ОВГЗ в обязательных резервах. НБУ придумал способ активизировать внутренний долговой рынок
Фото: depositphotos.com

Национальный банк может включить облигации внутреннего государственного займа в структуру обязательных резервов банков, чтобы стимулировать их приобретение. Об этом глава НБУ Андрей Пышный рассказал в интервью Forbes.

Читайте о бизнесе без политики на канале LIGA.Бізнес

Подписывайтесь на LIGA.Бизнес в Telegram: коротко о важном

"У нас есть план действий, чтобы внутренний долговой рынок заработал. Мы рассматриваем опцию, связанную с обязательными резервами. Это может стать стимулом заинтересованности банков в финансировании через ОВГЗ. <...> Я понимаю, что ОВГЗ в обязательных резервах – это отход от тех позиций, на которых НБУ стоял раньше. Но рыночные отношения во время войны, скажем так, получили свою специфику, например банки, особенно государственные, имеют колоссальный приток ликвидности, практически не занимаясь маркетингом. Это делает их в некоторой степени "ленивыми", — сказал глава НБУ.

В 2022 году Национальный банк был главным покупателем на рынке ОВГЗ, "печатая" под них деньги. Со следующего года государство планирует отказаться от такого механизма и максимально использовать все возможные внутренние источники.

Банковская система Украины, несмотря на войну, остается высоколиквидной, но банкам невыгодно вкладывать деньги в правительственные облигации – слишком низкая ставка. Поэтому они инвестируют в депозитные сертификаты – ценные бумаги НБУ, в которые банки вкладывают временно свободные деньги по итогам рабочего дня.

Процентная ставка по ним составляет 23%, а по военным облигациям – менее 20%.

По словам Пышного, к такой стратегии банков есть вопросы.

"Депсертификаты не должны рассматриваться как основа построения бизнес-стратегии. Если до войны структура депозитного портфеля банков в разрезе срочных вкладов и до востребования отличалась на 20% в пользу вкладов до востребования, то сейчас мы видим существенный структурный сдвиг – депозиты до востребования превышают срочные вдвое", – сказал он.