 4 июня продолжатся подготовительные слушания в деле о возврате акций ПриватБанка экс-акционерам – Игорю Коломойскому и компании Triantal Investment (принадлежит Коломойскому и Боголюбову).

20 мая суд рассмотрит пять объединенных исков Коломойского о признании недействительным договоров поручительства по ряду кредитных договоров между его компаниями и ПриватБанком. Идентичное дело экс-собственник банка уже выиграл в Печерском райсуде.

Что говорит НБУ. Пять возражений

С заключением первой инстанции юристы НБУ категорически не согласны. По словам собеседника LIGA.net среди адвокатов Нацбанка, Окружной админсуд взял на себя полномочия трактовать правила работы банковской системы, в том числе по-своему определил уровень кредитного риска в ПриватБанке, хотя у судей нет такой экспертизы.

По просьбе LIGA.net юристы НБУ, по пунктам прокомментировали решение ОАСК.

Правильно ли Приват признали неплатежеспособным? Суд говорит, что НБУ не закончил внеплановую проверку банка, начатую осенью 2016 года, а значит не мог знать, что происходит с банком.

Как утверждают в регуляторе, эта инспекция нужна была для того, чтобы удостовериться, что Приват не выполняет программу докапитализации, утвержденную с Коломойским и Боголюбовым в начале февраля 2016 года. Признаки невыполнения программы регулятор наблюдал в онлайн-режиме – по показателям, которые все банки ежедневно отправляют в НБУ.

Сам факт нехватки капитала в Привате на 113 млрд грн был установлен гораздо раньше – в ходе диагностики качества активов, проведенной НБУ во второй половине 2015 года. В ноябре 2016-го инспекторы НБУ дали докладную записку, что банк не выполняет (и не собирается делать этого) программу докапитализации – это факт не был опровергнут защитой Коломойского.

В НБУ считают, что это было достаточным основанием для жестких действий – инспекция зафиксировала, что капитал банка остается отрицательным. НБУ был обязан признать банк банкротом по закону «О банках и банковской деятельности» уже на этапе снижения показателя адекватности капитала до трети от минимального значения, требуемого Нацбанком (10%).

Нужен ли был независимый аудитор? Юристы НБУ говорят, что это утверждение суда прямо противоречит законам, регулирующим работу Нацбанка. Подобным определением ОАСК фактически оспаривает право регулятора проводить инспекционные проверки, что по законам «О Национальном банке» и «О банках и банковской деятельности», считается прямой обязанностью НБУ.

Суд акцентирует внимание на внеплановой инспекции Нацбанка, которая проходила в конце 2016-го. Годом ранее регулятор проводил другое исследование в банке, на основании которого была обнаружена нехватка капитала. Саму проверку проводили независимые аудиторы, Нацбанк со своей стороны верифицировал ее результаты, рассказал LIGA.net собеседник в руководстве НБУ.

Также параллельно с внеплановой инспекцией Нацбанка, диагностику банка проводила компания EY, которая по заказу Минфина оценивала нехватку капитала в ПриватБанке.

Читайте также: Вся драма Привата в 146 СМСках 

Повлияло ли на Приват ужесточение надзора? НБУ изменил правила оценки банками кредитного риска в середине 2016 года. Новая методика, согласно которой банк должен при выдаче кредита оценить потенциальный риск и сформировать под него резервы (а не уже по факту дефолта, как раньше), вступала в силу с января 2017-го.

ОАСК говорит, что изменение правил существенно повлияло на оценку объема резервов в ПриватБанке, но, как утверждают юристы НБУ, нехватка капитала возникла на основании старой методики (Постановление НБУ №23). 351 Постановление действительно применялось и к Привату, но только в контексте моделирования будущего. На оценку текущего состояния банка это не влияло.

Залоги были или нет?  По определению суда, залоги, покрывавшие кредиты, выданные заемщикам Привата соответствовали законодательству. Дефолта по ним не было, значит резервы были не нужны.

