Глава Euroclear не согласилась с планом G7 использовать замороженные активы России
Фото: Google Maps

Использование замороженных российских активов как залога для репарационных бондов для Украины может негативно повлиять на финансовую стабильность в Европе, сказала Financial Times директор бельгийского депозитария Euroclear Лив Мостри.

Присоединяйтесь к нам Facebook и принимайте участие в дискуссиях

Подписывайтесь на LIGA.Бизнес в Telegram: коротко о важном
Она считает, что такой план несет не меньшие риски, как и прямая конфискация.

Мостри сказала, что предложенный Большой семеркой план почти не отличается от взыскания активов. Этот шаг может обернуться для Euroclear судебными исками.

"Использование активов, которые вам не принадлежат, как залог, достаточно близко к непрямому взысканию или обязательству по будущему взысканию, что может иметь точно такое же влияние на рынки, как и прямое взыскание", — сказала она.

На счетах Euroclear находится около 191 млрд евро российского Центробанка. Это почти три четверти от всей суммы суверенных активов России, замороженных за границей после начала полномасштабной российской агрессии против Украины.

"Мы не видим, как Центральный российский банк просто примет тот факт, что активы были взысканы и обязательства Euroclear по ним прекратили существование", – сказала она.

В то же время Мостри не протестует против предложенного Евросоюзом плана использовать прибыль от задержанных активов для помощи Украине.

  • 6 января 2024 года президент Владимир Зеленский оценил доступные для конфискации зарубежные активы России в $300 млрд и призвал использовать эти средства для поддержки Украины.
  • 23 января стало известно, что ЕС планирует применить налог на сверхдоход от замороженных активов Центрального банка России, однако без конфискации средств. Группа стран, в том числе Германия, четко дали понять, что они против ареста российских активов по юридическим соображениям.
  • После массированной ракетной атаки 7 февраля Зеленский заявил, что одна из задач Украины на 2024 год – нанести России максимальные системные потери. В частности, по его словам, это касается замороженных российских активов – как государства-террориста, так и лиц, связанных с ним.