Как объясняют в НБУ, ПриватБанк имел кредитный портфель на 127 млрд грн, полностью выданный компаниям-«пустышкам», у которых не было денежного потока и каких-либо доходов. В качестве залогов по этим кредитам выступали имущественные права на товар, который в неопределенном будущем должны были поставить контрагенты заемщиков. Соответствующие контракты даже не были оплачены. По критериям 23 Постановления НБУ, такие сделки имеют наивысший уровень рисковости.

Нацбанк посчитал эти залоги ничтожными и указал, что банк должен зарезервировать весь этот долг: 23 Постановление НБУ требует от банков формирования резервов на 1 число каждого месяца, а не по факту дефолта конкретных кредитов, говорят юристы регулятора.

Суд с этим не согласился, указав, кроме всего прочего, что активные операции банка – это сделки, по которым допущен дефолт. Юристы НБУ называют такое утверждение абсурдным.

НБУ не дал Коломойскому и Боголюбову времени? Переговоры о программе докапитализации между НБУ и владельцами ПриватБанка начались в 2015 году. 6 февраля 2016 план был подписан: на 1 апреля банк должен был выйти на нулевой показатель адекватности капитала (до этого у банка был отрицательный капитал – его обязательства намного превышали объем активов), рассказал LIGA.net собеседник в НБУ.

Банк с задачей не справился, цель сместили на август, когда акционеры внесли залогов на 31 млрд грн, но НБУ забраковал их качество. После этого Коломойский и Боголюбов провели еще несколько раундов переговоров с регулятором и в конце-концов решили, что не будут выполнять программу, говорят в НБУ.

Предметные переговоры олигархов с Минфином о национализации банка вышли на финишную прямую в уже в октябре-ноябре 2016.

Война и Мир Игоря Коломойского

По информации адвоката одной из сторон апелляция по делу о законности национализации Привата состоится 13 июня.

Стороны не смогут предоставить суду дополнительные доказательства, поэтому юристам государства придется отталкиваться от имеющейся базы. Их доказательства содержатся в 57 томах судебных материалов.

По прогнозам одного из участников процесса, решение Верховного суда, учитывая, что «приватовские» разбирательства ускорились, реально увидеть уже через 2-3 месяца.

До сих пор государство довольно успешно отстаивало свою правду в Верховном суде (ВСУ). По данным исследования Экономической правды, на конец 2018 года, ВСУ рассмотрел 150 дел, в которых фигурировал ПриватБанк: в 26 случаях суд отменил решение низших инстанций, решив спор в пользу государства, в 15 процессах – наоборот перевернул разбирательство на сторону структур Коломойского-Боголюбова. В 34 случаях ВСУ подтверждал решение судов низших инстанций.

Если государство проиграет (Верховный суд признает решение о национализации незаконным), этот факт можно будет использовать в качестве аргумента и в других процессах, связанных с банком, считает адвокат объединения Colares Ирина Кепич.

История с национализацией ПриватБанка может закончиться и мирным путем – если государство и экс-владельцы банка проведут взаимозачет взаимных финансовых претензий, предположила Виктория Страхова, экс-корпоративный секретарь Привата времен перехода в госсобственность, а сейчас – представитель команды избранного президента Владимира Зеленского. "ПриватБанк все же останется государственным, а Коломойский может получить $2 млрд, но не на руки, а в счет погашения кредитов связанных с ним компаний", - допускает Страхова.

В январе 2018 года НБУ со ссылкой на расследование Kroll утверждал, что из ПриватБанка за 10 лет вывели $5,5 млрд. Коломойский в свою очередь озвучил претензию на $2 млрд капитала, которые якобы были отобраны у него вместе с банком. В лондонском иске ПриватБанка к экс-акционерам фигурирует сумма в $1,8 млрд. 

Мировое соглашение позволит олигарху практически нивелировать претензии государства. Но это возможно только в ходе переговоров между бывшими и действующими собственниками Привата – Коломойским-Боголюбовым и Министерством финансов. Кто будет возглавлять Минфин после окончательной смены власти в Украине – от этого во многом зависит дальнейшая судьба крупнейшего банка Украины.